Хореографические шедевры Леонида Якобсона на сцене Большого

Петербургский театр балета имени Леонида Якобсона продолжил гастроли в Москве спектаклем-посвящением своему основателю «Вне времени. Хореографические шедевры Леонида Якобсона».

Леонида Якобсона

Ровесник Джорджа Баланчина, выпускник петербургской балетной школы (класс Владимира Пономарева), последователь Михаила Фокина, он всегда следовал «против течения». Маэстро обращался к хореографической миниатюре, которая сопровождала его на протяжении всей творческой жизни. Леонид Якобсон черпал мотивы в истории мирового искусства, русском и еврейском фольклоре, а главное — развивал танец, свободный от канонов и правил. По словам Майи Плисецкой, выдуманные Якобсоном движения ранее не существовали, сам же хореограф называл свой танцевальный язык «хореопластикой».

«Он работал в разных стилях, в разных жанрах. Всё видел по-новаторски. Был реформатором признанным. Ломал традиции. Взрывал балетное пространство», – рассказал художественный руководитель, директор Театра балета им. Леонида Якобсона, заслуженный артист России Андриан Фадеев в разговоре с журналистами.

Генеральная репетиция прошла на Исторической сцене Большого театра.

Якобсон был первым хореографом в Советском Союзе, одевшим танцовщиков в нюдовые костюмы. Эффект обнаженности ему был нужен в миниатюрах Родена. Хореограф оживил скульптуры знаменитого француза в танце. Якобсон придумал для каждой скульптуры свою историю: от невинного «Поцелуя» до «Экстаза», «Минотавра и нимфы».

Фото Светланы Юрьевой

«Самое сложное как раз передать этот самый экстаз. Кажется, что уже неважно, что ты делаешь, важно как ты это делаешь, насколько ты правильно передаешь то чувство, которое вложил в эту хореографию сам Якобсон», – рассказал артист кордебалета Театра балета им. Леонида Якобсона Мурад Керимов перед началом репетиции.

В программках – портреты балерин, на которых ставил Якобсон.

Педагог-репетитор Театра балета им. Леонида Якобсона Вера Соловьева сейчас учит танцовщиц нюансам хореографии мастера, а полвека назад сама танцевала роденовский цикл. Помнит, как ленинградские чиновники запретили пять из восьми миниатюр, сославшись на обилие секса в постановке.

«Чувственность, причем в каждом движении, в каждом повороте глаз, рук. Когда мы танцевали, мы даже это не понимали. Когда мы стали уже репетировать, мы поняли, что там каждый жест, каждый поворот головы – все играет на образ», – отметила Вера Соловьева.

Оба отделения открывались многофигурной мизансценой: рассредоточенные в пространстве танцовщики застывали, будто изваяния, которые оживали в последующих эпизодах. Рассказав свои истории, в финале они вновь замирали в выразительных скульптурных позах.

Тематический цикл «Классицизм-Романтизм» (в него вошли избранные миниатюры: «Па-де-катр», «Па-де-труа», «Секстет», «Па-де-де», «Полет Тальони») – как продолжение фокинской «Шопенианы». Канонические па представлены в совершенно новых, непривычных сочетаниях. Известная «гравюрная» мизансцена, запечатлевшая легендарных романтических танцовщиц: Марию Тальони, Карлотту Гризи, Фанни Черрито и Люсиль Гран. Не размыкая рук, героини начинают свой затейливый танец, а в движениях угадываются природные мотивы. Сплетение рук и тел исполнителей напоминают то лепестки подснежника, то звезду, то крылья мотылька, то всплески волн, то дуновения ветра.

Леонида Якобсона
Фото Софьи Сандурской / Агентство «Москва»
Леонида Якобсона
Фото Софьи Сандурской / Агентство «Москва»
Леонида Якобсона
Фото Софьи Сандурской / Агентство «Москва»

В немыслимых поддержках, извилистых линиях кистей рук, глубоких плие, полусогнутых коленях, сочетающихся с классическими па и бисерной пальцевой техникой, зритель видит образ диалога времен и «игру» в классику.

«Там есть классические движения, но когда танцуешь, настолько о них не задумываешься, задумываешься о том, какой образ тебе нужно создать», – поделилась с журналистами ведущая солистка Театра балета им. Леонида Якобсон Светлана Свинко.

«Свадебный кортеж» — это музыка Шостаковича и картины Шагала. Трагическая история о неравном браке — десять минут танца складываются в воздушную историю, движения в которой за гранью понимания и вне законов гравитации. Ритуальный ход кортежа становится символом бесконечной дороги, по которой «плывут» герои.

В «Родене» произведения знаменитого скульптора оживают в телах артистов и их чувственном танце, оторваться от восприятия которого невозможно.

Все миниатюры цикла посвящены любви, воплощая разные ее грани: от первого робкого чувства и волнующих прикосновений, до мучительной страсти и неудержимого влечения тел и душ.  Изумительные позы, аполлоническая красота линий и форм, сногсшибательные поддержки, противоборство статики и экспрессии – всё это в извилистом рисунке танца.

Программа «Вне времени. Хореографические шедевры Леонида Якобсона» убедительно продемонстрировала москвичам и гостям столицы, что произведения Мастера достойны сохранения и восстановления, желательно на собственной сцене.

Владимир Сабадаш.

Фото Светлана Юрьева

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x