«Скромный герой» «великой эпохи»

14 марта 1921 года началась публикация романа Ярослава Гашека о бравом солдате Йозефе Швейке.

Кадр из фильма «Новые похождения Швейка». В роли Швейка — Борис Тенин

Ярослава Гашека не стало 3 января 1923 года; дописать роман, которому было суждено стать самым популярным произведением чешской литературы, ему не довелось. В течение последующих ста лет роман о Швейке был издан несколькими миллионами экземпляров, переведен на множество языков, его дописывали, переписывали, экранизировали, делали театральные постановки и даже сжигали.

Первые выпуски романа Гашека «Похождения бравого солдата Швейка» вышли в свет в виде тонких тетрадок в ярко-желтой обложке в марте 1921 года. Так как издатель долго не находился, Гашек на одолженные деньги с помощью друзей организовал собственное издательство.

С продажей романа тоже возникли сложности: книготорговцы считали произведение неприличным. Тогда Гашек с друзьями стал распространять роман самостоятельно: его предлагали прохожим, посетителям трактиров и таверн, отдавали на распространение за проценты и т. д. На обложке книги художник Йозеф Лада изобразил добродушного крепыша, который мирно раскуривает трубку, тогда как вокруг летят гранаты и разрывается шрапнель.

Существует легенда, что Швейка Ярослав Гашек придумал в кабаке. По воспоминаниям его первой супруги, как-то весной 1911 года муж пришел домой сильно пьяным, что-то написал на клочке бумаги и выбросил его. Утром он рассказал, что ночью его осенила блестящая идея. Скомканную бумажку выудили из мусорного ведра, на ней было написано: «Идиот на службе. Добровольно пошел на медосвидетельствование, чтобы доказать, что годен к строевой».

Первые рассказы Гашека про Швейка были опубликованы в 1912 году в сборнике «Бравый солдат Швейк и другие удивительные истории». В это время образ Швейка только разрабатывался, поэтому он предстает в рассказах то столяром, то сапожником, а то и просто предприимчивым пройдохой.

Вновь к Швейку Ярослав Гашек вернулся в июне 1917 года, когда в Киеве в карманном издании вышла повесть «Бравый солдат Швейк в плену». Она и стала прологом к роману.

«Сразу же бросается в глаза, какой парадокс заключен в самом сопоставлении жанра и темы этого произведения. Комический роман-эпопея о мировой войне! – пишет в статье «Швейк на мировом форуме», опубликованной в журнале «Вопросы литературы», Инна Бернштейн. – Первая массовая бойня, с которой столкнулось человечество, стала темой многих произведений. <…> Но кому могло прийти в голову изобразить войну в романе, каждая страница которого вызывает хохот? Очевидно, для этого надо было обрести дистанцию, отделяющую нас от изображаемого, найти какую-то особую точку зрения. И Гашек нашел ее: действительность предстает в романе в резко гротескном виде. Бессмыслица управляет и судьбами миллионов, и судьбой отдельного человека. Мало того, что каждый солдат, по выражению Швейка, похищен из своего дома. Деятельность этих «кандидатов на крестный путь» чаще всего бессмысленна даже с точки зрения интересов той силы, которая ими распоряжается, иными словами, австрийской монархии. Во всем господствуют законы хаоса. <…> Воинские части отправляются не туда, где они нужны, приказы не доходят до места назначения, бюрократическая машина не способна справиться даже с кровно близким ей делом – поставкой пушечного мяса, потому что на командных постах сидят выжившие из ума дегенераты или злобные тупицы, военные таланты которых проявляются «главным образом в форме подагры».

Кто стал прототипом Швейка? Сам Ярослав Гашек об этом не рассказывал. Существует несколько версий. Согласно одной из них, прототипом «бравого солдата» был депутат-консерватор, член Аграрной партии Йозеф Швейк. В 1907 году он стал представителем Чехии в парламенте Австро-Венгрии, придерживался крайне проавстрийских взглядов и выступал в рейхсрате с бредовыми верноподданическими речами.

Приверженцы другой версии утверждают, что прототипом Швейка стал 19-летний солдат, с отцом которого Гашек познакомился в кабаке в 1911 году. Парень только что вернулся со срочной службы и любил рассказывать байки про армейский быт.

В романе о Швейке главный герой — отставной пехотинец — торгует собаками. И сам Гашек в свое время открыл «Кинологический институт», в котором занимался в том числе продажей братьев наших меньших, о чем даже написал рассказ «Как я торговал собаками»:

«В своих объявлениях я обещал квалифицированные консультации по всем вопросам, связанным с собаками. Сулил каждому, купившему дюжину собак, щенка в виде бесплатного приложения».

В «институте» собак стригли, перекрашивали и продавали с поддельными сертификатами. Таким образом, Гашек поделился со Швейком деталями и своей биографии.

Действие романа «Похождения бравого солдата Швейка» начинается 28 июня 1914 года, когда в Сараеве прогремел выстрел Гаврилы Принципа, знаменовавший начало мировой войны. А обрывается летом 1915 года.

Первая часть романа практически полностью посвящена попыткам Швейка попасть в армию.

Несмотря на приступ ревматизма, он немедленно отправляется на призывной пункт: туда его везет на тележке кухарка. Патриотический порыв приводит Швейка в полицейский комиссариат, сумасшедший дом, где его признают полным идиотом, военный госпиталь и, наконец, в военную тюрьму, где его содержат как уклоняющегося от призыва симулянта. В отличие от своего героя Гашек на войну не хотел. Его мобилизовали в начале 1915 года, и первые полгода службы он, как мог, оттягивал свою отправку в действующую армию, оказываясь либо в лазарете, либо на гауптвахте.

И еще один эпизод из бурной биографии Гашека нашел отражение в его романе, а именно — пребывание в сумасшедшем доме. Увидев, что Гашек стоит на мосту и пристально смотрит в воду, прохожий обеспокоился и, думая, что Гашек хочет покончить с собой, вызвал полицию. В участке «спасенный» представился Святым Яном Непомуцким 518 лет от роду. Так Гашек попал в сумасшедший дом, где выяснили, что он совершенно здоров. Правда, домой «душевнобольной» не торопился: всем интересовался, как видно, собирая материал для романа.

Как и Швейк, Гашек был веселым человеком. После начала Первой мировой войны он поселился в одном из пражских отелей, зарегистрировавшись там так:

«Лев Николаевич Тургенев. Родился 3 ноября 1885 года в городе Киеве. Живет в Петрограде. Православный. Частный служащий. Приехал из Москвы. Цель приезда — ревизия австрийского генерального штаба».

После этого его под усиленной охраной как русского шпиона доставили в полицию. Во время допроса Гашек спокойно сообщил, что счел своим долгом проверить, «как в это тяжкое для страны время функционирует государственная полиция», и получил 5 суток ареста.

Многое из описанного в романе в действительности произошло с самим Ярославом Гашеком. Так, в полк он явился… в цилиндре. В «Похождениях…» лучший друг Швейка, вольноопределяющийся Марек, также явился на сборы в цилиндре. Во время похода Марек все время сочинял шутливые истории, пародируя официальную пропаганду, и ждал удобного случая, чтобы сдаться в плен. Сдаться в плен стало стратегией Гашека сразу после того, как он понял, что отправка на передовую неизбежна. Это и произошло 24 сентября 1915 года.

На протяжении всего романа Швейк добросовестно проваливает все, что ему поручают, путает все: от определенных ему пунктов назначения до адресатов передаваемых через него интимных посланий. Все похождения героя — это бесконечные анекдотические повторы.

Швейк не состоит ни в каком конфликте с окружающей действительностью, он готов выполнить все требования, приказы и пожелания, не ставит под сомнение право каждого встречного распоряжаться его судьбой по своему усмотрению. Но сами институции или олицетворяющие их персоны при встрече со Швейком ломаются, выходят из строя, выходят из себя, кипят и взрываются. Причину этого Швейк объясняет сам:

«Честь имею доложить, я — идиот».

Любопытно, что благодаря Швейку в чешском языке появилось несколько новых слов. Например, глагол svejkovat (швейковать). Это значит, что человек с притворным рвением подчиняется начальству, но делает это формально и часто насмешливо. А существительное svejkovina (швейковина) означает пассивное сопротивление абсурду через высмеивание и обнаружение глупости власти.

«Гашек был «выше» войны, потому что он совершенно не склонен ломать шапку перед непостижимой и вечной абсурдностью действительности, – писала Инна Бернштейн. – Он не считал абсурд ни непостижимым, ни вечным, а напротив – постижимым и преодолимым. Оптимизм Гашека питает вера в дух перемен. <…> У Гашека, как и у Рабле и Сервантеса, эпичность, поистине монументальная картина действительности и реалистическая глубина ее осмысления сочетаются с безжалостным сатирическим осмеянием пороков общества».

В честь Швейка в психиатрии назвали синдром. Речь идет о случаях, когда пациент, ранее имевший эпизоды истинного психоза, находясь в ремиссии, демонстрирует его симптомы с целью извлечь выгоду — добиться госпитализации, выплаты пособия, снятия ответственности за правонарушение. Если говорить о самом Швейке, то его выгода очевидна: в романе он ни разу не подвергается серьезному наказанию и не участвует ни в одном сражении, пройдя от Праги до Западной Украины.

Несмотря на категорическое заявление, сделанное издателем Шольцем и адвокатом Червинкой после смерти Ярослава Гашека: «Через десять лет новому поколению содержание произведения будет уже неясным и едва ли найдутся для него читатели», «Похождения бравого солдата Швейка» остаются самой популярной антивоенной книгой в мире. Ее перевели на 58 языков и экранизировали свыше 30 раз.

В нацистской Германии книга о Швейке была запрещена. В Третьем рейхе сатира на армейскую муштру, Австро-Венгерскую империю и раздутую бюрократию неизменно входила в списки книг, подлежащих изъятию и уничтожению.

«Швейк — победная фигура вашей литературы, – писал, в свою очередь, Анатолий Луначарский. – Его образ необыкновенно популярен у нас. Как в комедии дель арте он стал стандартным, типовым персонажем в большевистских кабаре. Куплетисты с немыслимым именем «русский Швейк» поют в каждом небольшом кабаре».

Исчерпывающую хвалу-характеристику своему персонажу Гашек сформулировал сам. Авторское предисловие к роману «Похождения бравого солдата Швейка» заканчивается словами:

«Он не поджег храма богини в Эфесе, как это сделал глупец Герострат для того, чтобы попасть в газеты и школьные хрестоматии. И этого вполне достаточно».

Друг Ярослава Гашека Карел Ванек по просьбе издателя окончил четвертую часть романа. Позднее он же полностью написал пятую и шестую части «Похождений бравого солдата Швейка», которые, однако, не стали популярными. Ванека обвинили в том, что он не смог удержаться на той тонкой грани между сатирой и пошлостью, что удавалось Гашеку.

В годы Второй мировой войны Швейк вновь стал чрезвычайно актуальным. В разных странах Европы появлялись новые похождения Швейка, в которых находчивый герой водил за нос немецких офицеров или просто сражался против них. В СССР появлялись целые сериалы похождений Швейка.

Сергей Ишков.

Фото с сайта ru.wikipedia.org

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x