Терпение и труд все перетрут?

Последние пять лет в общественном пространстве так или иначе обсуждаются предложения о сокращении трудовой недели до четырех дней или, наоборот, о продлении ее до шести дней.

работа, скучающий сотрудник, Фото Freepik
Фото Freepik

Вот и на недавнем Петербургском экономическом форуме журналисты спросили министра труда и социальной защиты Антона Котякова, есть ли вероятность, что в России может быть установлена шестидневная рабочая неделя. Год назад с таким предложением обратилась в правительство Ассоциация предпринимателей по развитию бизнес-патриотизма «Аванти».

Бизнес-патриоты из «Аванти» напомнили, что в годы Великой Отечественной войны советские люди трудились и по шесть, и по семь дней в неделю. Сослались также на то, что шестидневные рабочие недели есть в ряде азиатских стран, таких, как Иран и Непал. По мнению «Аванти», шестидневка повысит прочность экономики в условиях санкций.

Тогда их обращение обсуждали депутаты Госдумы – и в целом высказались против.

И сейчас министр Котяков ответил кратко: «Нет». Добавив: «Действующее трудовое законодательство достаточно гибкое. Оно позволяет сегодня работнику и работодателю формировать удобный график работы». А за переработки, по закону, полагается повышенная оплата.

В течение последних пяти лет вносились предложения и о четырехдневной рабочей неделе. Их инициировали, в частности, заместитель председателя Совета безопасности России Дмитрий Медведев, заместитель председателя Федерации независимых профсоюзов Александр Шершуков. Министерство труда представляло в правительство свое заключение о плюсах и минусах идеи.

Тогда треть россиян высказалась против, опасаясь, в основном, сокращения доходов. Однако 63% опрошенных считали, что смогли бы за четыре рабочих дня выполнить примерно такой же объем работы, как за пятидневную рабочую неделю.

Международная статистика показывает, что больше всех по времени трудятся в бедных странах. По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), на первом месте по трудозатратам находится Мексика – в среднем 2226 часов в год. На втором месте Коста Рика – 2149,  и на  третьем Чили – 1963 часа в год.

В России фактическая продолжительность среднего рабочего времени составила 1770 часов в год (https://rg.ru/2024/03/05/rosstat-v-rf-ustanovlen-rekord-po-dlitelnosti-rabochego-dnia-za-poslednie-19-let.html).

Меньше всех, условно говоря, трудятся в Германии – всего 1341 час в год. Недалеко от нее ушли (опять же условно говоря) Дания, Норвегия, Нидерланды, Швеция, Австрия.

Понятно, суть в эффективности, то есть не в затраченном времени и пролитом поте, а в производительности труда. Здесь лидер – Ирландия. Один человек за 1 час работы выпускает товаров и услуг на 147,7 доллара. Там комфортный налоговый режим. И потому в Ирландии обосновались высокотехнологичные транснациональные компании, предприятия мирового масштаба. Как в Люксембурге и Норвегии, занимающих второе и третье места.

В Германии, где, напомним, по времени «работают меньше всех», один человек за 1 час выпускает товаров и услуг на 85 долларов. В Мексике: где «работают больше всех» – на 22 доллара за 1 час (https://stats.oecd.org/Index.aspx?DatasetCode=STLABOUR).

Анализируя эту международную статистику, российские экономисты пишут: «По данным ОЭСР, часовая производительность труда в России в 2022 году по варианту а) составила 36,2 долл., по варианту б) – 29,7 долл. Такие показатели часовой производительности труда априори не могут сопоставляться с российскими показателями производительности труда в силу применения разных методик их исчисления» (https://1economic.ru/lib/120946).

Конечно, методики разные. И у нас – тоже. В прошлом году на конференции «Промышленный переход: перестройка экономики» говорилось о трехкратном и пятикратном отставании по производительности труда от Германии и США в абсолютных значениях.

В любом случае сопоставления дают повод задуматься.

У нас издавна, и как, наверно, везде, в широких массах отношение к работе, к труду, отражается спектром пословиц и поговорок. От «Без труда не вытащишь и рыбку из пруда», «Терпение и труд все перетрут» до «Пусть трактор работает – он железный» и «Работа не волк – в лес не убежит».

Но современная жизнь ставит перед фактом: одного терпения и труда в стародавнем понимании безропотного ожидания и затрат физических сил уже мало. Давно мало. Требуется внедрение высокотехнологичного производства. Чтобы страдательные «терпение и труд» заменить радостью и легкостью созидания. Понятие «искусственный интеллект» становится обиходным. И невозможно претендовать на что-то не отринув, не забыв, не стерев из сознания советскую армейскую присказку «Три солдата из стройбата заменяют экскаватор». С учетом того, что сейчас (по расчетам НИУ ВШЭ) дефицит кадров в российской экономике составляет 4,8 миллиона человек.

Сергей Баймухаметов.

Фото Freepik

работа, скучающий сотрудник, Фото Freepik
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x