Мама, я нашел лопатку мамонтенка!

В конце мая довелось мне съездить на Сунгирь, место раскопок одной из самых северных в России стоянок эпохи палеолита. И взяла я с собой сынишку. Чтобы свежим воздухом подышал, с людьми пообщался, в музей сходил, ну и посмотрел, какая интересная у мамы работа.

Аркадий Бобылев, Сунгури, капсула времени, раскопки, фото Яна Маевская

А когда с собой на работу берешь ребенка – тут не обойтись без приключений. Для начала его ухватили под локоток организаторы мероприятия, вручили капсулу времени с посланием потомкам и предложили собственноручно положить в заготовленную яму под камнем – основанием ландшафтного заповедника.

Профессиональная солидарность – дело такое: мама-журналист отлично понимает, что такое хороший кадр. Поэтому с согласием на публикацию снимка ребенка проблем не возникло. Проблемы возникли у мамы, когда ее чадо начало давать интервью телеканалу.

– Мы это вырежем, – пообещала коллега с телевидения. Я выдохнула. Но главное приключение было впереди.

В случившемся есть моя вина. Я сказала, что мы едем на археологические раскопки. А по приезде оказалось, что все археологические раскопки завершены лет пятьдесят назад, все найденные артефакты помещены в музей под стекло. А тут надо заниматься просто расчисткой места от зарослей. Ну скучно же!

И ребенок помчался к куче строительного мусора, оставшегося от несостоявшегося павильона «Заря человечества». Искать кости.

Для начала я обратилась к девушкам, стоящим над казанами с пловом. Где плов – там и мясо, а где мясо, там должны быть кости. Но увы! В плов пошла курица, причем, скорее всего, было использовано филе. Никаких костей!

Итак, взбираемся на оную кучу мусора в поисках костей. Или черепков. И вдруг я замечаю в земле что-то белесое. Наклоняюсь, говорю «О!» и беру это в руку… И понимаю, что это не кость. Это пластиковая бутылка.

Она лежит тут очень давно. Все этикетки и надписи давным-давно исчезли. И бутылка стала как выбеленная временем кость. Она сплющилась и перекрутилась. И по форме стала очень похожа на лопатку. А ее горлышко с пробкой, изъеденное временем, выглядит совсем как сустав.

Но «О!» я уже сказала! И чадо подпрыгивает рядом, спрашивая: «Мама, что это? Что мы нашли?»

Я вручаю ему бутылку и говорю торжественно:

– Это – лопатка мамонтенка!

И мы пошли в лагерь. Сын гордо нес свою находку и каждому встречному-поперечному радостно говорил: «Смотрите, что я нашел».

А я шла за ним.

Помните замечательную сцену из фильма «Стакан воды», где Абигайль из-за плеча королевы Анны подает лорду Болингброку знаки? Вот примерно то же самое было и у нас. Каждому встречному-поперечному «Болингброку» я из-за плеча сына говорила:«Это – кость». И на лице у меня было написано: «Убью!»

Таким порядком мы дошли до организаторов этого славного мероприятия – заместителя директора Группы «Эколайн» Елены Вишняковой и пресс-секретаря Натальи Невмержицкой. Огромное им спасибо за помощь. Они добросовестно восхитились. Затем я подмигнула и спросила, нет ли здесь сотрудника музея, которому можно передать эту кость для изучения?

Наталья, умница, тут же убежала и привела девушку (предварительно ее проинструктировав), которую представила как научного работника археологического музея. Девушка забрала «лопатку мамонтенка», с самым серьезным видом ее осмотрела, поблагодарила за «ценный экспонат» и удалилась. Сын побежал дальше помогать таскать ветки и сучья, а у меня появилась наконец-то возможность разрядить нервное напряжение и хорошенько отсмеяться.

Так что все закончилось хорошо. Мы хорошо повеселились. А ребенок до сих пор (уже месяц прошел) время от времени открывает запись сюжета и слушает свои слова на камеру:

– Я хочу быть ученым-археологом. Потому что я люблю все раскапывать!

Яна Маевская.

Фото автора

Аркадий Бобылев, Сунгури, капсула времени, раскопки, фото Яна Маевская
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x