Книга в Москве. Есть что почитать

В Москве с 6 по 9 июня проходила одна из трех столичных книжных ярмарок, десятый книжный фестиваль «Красная площадь».

книги Фото Михаила Ковалёва
Фото Михаила Ковалёва

Московские книжные ярмарки по площади и объему представляемой на этой площади литературы в мировом масштабе далеко не самые крупные. Однако современный мир раздирает на тенденции, и вот они, эти тенденции, предельно ясно и точно проклевываются на книжных выставках в Москве, как молодые ростки после схода снежной завесы под ласковым весенним Солнцем.

Пропускать книжную выставку нельзя, будешь обречен жить дальше воспоминаниями о прошлом, обильно описанном и без тебя.

В первый день работы книжного фестиваля в шатре «Художественной литературы» состоялась презентация новой книги Александра Куприянова «Божья коровка. Амурские повести» («Черный бельчик» и «Божья коровка»). Мероприятие, естественно, прошло нестандартно. Его новая книга «Божья коровка» посвящена коренным народам Приамурья нивхам, нанайцам, удэгейцам. Там автор вырос, родившись в лодке на берегу Амура. Много лет сплавлялся по рекам, пел песни под гитару и бражничал, писал стихи и влюблялся. На писательскую стезю вступил поздно, но не жалеет. Внимание и популярность пришли в последние десять лет. Романы Куприянова написаны кинематографично. Одни злодеи гонятся за другими злодеями и для облегчения лодки выкидывают контейнеры с красной икрой. Они лопаются, и река наполняется красной икрой. Или из вертолета вылетает чемодан с долларами, и купюры летят по небу. Люди откармливают медведя, чтобы застрелить его из лука, и он на том свете рассказал, как хорошо к нему относились люди.

Перед этим в том же шатре прошла презентация детской книги «Как мы с Вовкой. История другого лета. Книга для взрослых, которые забыли о том, как были детьми». Автор Андрей Асковд приятно удивил надежным знанием жизни. Книгу «Как мы с Вовкой» представила издатель. У каждого современного издательства существует свой круг авторов. Они несут определенные обязательства и должны писать по плану независимо от вдохновения или наличия темы.

Индустриальная литература составляет теперь основной объем того, что можно читать. Типичный пример – роман-переписка по Интернету с символичным названием «Либидориум». Авторы Ефим Акулов и Юлия Бальмина. Повествование заканчивается поучительным жизненным уроком и удалением аккаунта: «В Москве несколько миллионов мужчин, а мне нужно найти всего одного». Самой дорогой валютой остался кот, и больше никакого вранья. Банальная истина: лучше учиться на чужих ошибках и не совершать своих. Поэтому «Либидориум» стоит читать.

Надо отдать должное издательствам, они стараются держать уровень качества и изыскивать тематическую востребованность. Раскрученные с советского времени имена превратились либо в рабов издательства, либо в иностранных агентов, которым издательство платить не может. Приходится находить и воспитывать новые имена.

Например, если невозможно в стране сменить власть или развалить в ней систему здравоохранения, книжный рынок наводняется ЛГБТ-литературой, чтобы склонить население к отказу от размножения. Убивать дороже. Если Дума принимает закон о запрете однополой пропаганды, начинаются шаманские камлания на тему генетики, психологии, мозговедения. Отдельный мощный канал разрушительной литературы ангажирует согласных к этому авторов на депрессивность. Эксплуатируется рост базовой тревожности, и они высокохудожественно или не очень, искусственно стравливаются. Мошенничество тоже описывается, причём исключительно как нечто естественное и неизбежное.

Трудно считать ангажированных авторов писателями, а различить очень сложно.

Каналы между сообщающимися сосудами переключаются по принципу последней капли.

Существуют временные маркеры политической ангажированности или так называемые презумпции. Например, если популярный автор вставила в исторический роман о семье известного пролетарского вождя элемент гомосексуальных отношений, как писатель он для нас больше не существует. Подобных маркеров достаточно много. Естественно, к ним относится рыночная экономика и вред государства, права меньшинств, защита бездомных животных, инклюзия для инвалидов, гражданское общество, антропогенное потепление. А началось все с естественного отбора, который в природе, включая человеческую, днем с огнем не сыщешь. Тогда мы поняли, что критиковать презумпции означает крест на профессиональной карьере.

«Роман-газета» в лице своего главного редактора Юрия Козлова организовала и провела творческую встречу «Российская литература: вчера, сегодня, завтра». Нынешний главный редактор назвал несколько имен авторов журнала, современных и культовых для советского прошлого. Отношение к некоторым из них изменилось. В любом случае очевидно, в «Роман-газете» печатались литературные материалы, которые местами переворачивали наши представления о себе или заставляли искать эти представления, продираясь сквозь мифологические наслоения.

Например, признанный нежелательным и напечатанный в прошлом по распоряжению Машерова роман Кочетова о перерождении партноменклатуры. Или роман Солоухина о провокациях и заигрывании с интеллигенцией.

Автор читательски успешного романа «Зинзивер» (таково название большой синицы), Виктор Слипенчук с большим пафосом читал патриотические стихи. Наш социалистический по Горькому реализм, а точнее, по Луначарскому реализм социальный, – это про нас сущая правда с некоторой приправой доброты и здравого смысла, чтобы читатель без особых моральных напряжений над собой понял, как ему самому хочется стать лучше, жизненнее, понятней и ближе к тем, кто ему дорог.

В таком определении родоначальником социального реализма придется признать Пушкина.

Генеральный директор еженедельника «Аргументы недели» Олег Желтов сформулировал главный вопрос: как людям удается осмыслить современную жизнь и не сойти с ума от ее жесткости, парадоксальности и фантасмагоричности.

Надо прочитать ее глазами писателя, кто опишет то, что ты не можешь пережить. Дело за малым – найти, кто опубликует.

А слабО описать экономику редакции в сатирическом ключе Ильфа и Петрова? Да ничем наше время не хуже эпохи подпольного миллионера Корейко. Очередная серия передела активов и концентрации экономики, неплатежей и попрания долговых обязательств, мошенничества и издевательств.

Шеф-редактор журнала Елена Русакова красочно описала женскую прозу «Роман-газеты». Она востребована в основном мужчинами. Чтобы понять женщин, надо их читать.

В эфире радиоканала ВГТРК мы услышали, что литература в России на 80% финансируется из-за рубежа. Юрий Козлов считает, что это не совсем так. Есть издательства-монополисты. Многие учредители, акционеры живут за границей.

Но есть и другой момент. К отмеченным выше маркерам контента, которым нас калечат, Юрий Козлов добавил толерантность. Иностранные посольства дотируют переводы детской литературы своих стран, они издаются красочно и продаются не очень дорого. Эта литература заполонила прилавки ведущих магазинов. Действительно, это специальные программы зарубежного финансирования для поддержки литературы, которая провоцирует ссоры и бытовую агрессию для подавления рождаемости. Переводная литература действительно издается на средства внешних источников, и где у нас законы об иноагентах, непонятно.

Презентация книги «Ах, если бы сбылась моя мечта…» позволила актрисе главной роли фильма «Летучий корабль» Ксении Трейстер выложить всю правду о женском характере. От битья посуды в кадре в организме молодой актрисы не на шутку разыгрался адреналин. Проблема была только в том, чтоб не попасть в камеру или других актеров. Ксения призывает не копить в себе агрессию и мечтает найти способ людям не ссориться. Как Ксении удалось стать актрисой, когда у нас почти каждая женщина актриса? Ксения проявила способность к точности, иногда мешавшей карьере. Действительно, в России множество ярких женщин, и на подступах к сцене через институт ее одолевали сомнения, а что, собственно, она тут делает. Но Ксения пробилась, поставив себе цель, если уж ей скажут «нет», то пусть это будет сам великий режиссер, а не кто-то из его помощниц. Поймать его это был настоящий квест, но все состоялось.

Фильм «Летучий корабль» не совсем ремейк любимого мультфильма, там есть элементы современного варианта денди и в его сопровождении возможность заглянуть в тайны женской силы. Съемки фильма сопровождались интригой, в театральном варианте похожей на фабулу водевиля «Лев Гурыч Синичкин».

На презентации детского журнала «Мурзилка» нам рассказали, что журналу в этом году исполнилось сто лет. Образ и имя его пушистого человечка взят из дореволюционного прошлого. А в журнале Мурзилка сначала был собачкой, потом превратился в журналиста-фотокорреспондента. Менял облик и вернулся к истокам.

У редакции «Мурзилки» есть взрослые проекты сборников в виде книг, собранных из материалов прошлых лет. Идея была заложена в преемственности поколений, чтобы мамы или бабушки читали детям то, что им самим дорого и привычно. Издано уже восемь сборников. За сто лет журнал «Мурзилка» выстроил энциклопедию всей нашей жизни детскими глазами. Редакция пыталась в трудные ковидные времена запустить «Мурзилку» в сеть, но в безбумажном виде он не захотел существовать.

На «Красной площади» нам удалось поймать необычный новогодний номер 13 современного журнала «Юность», собранный в традициях привычной «Юности» с красочными иллюстрациями и почти полностью позитивным содержанием. Есть только одна депрессивная вещь, такова воля автора. Ну и сам главный редактор Сергей Шаргунов тут публикуется.

Любая книжная выставка, и особенно фестиваль «Красная площадь», отражает доминанту нашей жизни. Жизнь стала черно-белая и намного более контрастная относительно советского времени. Мы в своих оценках стараемся избегать эмоциональных метафор и психиатрических эпитетов, но все равно получается гротескно. Мы не виноваты, жизнь такая, и в ней все больше имеешь дело не с субъектами диалога, но с объектами исследования. И вот тут русская литература опережает статусную науку.

Наступают времена, когда настоящие писатели еще очень и очень потребуются, чтобы их описать.

Нам стоит больших усилий найти в этом книжном мире что-то стоящее, и это, как правило, шедевры. Но поймать удачу за пределами книжных выставок почти невозможно. Или мы не умеем.

Наталья ВАКУРОВА, Лев МОСКОВКИН.

 

книги Фото Михаила Ковалёва
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x