Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ЕВГЕНИЙ ДОДОЛЕВ: ЛЕГЕНДЫ НАШЕГО РОКА, 18+

ЕВГЕНИЙ ДОДОЛЕВ: ЛЕГЕНДЫ НАШЕГО РОКА, 18+

На 18 Международной ярмарке интеллектуальной литературы non/fiction (30 ноября по 4 декабря) представлена новая книга журналиста Евгения Додолева «Легенды нашего рока». О чем и зачем эта новинка – рассказал сам автор.

– Евгений, эту книгу можно причислить к разряду интеллектуального чтива?

– Ни в коей мере. Последний эпитет, который можно употребить и в отношении самой вещи, и в отношении большинства ее персонажей. Это набор удалых историй, порой скабрезных, сюжеты которых развиваются иногда за гранью действующего законодательства: просто «развлекаловка». Многих персонажей заслужено можно причислить к славной когорте «уходящей натуры» и мне захотелось запечатлеть портретные живые, человеческие штрихи рок-героев до того, как они забронзовеют в мемуарах. Ничто человеческое не чуждо ни кумирам сцены, ни журналистам; вот это и есть резюме.

img_1577– На обложке, помимо Александра Градского, Бориса Гребенщикова, Криса Кельми, Андрея Макаревича – еще и Валерий Сюткин: разве его можно причислить к рок-музыкантам?

– Да, начинал Валерий именно в этом амплуа. Его группа «Телефон» играла твист и рок-н-ролл. Потом он пришел в рок-команду «Зодчие», где выступал вместе с Юрием Лозой. И будучи школьником, Валера, играя в любительском коллективе, осваивал репертуар западных рокеров: «Deep Purple», «Led Zeppelin», «Slade».

Однако с обложкой действительно вышла забавная накладка. Для молодежи, работавшей над оформлением книги, группа «Наутилус Помпилиус», допустим, и Марк Бернес это где-то одна эпоха, в которой вместо «Инстаграмма» было просто «сто грамм» и поэтому в первоначальном варианте в коллаже был и портрет… Иосифа Кобзона. С надписью прямо поперек его мужественного лица – «герои нашего рока».

– Кобзон тоже фигурант ваших рок-записок?

– Упоминается неоднократно и я там цитирую наш с ним разговор о фонограмме.

– Кстати, книга датирована 2017 годом…

– Это обычная практика издательств в случаях, когда новинки выходят в декабре.

– Ранее вышли ваши воспоминания о Градском («The Голос») и команде Макаревича («Времени машины»); над чем работаете сейчас?

– Над учебником по журналистике – «Искусство интервью».

– Не про музыкантов?

– Ну, скажем так: про ремесло игры на нервах. Напомню, до, условно говоря, «музыкального цикла» у меня вышли книги про героев Молодежной редакции ЦТ: «Битлы перестройки», «Влад Листьев. Пристрастный реквием», «The Взгляд». И даже издание «Березовский умер. Да здравствует Березовский!» было посвящено исключительно взаимоотношениям олигарха с журналистами: Димой Быковым, Игорем Голембиовским, Сергеем Доренко, Михаилом Леонтьевым и другими.

Так что все закономерно, по мне.

Олеся МАТВЕЕВА.

 

ОТРЫВКИ ИЗ КНИГИ «ЛЕГЕНДЫ НАШЕГО РОКА»

“…тяжкое испытание для Джима, поскольку он, будучи американцем итальянского происхождения предпочел бы… старый добрый алкоголь! То есть и он, и мы исходили из ложных представлениях об ожиданиях противной стороны и в результате насиловали себя, не желая обидеть партнера.”

КАК МАКС КАПИТАНОВСКИЙ ВЕЛ ПРОГРАММУ «ВРЕМЯ» И РОНЯЛ ДЕВИЦ В КОЙКУ

Первые видеомагнитофоны в СССР стали привозить из загранкомандировок и гастролей где-то на излете 70-х. 1 августа 1986 года указом Президиума ВС РСФСР в Уголовный Кодекс РСФСР в дополнение к статье 228 о порнографии был внесен дополнительный пункт «Об уголовной ответственности за изготовление и распространение произведений, пропагандирующих культ жестокости». Кассеты изымались таможней в Шереметьево, но «процесс пошел» и пиратский видеопрокат стал массовым. Менты перед облавой, как правило, вырубали электричество в квартире: кассета застревала в аппарате и злоумышленников брали с поличным (многих арестовали за семейный просмотр «Греческой смоковницы», которую сейчас демонстрируют по федеральным каналам).

Однако, на рубеже 70-х и 80-х видео-техника была чрезвычайной экзотикой и многие просто даже не подозревали о существовании диковинных шайтан-машин. Одна из первых в тусовке появилась у моего приятеля студенческой поры Жени Федорова, который после МГИМО служил в Алжире и привез из-за рубежа японский аппарат (а может, купил в «Березке» на привезенные «чеки», не помню деталей). На почве обмена кассетами он сошелся с Александром Абдуловым, Александром Стефановичем и Леонидом Ярмольником (даже у Макаревича тогда не было «видака»).

А смешную штуку с федоровским «видаком» придумал Макс Капитановский, который в ту пору работал в «Добрых молодцах» и ВИА «Лейся, песня» (он ушел из «Машины Времени» в 1973 году и вернулся лишь десять лет спустя, но уже не в качестве барабанщика, а лишь как концертно-гастрольный звукорежиссёр). Так вот, Максим с помощью друзей-телевизионщиков из Главной редакции информации ЦТ записал на VHS некий сюжет в интерьерах программы «Время»: как бы он лично ведет вечерний выпуск державных новостей, начиная с «протокола» и кончая сакраментальными «закромами Родины», все дела. Такой весь из себя солидный, причесон аккуратно зачесан назад, светлая сорочка со строгим галстуком, пиджак цвета navy.

А ведь диктор во «Времени» тогда (и вплоть до «революции» 1991 года) был всего один – Игорь Кириллов. В компании прекрасных дам, среди коих Нонна Бодрова, Аза Лихитченко, Анна Шатилова и Вера Шебеко.

Поэтому, когда мы тем летним днем познакомились с девчонками, что сидели за соседним столиком в «Арбате», никто их трех минских красавиц не поверил, что дядька (Макс, будучи почти ровесником Градского, был старше остальных на дюжину лет) не просто работает в «Останкино», но и ведет главную программу страны. Тем не менее, троица юных студенток охотно согласилась поехать в гости к Федорову в Матвеевское, хотя, конечно же, они снисходительно улыбались, выслушивая реплики Капитановского, что-то вроде:

«Успеем как раз к началу «Времени», хочу посмотреть, как у меня получается, все-таки работа новая и ответственная».

А кассета с фейковым выпуском «новостей» (общим хронометражем, как помню, минуты на три) уже была подобно пехотной мине заложена в экзотический японский мультисистемник, что примостился под большим телеком в гостиной. И взрыв таки прозвучал.

Короче, ровно в 21:00 хозяин территории Женя включил аппарат. Надо было видеть лица симпатичных товарок, когда после стандартной заставки в студии возник суровый Макс, официально поприветствовавший зрителей и начавший гнать дежурную пургу про удои, прокаты да награждения. Девчонки попросту окаменели, челюсти на полу лежали… Как жаль, что не было гаджетов в наше время: тайком снять бы эти прелестные изумленные мордашки и выложить на YouTube – миллион просмотров гарантирован; и даже не в контексте происходящего, просто такую гамму эмоций не сыграть Николь Кидман в комплекте с Кристиной Асмус и+ Моникой Беллучи. Нам стало очевидно: дадут, да, нас ждет ночь чудес и эротических приключений.

Однако, как говорится в «магазинах на диване»: но это еще не все!

На второй минуте в речи диктора вдруг промелькнуло сленговое «клево»! А еще через 30 секунд с экрана государственного ТВ профессионально поставленным голосом лже-ведущего упало небрежное словосочетание «полная херня». Зрительницы в федоровской гостиной были за гранью истерики; у миниатюрной брюнетки, которую я некоторым образом обхаживал, «забив для себя», начались схватки астматического характера.

А в финале записи «диктор» вообще вскочил на стол ! <… > без брюк, – в тщательно и любовно подобранных «для премьеры» труселях. Надо ли описывать реакцию прелестных жертв розыгрыша? Славно, что помимо этого ТВ-сюрприза в женькиной квартире заготовлен был и ординарный портвейн «777» в ассортименте.

КАК КРИС КЕЛЬМИ ОТКАЗАЛСЯ ОТ МОДНОГО АВТООТВЕТЧИКА

К вопросу о технике и казусах. Первый автоответчик в тусовке появился у Криса Кельми.

Так вот, когда по Москве прошел слух, что у Криса дома есть такое чудо и можно, набрав его домашний номер, безнаказанно проговорить что угодно, зная, что хозяин вынужден будет все это слушать, развлечение стало хитом сезона. «Ну что, <…>, ноги-то побрил перед сегодняшним концертом?», «Толя, ты деньги когда отдашь, бездарный ты <…>?», «Трипак лечится, не ссы, Крисуля».

Особым шиком считалось приехать к нему домой на Делегатскую, 14 вместе с ним и попросить прослушать сообщения. КВН просто отдыхал. Очень смешно. Короче, через месяц от роскошной новинки Крис отказался. И достал с антресолей только когда автоответчики у нас стали делом обыденным.

КАК РОКЕРЫ НА РОДОСЕ ГУЛЯЛИ

Весенняя фотография 1991 года, на которой я, по воле фоторепортера «Комсомолки» оказался на первом плане, в феврале 2016 года – когда автор ее обнародовал –обсуждалась в Facebook’е. Заслуженный репортер Михаил Дегтярь тогда вспомнил:

«Неожиданно увидел эту фотографию, сделанную замечательным мастером Владимиром Веленгуриным. Апрель 1991 года. Конкурс «Мисс Пресса СССР». Тогда мы плыли в круизе на теплоходе «Грузия» по Средиземному морю. Одна из остановок была на острове Родос. Это была первая стоянка советского лайнера на этом замечательном острове.

Вечером мы пошли на берег с музыкантами:. Олег Газманов, Андрей Макаревич, Крис Кельми, Александр Кутиков, Евгений Маргулис, Галина Романова, а также Евгений Додолев и Иван Демидов. Мы нашли живописное местечко, и ребята устроили сейшн. Это было прекрасно!

А потом мне понадобилось вернуться за чем-то на корабль. Я поймал такси. Водитель, узнав, что я из СССР, тут же поставил мне «Путану» Олега Газманова и заявил, что это его любимая песня. Тогда я попросил его вернуться на место сейшена. Там подвел таксиста к Газманову и сказал, что это и есть автор «Путаны». Грек не поверил. Олег взял гитару и спел. Грек начал плакать. Тут же выяснилось, что такси – это его хобби, а на самом деле он хозяин ресторана. Грек сгонял в свой кабак и привез литров пятнадцать вина. Надо ли говорить, что вечер удался?».

КАК СОЛЬ ИСПОЛЬЗОВАЛИ ВМЕСТО КОКАИНА

Когда мы с Кельми принимали здесь наших американских друзей из Атланты (про наш вояж в штат Джорджия ниже), случилась забавность. То есть, много их было много, но расскажу про одну. Короче, заокеанский теле-виртуоз Джим Рокко прилетел в Москву, и мы, естественно, стали водить его по самым модным столичным заведением. И, само собой, начали с прославленного «Сохо» (этот клуб Антона Табакова + Андрея Деллоса на Красной Пресне, соединявшийся с «Пилотом» лаконичным коридором, позднее сгинул в огне пожара).

Там работали юные официантки, которые в коротеньких клетчатых юбчонках рассекали по крохотному залу на роликах. Такие, все из себя sexy, они напоминали нашему заокеанскому приятелю девчонок из родной Атланты: именно там базируется знаменитая ресторанная сеть Hooters (вообще- то переводится как «Совы», но на сленге – сиськи), известная демонстративной сексапильностью персонала.

Двух девушек – Машу и Таню – я знал очень неплохо (нас познакомил дамский угодник Влад Листьев, тогдашний завсегдатай «Сохо»). Очень внешне разные: смешливая рыжая малышка и якобы серьезная брюнетка модельного роста. И я с ними вступил в сговор. Когда девушки принесли аперитив Джиму, та из них (не вспомню которая именно), что владела английским, буднично сказала US-гостю: если у него, мол, будет желание расслабится, то минет входит в стоимость напитка. Джим поперхнулся и недоверчиво покосился на нас с Крисом.

Я пожал плечами: типа, что здесь такого, у нас здесь так принято. И заодно поинтересовался: не желает ли мистер Рокко отведать жареного утконоса или рагу из тасманского дьявола. Американец просто взвился: они же в «Красной книге»?! Подружки подыграли мне: ну, живем один лишь раз, что же не отведать запрещенного? Гость был в замешательстве, но решился на утконоса, «раз его уже убили и зажарили». Ему подали кролика и он, отведав «табуированного» мяса сказал, что ничего подобного не пробовал в жизни.

У Джима настолько съехала крыша, что когда к заказанной текиле девчонки подали маленькое блюдце с мелкой как пудра солью, он без всяких сомнений стал скручивать банкноту, чтобы втянуть белоснежную субстанцию в ноздри. Решил, что эти сумасшедшие русские совсем страх потеряли: кокаин подают не таясь. Ну, а как же: интим предлагают прямо в зале, деликатесы жарят из живности исчезающих видов. Крис остановил Джима в последний момент: тот едва не повредил себе слизистую носа тем, что положено слизывать вместе с соком лайма при употреблении национального мексиканского напитка из сока голубой агавы.

Между прочим, с Джимом и Крисом связана вещь, которую я для себя обозначил как «эффект марихуаны». Когда мы с Кельми приехали в Штаты по приглашению MTV (летом 1991 года), мистер Рокко опекал нас, начиная с первого дня нашего визита. И где-то на третий день вечером угостил нас марихуаной. Ни Крис, ни я не были любителями «травы», но отказаться не решились. Ну, US-богема, у них так положено, невежливо не присоединится – решили мы для себя.

И так продолжалось неделю, пока как-то в кулуарах CNN я не разговорился с вице-президентом ТВ-монстра NBC News Барбарой Пайл (она в Атланте тогда что-то с Тедом Тернером затевала) и она не поведала мне, что ежевечерние угощения каннабисом – тяжкое испытание для Джима, поскольку он, будучи американцем итальянского происхождения предпочел бы… старый добрый алкоголь! То есть и он, и мы исходили из ложных представлениях об ожиданиях противной стороны и в результате насиловали себя, не желая обидеть партнера.

Вот так. Вывод: нельзя себе изменять и не надо переступать через свои представления о прекрасном в желании угодить другим.

Читайте книгу Евгения Додолева “Легенды нашего рока”.

Фото Владимира Веленгурина, Пола Боунстила, Александра Алейникова и из личного архива Евгения Додолева

 

Добавить комментарий

Loading...
Top