Кино по выходным. Погремушка двойного назначения

Представьте для примера сюжет. Фабула взята из жизни. Возможно, на основе личной трагедии сценариста или режиссера. Сыночек богатого премьер-министра, сколотившего состояние на обмане и воровстве, женит любимого сыночка на молоденькой и глупенькой дочери президента. А тому деваться некуда, бюджет дефицитный, госдолг зашкаливает, и вся ФСО на прикорме премьера. Вместо охраны первого лица может и арестовать, если очередной указ второму лицу окажется поперек его государственных планов.

И вот обещанный зятек вперед денег возвращается после десятка лет учебы из своего Оксфорда или Гарварда и привозит невесте в подарок плененного монстра, которого он победил.

Монстр в железной клетке оказывается молодой красивой женщиной. Она способна превращаться в огнедышащую птицу, но во всем повинуется своему пленителю. В общем, нормальная хорошая женщина с одним недостатком – у нее большая родня, завязанная в теневой экономике, неподотчетной ни президенту, ни премьеру.

Между тем ветреная дочка забросала резиденцию президента собственными какашками и от скуки влюбилась в обрусевшего голландца. Тот вывел активы от банкротства и изображает из себя шального матроса.

Монстр жениха оказывается его настоящей женой. Дальше начинается катавасия, где человеческие страсти намного выше государственных интересов.

Что такое креативные технологии, мы много раз писали, а сейчас не грех и повторить.

Понятно, наши люди вносят творческий элемент в любое действие. Это от скуки и совершенно несанкционированно, как дырка в фабрично-заводском заборе, где ковали что-то железное. Например, космический корабль.

Современный летучий корабль вертикального старта по Королёву не может двигаться от ветра и быть похож на средневековую каравеллу.

Чтобы создать нечто действующее согласно государственной важности ТЗ, надо выполнить НИОКР. В полном цикле, включая преодоление «долины смерти». На пути к внедрению требуется особого рода биотехнология, где все технологическое без изысков максимально отнесено на обслуживающий персонал. А основное решение зависит от людей особого диагноза с пониженной адаптивностью к любым условиям человеческой среды, и при этом в таком критическом состоянии души, когда поиск решения связывается в их бедной головушке со спасением собственного тела от костров инквизиции.

Не будем напоминать о советских шарашках после ГУЛАГа, это и так очевидный фактор креативных технологий. Сейчас для лесоповала нужна всего лишь техника и солярка, а тогда – наличие логического мышления на высоком эвристическом уровне.

Творческая практика показывает: креативные решения на основе латерального мышления, то есть пронзающие барьеры вдоль лабиринтов развития мысли, порождаются из ошибок трансляции или транскрипции, то есть перевода и переписывания. Это не случайные мутации бессмысленного свойства, поскольку они предопределены форматом самоорганизации, порождающей коды, генетические и эпигенетические, нейрогуморальные и лингвистические.

Запрограммировать или даже просто предвидеть такие ошибки невозможно. Они относятся к классу уникальных событий с расхождением частоты и вероятности. Но можно создать ситуацию типа закат Солнца вручную, чтобы их спровоцировать.

Достигнутые решения своей кажущейся простотой вызывают жгучую ревность, поэтому исполнителя надо изолировать на время эвристического поиска. Потом пусть его скушают, и можно не платить за работу, ценность которой оценке не поддается.

Когда нет угрозы жизни и есть много денег, можно обойтись малой кровью без лишних рисков, заимствовать и перенести на другую сферу ранее отработанные решения. Это нормально, в «долине смерти» будет веселее.

Системные латеральные решения называются холистическими, частные – редукционистскими. Например, подавление инфляции ключевой ставкой без учета побочных системных эффектов, это как полеты по небу на деревянном корабле с парусами или превращение миловидной графини в козлоподобное существо с множеством рогов. Как будто редукционистское сложение числа рогов способно создать эффект системного ужаса.

Специфично для России в реализации креативных технологий и весьма полезно обладание национальным тезаурусом.

Совсем простой способ состоит в использовании так называемого искусственного интеллекта. Программа отработает недоступный одному человеку в ограниченное время объем памяти публичного информационного поля и создаст эффект чего-то принципиального нового.

Окончательный выбор будет все равно за человеком.

Желательно избегать, например, в произведении жанра хоррор называть паука насекомым или аксолотля рептилией. Комический эффект должен быть управляемый, иначе он контаминирует жанровую чистоту в системе.

Это мы к тому, что новое русское кино устало от креативного ренессанса под прибоем волн профессиональной ревности, и твердой рукой, исполненной бюджетных деньжат, свернуло на магистральное шоссе креативного редукционизма путем наслоения излишних сущностей, до которых не доберется бритва Оккама.

Кому пришло в голову привезти бывшую жену, будь она трижды ведьмой, на новую свадьбу, да еще в железной клетке?

Разве что для назидания новой будущей жене.

Именно такая фабула вставлена в новую версию игрового фильма «Летучий корабль» с неправдоподобно пышными костюмами на массовке и изобилием спецэффектов (режиссер Илья Учитель, сценаристы Константин Челидзе и Юрий Энтин).

Ксения Трейстер в роли Забавы на свои 22 года не тянет, и это удачно. Будущих женщин надо воспитывать с возраста маркировки фильма 6+, чтобы не получилась жена-ведьма Леди Джейн в исполнении неувядаемой Полины Гагариной.

Крайний вариант пугает. В жизни чаще встречается эгоцентричная инфантильность независимо от интеллекта и образования. Женский вариант экзистенциализма не требует доказательств.

Добавлены и относительно новые песни типа верхом на звезде, привычные для нашего кинематографа.

Все остальное тут взято из мультфильма Гарри Бардина 1979 года, включая название и песни, перепетые по-новому. Ну и плюс современный жаргон, напугавший сенатора Елену Афанасьеву.

С какого лешего вздорная принцесса вдруг полюбила матроса-маляра и чем ей не понравился заграничный образованец, фильм практически не раскрывает. Он буквально шит белыми нитками, лишь бы бабки освоить. Особенно успешна в данном плане пышность костюмов, интерьеры дворца и экстерьеры летучего корабля.

После «Онегина» уже не кажется диссонансом облик претендентов на благосклонность царевны (Александр Метёлкин в роли матроса Ивана и Андрей Бурковский в роли Поля, Полкана Полканыча).

Оба имеют облик секонд хенд и для романтики немного излишне упитаны.

От звезд слепнут глаза: Леонид Ярмольник в роли царя, Фёдор Добронравов – Полкан, Сергей Гармаш – Водяной, Анна Уколова – Соловей-разбойник, Ксения Раппопорт – эпизодная гадалка-оракул, Данила Козловский – клонированная Баба-Яга.

Новый «Летучий корабль» вытягивает классика русского кино: монтаж, операторская работа и креативные реплики. Он соответствует отечественному тезаурусу в его сказочном сегменте и вполне адекватно отражает современное бытовое общение в юмористическом ключе экрана.

Особенно актуальна тема бесконечного ремонта для списания незаработанных активов и создания зависимости статусной власти от олигархата.

Фильм абсолютно беспроигрышный на фоне продукции Голливуда в прокате. После кассетного залпа анонсов больше полутора часов отдыхаешь от наваждения грубости с пафосом галактической истины.

Однако факт остается фактом. Получилась дорогостоящая погремушка со сверкающими стразами. Лучшие отечественные фильмы на злобу дня и с креативом на экран широкого проката попадать перестали. Опять все тот же центрифугальный отбор.

Можно представить, сенатору Елене Афанасьевой могла не понравиться сцена с намеком на запрещенную пропаганду нетрадиционных отношений двух отцов-одиночек.

Сцены с Забавой пришлось переснимать. Еще двух актеров убрали из титров. Цензура действует редукционистски избирательно. Важное для кинотусовки, политического руководства и самого зрителя в случае фильма «Летучий корабль» расходится особенно разительно.

Можно крутить в прокате фильмы врага и входить в его несчастное положение.

Неадекватной интерпретацией фильма «Падение империи» создали рекламу нативной версии «Civil war». Первой гражданской войной в США руководил казак, янки воевать не умеют и боятся. Двоечники по урокам истории пугают второй гражданской войной с призраком Москвы за кулисой. Здесь в Москве мы не видели, кто в это может поверить.

Здесь не увидели ассоциаций. Сдача республиканцев демократам подобна уступке Зюганова в пользу Ельцина, чей портрет похож на актера в роли президента упавшей империи. У них там все, начиная с глубинного государства, обслуживают интересы частного ВПК. Рука Москвы – в поставках титана и алюминия. От русского урана отказываются сами, научившись его обогащать.

Но при этом к своим, слегка оступившимся в сторону врага гражданам, отношение безжалостное. И совсем ни к чему думать, какой ущерб национальному тезаурусу наносят оба момента. В одном из отзывов так прямо и написано – одни либералы отменяют других либералов.

«Борьба нанайских мальчиков.)) Вчера на тусовках в дёсны целовались, а сегодня – всё, я тебя знать не знаю! Одни либералы «отменяют» других.))», – написал блогер Darkshines, будучи сам с постмодернистским налетом.

Русские в современной России стали вроде евреев девяностых: чем больше их уехало, тем больше осталось. Нет проблем для культурного ренессанса и возрождения страны не только в культуре.

Театральные вузы выпускают огромное количество великолепных молодых актеров. Им раз в жизни выпадает сыграть роли тех, кого они никогда не заменят на большой сцене и экране. Не меньше заняты в драмкружках вроде Бабы-яги Инны Чуриковой из фильма «Начало».

Одних сжигает жажда сцены, других душит жаба ревности. А третьи не знают, за что хвататься, чтобы соединить нервную от своей кадровой политики страну.

Самопальные критики в отзывах пишут о «культуре отмены».

Товарищ Сталин точно знал, какое кино нужно народу, не давал преимуществ одной стороне и, мягко говоря, неприязненно относился к тому меньшинству, которое его окружало. Кадровые вопросы решал лично в интересах большинства. С народом тогда было сложнее. Все было как-то на пределе опасно, и это стимулировало креатив управления, в том числе и кинопроизводством.

После мрачного сталинизма прошло несколько скачков качества населения и кино, чтоб оно соответствовало запросам большинства.

Магистральной линией внутренней политики советской эпохи независимо от фамилии первого лица был курс на выявление талантов. Мы об этом подробно писали. Антинациональная ориентация русской интеллигенции – вечная тема, век назад проблема была больше. А сейчас – усугубившаяся отсутствием внятной кадровой политики.

Мультфильм «Летучий корабль» Гарри Бардина 1979 года слишком креативен и необыкновенно хорош в исполнении для ремейка. Он прочно вошел в национальный тезаурус, его песни и образы хорошо знакомы. Можно было представить, сравнение будет неизбежным, как и его результат не в пользу новой работы.

Второй момент связан с тем, что маленькие дети не смотрят такое кино без родителей, а для них напоминание о «бывших» может оказаться слишком свежо во взаимной памяти.

Есть такие способы компенсации креативного дефицита: пышность, привычные звездные актеры и перелицованный сюжет. Также дефицит нарратива, чтобы читатель или зритель о чем-то сам догадался и стал немножко соавтором.

«Летучий корабль» получился погремушкой двойного назначения, и даже тройного и больше. Фильм обостряет то, что уже есть в душе, и удовольствие приносит сардоническое. Если задумано так, то результат гениальный. Понятно всем – и детям, и взрослым, и снова детям.

Лев Московкин, Наталья Вакурова.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x