Кино по выходным. Поучительная история о неаккуратном обращении с артефактами

Новый фильм «Календарь ма(й)я» сделан по подростковой повести прекрасной детской писательницы Виктории Ледерман. Дебютное произведение писательницы выдержало восемь переизданий и вот теперь подверглось экранизации.

артефакты, Календарь майя

Кто говорит, что в России нет детско-юношеской литературы, пусть умоется собственными слезами. Даже кино такое есть.

Фильм «Календарь ма(й)я» собрал брендовых актеров: Федор Добронравов, Анна Уколова, Раиса Рязанова, Юрий Батурин, Равшана Куркова. В этом фильме звездам отведены роли второго плана. Главные действующие лица тут подростки Глеб Елизаров, Юра Карасев и Лена Зюзина (Данила Уютов, Руслан Паньшин, Милана Копничева), причем самого трудного возраста – тринадцати лет.

Педагоги и родители прекрасно знают, шестой класс самый взрывоопасный. С родителями, правда, тяжело. Трое наших героев происходят из трех по-разному неблагополучных семей – отец в тюрьме, или матери нет, или ребенка воспитывают бабушка с дедушкой.

Одна семья многодетная и родителей вообще не видно. Их роль выполняет старшая сестра. Живут на каком-то причале.

Трое очень разных детей оказались связаны общностью места и времени в археологическом раскопе у древнего камня с абсолютно непонятными письменами. Глеб напроказничал, нацарапал на артефакте дату 23.05.13, и был за это наказан: каждый его следующий день был вчерашним. Вместе с ним в обратную жизнь попали Лена и Юра, они просто оказались рядом.

Троица попадает в самые немыслимые ситуации, поражая окружающих персонажей своими знаниями, что будет дальше в этот день и последующие. Например, кто забьет гол. Или что дед Юры умрет от сердечного приступа.

Идея спасти деда стала маниакальной. Ради этого непримиримый Глеб пытается примириться с подругой отца, врачом Верой.

Текущие невероятности накладываются на старые обиды и хронические проблемы. Общность судьбы сдружила ребят, и они проявляют такие человеческие качества, которых прежде в себе избегали в силу возрастной непримиримости.

Ближе к концу у троицы появляется взрослый сообщник, который им беспрекословно верит и, соответственно, помогает в решении главной задачи – вернуться в свое время.

Оказывается, этот человек тоже пострадал из-за неосторожного обращения с артефактами. Хотел напугать посетителей, залез в гробницу и артефакт выплюнул человека на полвека вперед. Фильм начинается с эпизода 22 мая 1972 года.

Зачем придумывать нелепую фантастику, чтобы обнажить, отпрепарировать человеческие качества героев для зрителя? Такие сюжеты очень тяжело стыкуются. Красочный эпизод может незаметно взломать логику сюжета. Не исправишь – зритель не поверит. Попытка исправить может погасить привлекательную загадочность фабулы.

Причем здесь цивилизация майя, мы так и не поняли. Раскопки происходят в пригородах Петербурга. Само слово «майя» звучит один раз, и не только оно, еще шумеры. Маститые археологи пытаются расшифровать загадочные письмена. У них так ничего и не получается, кроме главного – дед Юры обнаруживает зеркальные знаки…

Муки творчества в создании фэнтези хорошо отображены в замечательном французском фильме «Великолепный» с Жан-Полем Бельмондо в главной роли. Показано, как на развитии сюжета сказываются человеческие отношения и просто бытовые заковыки авторов-исполнителей.

Некоторые особенности фильма «Календарь ма(й)я» именно так и расшифровываются, очень просто. Зрителю у экрана все равно, какие чувства разыгрывались на съемочной площадке. Главное, что получилось на экране. Прямой связи нет.

Искусство сегодня решает важнейшую задачу науки и образования. Речь идет о познании феномена человека и проектировании модели будущего.

Время физической турбулентности создает точки фуркаций, когда человек способен переключить треки своей эволюционной судьбы. С известной долей упрощения следует идентифицировать две группы моделей. С одной стороны, эффект бабочки, описанный Рэем Бредбери под влиянием друга писателя, математика Эдварда Лоренца, создателя теории структуры динамического хаоса. Смысл такой модели в возможности переключить ход эволюции случайным незначительным воздействием.

Альтернативный вариант отражен в одной из серий «Ералаша». Он как-то веселей и понятней. Смысл – все может быть другим по форме и абсолютно тем же по содержанию. Согласно принципу Сергея Курдюмова будущее предопределяет самоорганизация.

Примерно то же самое описывает роман Бена Элтона «Время, и только время».

Фильм «Календарь ма(й)я в понятной и доступной, практически бытовой форме раскрывает для зрителя весь накопившийся пласт проблем осознания пространства-времени.

Идея контрамоции прописана в повести Стругацких «Понедельник начинается в субботу». Идея, в общем, нехитрая, трое подростков на две недели стали контрамотами.

И все же зачем эксплуатировать фантастику, чтобы описать естественные человеческие чувства?

Трое подростков очень разные из трех абсолютно несхожих неблагополучных семей. Ключевой момент истории произошел на археологическом раскопе. Профессиональные археологи очистили древние письмена на камне. Там есть два симметричных символа, означающих движение в прошлое и будущее. Один из троих детей по чистой шалости вписал между символами дату, и вся троица начала движение в прошлое.

Детям пришлось дважды пережить события, в том числе трагические.

В современном мире четыре степени свободы – три пространственные и одна временная. До инфляции Вселенной было одиннадцать. Мы это можем знать только из фантазий великих физиков прошлого. Потому что можно вернуться в ту же точку пространства, однако время нам неподвластно. Отсюда привлекательность фантазии, основанной на перемещении во времени.

Все встает на своим места и вписывается в единую логику повествования, если вникнуть в название жанра. И кинофильм «Календарь ма(й)я, и книга в его основе – это о подростках и для подростков. В тринадцать лет без фантазий не бывает.

Представители старшего поколения могут вспомнить, как зачитывались романами Анатолия Рыбакова «Кортик» и «Бронзовая птица».

Детско-юношеский жанр отличается четким диагностическим признаком. В нем подростки отличаются некоторыми сверхспособностями. Дети оказываются сильнее и умнее взрослых, и вот это уже совсем не фантазии. Так часто бывает.

Фильм «Календарь ма(й)я» вышел каким-то нежно трогательным. Качественная игра взрослых актеров смотрится как золотая оправа для бриллианта детской мечты, который так дорог нам всю жизнь.

Поведение детей на экране в реконструированной экстремальной ситуации смотрится немного неестественно, но это наш взрослый взгляд.

Мы уважаем детское самомнение. В том числе в себе.

Для примера приведем отрывок из начала книги Виктории Ледерман. Он в общем дает представление о сказанном выше.

«23 мая 2013, четверг

Историчка Клара Борисовна хотела бы стать укротительницей тигров. Прямо сейчас, немедленно! Тогда у нее в руках были бы хлыст и железный прут. Хлыст оглушительно щелкал бы для устрашения, а железным прутом она согнала бы наконец всех в одну кучу и пересчитала. Не свирепых хищников, нет. Свой шестой «А», обезумевший от ощущения свободы и наступающих летних каникул. Восемь мальчиков и двенадцать девочек… Как всегда, вместе они не желали ни развлекаться, ни просвещаться. Напрасно она связалась с этой экскурсией.

– Не хватает еще пятерых, – подвела итог Клара Борисовна. – Где у нас Семак и Загоркин, интересно знать? Я же их видела десять минут назад.

– Семак в лужу свалился! – жизнерадостно сообщили ей. Клара Борисовна недоверчиво поинтересовалась, где он ее нашел, ведь с начала мая не упало ни капли дождя. Со всех сторон посыпались остроумные комментарии по поводу грязи и находчивой свиньи.

– Ну а Загоркин-то где? – потеряла терпение классная руководительница.

– А он Семака выжимает! – выкрикнули из толпы.

Шестой «А» дружно загоготал. Это было единственное, что они хорошо делали вместе. Клара Борисовна в изнеможении подняла глаза к небу, как заклинание повторила про себя, что в последний раз везет их куда-то, и принялась руководить посадкой в микроавтобус. Мало того что шестой «А» не видел ее в упор и не слышал, так еще и экскурсионное бюро подвело. Вместо полноценного автобуса прислали небольшой форд на шестнадцать мест.

Девчонок постройнее пришлось упихать по три на два места, несмотря на их возмущенные вопли. Пока рассаживались, появились Семак и Загоркин в мокрых майках. Клара Борисовна стиснула зубы и промолчала, указав им на переднее сиденье.

– Ну что, молодежь, поехали? – крикнул в салон водитель, добродушный полный дядечка лет сорока.

– Нет, нет! – запротестовала классная руководительница. – У нас троих нет… А, вот еще один! Елизаров! Особого приглашения ждешь? Поживей!»…

Наталья ВАКУРОВА, Лев МОСКОВКИН.

артефакты, Календарь майя
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x