Мужчины в Иране наконец-то встали на защиту чести и свободы своих женщин

Вторую неделю в Иране продолжаются акции протеста, вызванные смертью 22-летней студентки Махси Амини в полицейском участке. Уже погибли около 60 человек. События показали, что иранское общество осмысляет и переосмысляет произошедшую 43 года назад «исламскую революцию».

Иран Махси Амини

Полиция нравов задержала Махси Амини 16 сентября — за то, что она «неправильно» носила хиджаб, он не покрывал полностью волосы. По словам очевидцев, ее избили в полицейском фургоне, после чего она впала в кому. В полиции заявили, что причиной смерти стал сердечный приступ.

На похоронах в родном городе ее родственники, прежде всего братья, потребовали расследования случившегося. Их поддержали местные жители. Акции протеста охватили всю страну. Иранские женщины срывали и сжигали свои хиджабы, отрезали волосы.

Власти тотчас объявили, что митинги организовали «враги из некоторых посольств и иностранных спецслужб». Российский политолог Сергей Марков выдвинул свою версию: «В Иране многие считают, что протесты организовали США за то, что Иран начал массово поставлять России дроны для использования в боевых действиях на Украине». Вместе с женщинами  вышли на улицы мужчины. Он вступали в драки с полицией, срывали со стен плакаты с портретом верховного лидера Ирана аятоллы Хаменеи, кричали «Смерть диктатору!». Совет студенческих союзов призвал к забастовке. Полицейские применяют водометы, дубинки, открывают огонь на поражение. За десять дней, по разным данным, погибли почти 60 человек.

Но попытки силового подавления и угроза президента Ибрахима Раиси «расправиться с теми, кто выступает против безопасности и спокойствия в стране» вызвали еще большее ожесточение. Митингующие уже применяют бутылки с зажигательной смесью, забросали ими автомобильную колонну КСИР — корпуса стражей исламской революции, ехавших на разгон демонстрантов, нападают на военных, отняли много оружия. Появляются сообщения, что кое-где полиция переходит на сторону народа, что отдельные микрорайоны взяты под контроль протестующих, но сведения неполные, отрывочные — интернет в Иране постоянно отключается.

Общим символом протеста стал лозунг: «Женщины, жизнь, свобода!»

Наконец-то иранские мужчины решительно встали на защиту чести и свободы своих женщин.

Это не первое выступление. Правда, предыдущие были не столь радикальные. В 2018-2019, наряду с экономическими митингующие выдвигали требования (страшно сказать) упразднить отдельные нормы шариата, которые жестоко диктуют, как одеваться, что думать и говорить, что смотреть. А значит — посягнули на власть исламского духовенства, на устои клерикального государства. В частности, ратовали за то, чтобы женщины могли выходить на улицы без хиджаба и головного платка. Некоторые говорили даже о независимом, светском суде и независимой прессе. Среди лозунгов демонстрантов был и такой: «Шах Реза — покойся в мире, мы помним тебя!». То есть вспомнили последнего шахиншаха Ирана — Мохаммеда Резу Пехлеви. Которого сами же свергли 43 года  назад.

Шахиншах Мохаммед Реза Пехлеви (годы правления 1941 — 1979)  был человеком прозападным, начал программу светских реформ под названием «белая революция», пригласил в страну чуть ли не 60 тысяч американских специалистов, развернул строительство современных промышленных предприятий. На доходы от продажи нефти государство выкупало землю у латифундистов и по низким ценам продавало крестьянам – полтора миллиона крестьян стали хозяевами своих  наделов!

Одновременно шах начал программу светских реформ, покусился на законы шариата. Девушки в Иране получили право на образование, возможность ходить без хиджабов, более того – учиться балету! Да, в Иране были балетные школы, театр, становлению которого помогали приглашенные звезды мирового искусства, например, Морис Бежар и Рудольф Нуриев. Сейчас представить такое невозможно: Иран – и оперные фестивали, Иран – и балетные школы, Иран – и Морис Бежар, Иран – и Рудольф Нуриев.

В исламистской стране все решают мужчины и только мужчины. И потому последующие строки — о них. Основная часть мужчин (глубоко патриархальная, феодальная) восприняла нововведения шаха Мохаммеда Реза Пехлеви как оскорбление религиозных чувств. Причем, яростно протестовала и молодежь. Та самая молодежь, которая получила невиданные доселе свободы и возможности. Мы в СССР поражались: «Зачем им муллы? Не хотят джинсы – хотят паранджу для девушек!?». Не удивляйтесь акценту на банальных ныне штанах, это было заветная, можно сказать, сакральная вещь в советской жизни 70-х годов.

Так иранские мужчины 43 года назад возвели на трон национального лидера аятоллу Хомейни. В стране воцарилась муллократия. Сплошной шариат.

После исламской революции 1979 года иранских женщин обязали носить хиджаб, свободную одежду, которая скрывает фигуру. За 43 года — никаких послаблений. В августе нынешнего года вышел закон, по которому за публикацию фото без хиджаба могут оштрафовать, уволить с работы, ограничить в правах на срок от 6 месяцев.

Понадобилось четыре десятилетия, чтобы мужчины задумались. Новая иранская молодежь начинает понимать, какой выбор сделали в 1978-1979 годах отцы и деды, которые были тогда их ровесниками – ударной силой мусульманских отрядов аятоллы Хомейни.

В 1968-1971 годах в Алма-Ате вышел роман Мориса Симашко «Маздак» (первое название — «Хроника царя Кавада»). В нем художественно воссозданы события первой в мире революции под красным флагом — в Древнем Иране V-VI веков нашей эры, под предводительством великого мага Маздака. Главной движущей силой ее была люди, которые называли себя «Верящие в правду». Они «кровью поклялись переделать мир согласно великой правде Маздака», носили красные кожаные куртки. Затем возникли специальные службы, сотрудники которых ходили в черных кожаных куртках — «Охраняющие правду». После смерти  Маздака они захватили власть и начали железными крючьями тащить в зинданы и казнить «верящих в правду», объявляя их изменниками.

История, понятно, ничему не учит. В 1978-1979 годах иранские мужчины не осознавали, что почти в любой стране после адептов веры обязательно появляются ярые адепты веры, которые знают, как надо «правильно» веровать, а затем — «охраняющие веру», которые начинают карать за «неправильное» понимание веры. В Иране они официально называются «Корпус стражей исламской революции». И являются основной силовой опорой режима. В данном же случае с убийством Махси Амини это были даже не «стражи», а полиция нравов, которая «знает» и блюдет как надо «правильно» носить хиджаб. И — карает.

Иранские мужчины 43 года назад не думали, что запреты порождают эскалацию запретов, а эскалация запретов неизбежно создает цивилизацию запретов. Участь и судьба таких цивилизаций жалка и ничтожна.

Высокоразвитая европейская цивилизация неразрывно связана с утверждением прав женщин, начиная с борьбы рыцарей против церкви, принижающей женщин, с рыцарского почитания женщины, служения прекрасной даме.

Мне кажется, параллели бесспорны. Там, где женщина бесправна — там царят убогость и нищета. Вроде бы очевидно. Но пока еще не всем.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Иран Фото Махси Амини
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Инна
Инна
2 месяцев назад

И ничего не изменится. Все зависит от того, кто сидит у власти. Бедные женщины, бедные мы все.

1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x