Новая Российская орбитальная станция будет уникальной

Об этом в ходе пресс-конференции в ОСН сообщил академик Российской академии космонавтики имени К. Э. Циолковского, член Общественного совета госкорпорации «Роскосмос» Игорь Маринин.

Глава Роскосмоса Юрий Борисов уже утвердил генеральный график поэтапного создания и вывода в космос этого орбитального комплекса: в 2027 году на орбиту должен быть выведен первый научно-энергетический модуль, а до 2030-го должны быть выведены еще 3 модуля.

Как уточнил Игорь Маринин, сейчас эксплуатируются две космические станции: Международная космическая станция – МКС и китайская орбитальная станция «Тяньгун»:

«Что касается Российской орбитальной станции (РОС), то ее создание – это необходимость. Дело в том, что МКС уже практически исчерпала свой ресурс: по последним данным, она должна летать до 2028 года, но американцы не успевают придумать ей замену и очень просят продлить срок ее эксплуатации до 2030 года. Мы пока на это добра не даем. Пока в наших планах – 2028 год, а потом будем ее сводить с орбиты. Дальше американцы собираются совершать пилотируемые полеты на Луну, китайцы будут летать на свою станцию, а нам остается присоединиться либо к американцам, либо к китайцам или строить свою орбитальную станцию. Мы пошли сразу двумя путями: присоединились к китайцам пока теоретически по строительству базы на Луне, а пока «суд да дело», мы будем эксплуатировать свою орбитальную станцию, которая по всем параметрам будет уникальная, не имеющая аналогов ни у нас, ни за рубежом».

Развивая тему уникальности станции РОС, Игорь Маринин сообщил, что она будет двигаться по орбите высокого наклонения (имеется в виду, насколько ее орбита удалена от экватора):

«У РОС «наклон» дойдет до 97 градусов (для сравнения: у МКС угол наклонения меньше 52 градусов, из-за чего космонавты могут видеть лишь около 10% территории России. – С. И.). Она будет летать через полюса, а это значит, что оттуда можно будет наблюдать за всей территорией России. Новая станция будет значительно меньше, чем МКС: первый модуль будет 20-тонный; второй и третий модули будут весить всего 4 – 5 тонн; четвертый модуль 20-тонный. То есть она будет компактная. Еще одна ее особенность будет заключаться в том, что ее траектория будет пролегать по зонам, не защищенным от космического и солнечного излучения (РОС будет находиться на солнечно-синхронной орбите, где ее солнечные батареи будут всегда освещены. – С. И.). Полететь сейчас на Марс – это убить космонавтов, потому что за 7 месяцев облучение они получат такое, что, скорее всего, до него не дотянут. Поэтому, чтобы ставить такие далекие задачи, нужно сначала решить вопрос по защите космонавтов. Так вот, новая орбитальная станция позволит нам проводить эксперименты, которые позволят испытать защитные свойства разных материалов, а также физические средства для восстановления космонавтов от излишнего облучения. То есть это будет очень значительный шаг по освоению дальнего космоса. Еще один важный аспект РОС заключается в том, что она может быть практически вечной. Если МКС собиралась вокруг первого модуля (функционально-грузового блока, который изготавливался у нас, но финансировался американцами, и именно у него сейчас исчерпывается ресурс, так как он там летает уже больше четверти века), то любой модуль нашей новой станции можно будет заменить. Такие возможности заложены в самой конструкции».

Как напомнил еще один участник пресс-конференции, вице-президент Федерации космонавтики России Олег Мухин, у нашей страны накоплен огромный опыт по созданию орбитальных станций:

«Можно вспомнить наши станции «Салют», «Мир». Ну, и МКС мы начали создавать: основу этой станции поручили создавать именно нам».

По словам руководителя Общественного союза «Советский космос», блогера Максима Цуканова, также принявшего участие в обсуждении, нашей страной в общей сложности уже было построено 9 станций (7 «Салютов»; «Мир»; МКС):

«Наш сегмент МКС является жизнеобразующим. РОС станет 10-й станцией, построенной нами. Китай построил 3 станции: «Тяньгун-1», «Тяньгун-2» и сейчас просто «Тяньгун». А США за это время успели построить только одну станцию «Скайлэб». Причем просуществовала она недолго (она работала около 24 недель: с мая 1973-го по февраль 1974 года. – С. И.)».

То есть, как резюмировал Максим Цуканов, такого опыта строительства космической инфраструктуры, как у нас, нет ни у кого, а значит, нам и «космические карты в руки»…

Сергей Ишков.

Фото roscosmos.ru

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x