Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > НИКИТСКИЙ КЛУБ И КАПИЦЕ-МАНИЯ

НИКИТСКИЙ КЛУБ И КАПИЦЕ-МАНИЯ

Вечером вторника в помещении Московской межбанковской валютной биржи в Газетном переулке состоялось дважды юбилейное мероприятие – заседание Никитского клуба, посвященное 90-летию своего главы Сергея Петровича Капицы, и Римского клуба, в котором он состоял.
Началось по понятным причинам с воспоминаний о том, кем был Капица. Судя по жалобам студентов, лекции он читал плохо и вообще к ним не готовился. На чем-то одном долго не задерживался. Зато удерживал у ящика аудиторию миллиард человек в год. Невероятно, но очевидно.
Пожалуй, наиболее адекватное описание феномена Капицы дал Константин Анохин, руководитель отдела нейронаук НИЦ Курчатовский институт. Начал с того, что Сергей Петрович занимался динамикой всего человечества с применением строгих физических законов. Это действительно так, Капица вывел динамику народонаселения. Показал, что она достигла предела, и получил за это Государственную премию.
Суть, однако же, в том, что Капица был хабом. Нейроученый Константин Анохин утверждал, что любое общество можно описать как сеть. Хаб – узел сети. В социальных сетях тоже существуют хабы, это личности, через которые проходит много связей. Если разрушить, сеть распадается или терпит ущерб. Хабы связываются друг с другом. Такой вот клуб богатых – богатых связями. То же и в мозгу.
Сергей Петрович был дважды хабом. Первый хабизм он уна­следовал от семьи отца Петра Капицы и деда, академика Алексея Крылова. От него унаследовал библиотеку в 1945 году. Рассмотрел историю науки через призму введений, которые написали ученые к своим трудам. То, что пишется последним и выходит первым. Это была первая часть, концентрация историческая. Вторая началась с передачей «Очевидное – невероятное» 38 лет еженедельных передач. Разговаривал через экран со всем населением Советского Союза. Ученые должны разъяснять обществу, они не должны быть инкапсулированы в башне из слоновой кости.
Татьяна Черниговская, автор когнитивных исследований, заявила, как читает лекции, неважно. Главное – зажечь. За счет чего держался хаб? Сергей Петрович заразил много людей. Главные хабы оказывают невероятное влияние.
Вторая часть состояла в обсуждении доклада Римского клуба, который конвенциально принято превозносить. Блокаду разума прорвал нонконформист Евгений Сатановский, указав на маркеры чуши в потоке слов.
Кажется, Сатановскому позавидовал сам ведущий Андрей Привалов.
В микрофон Привалов сформулировал ключевую проблему – понять, где насущные вещи и вещи надуманные. За всю историю человечества ни разу не было принято решение в пользу отсутствующего, а мы пытаемся принимать решения в пользу отсутствующих.
Старожилы Никитского клуба такого восстания разума не помнят. В контенте дискуссии опровергли базовые ценности либеральной глобализации: антропогенный фактор потепления, идею сокращения человечества, перспективы альтернативной энергетики, экологичность электромобилей.
Удивительно, но за все три с лишним часа никто ни разу не вспомнил основополагающий труд – монографию «Синергетика и прогнозы будущего» Сергея Капицы, Сергея Курдюмова и Георгия Малинецкого. В ответ на прямой вопрос «МП» Александр Привалов сказал, что это было бы неуместно. С ним невозможно не согласиться, в монографии содержится все, что пытаются растолковать апологеты устойчивого развития.
Не хочется идти банальным путем и все сводить к чьему-то злому умыслу. Во время кризиса действует не дарвиновский, а центрифугальный отбор Ивана Шмальгаузена. Под прессом центрифугального отбора сложился парадоксальный формат, в котором концепции и программы развития общества вырабатывают не эксперты правительственных структур на основе знаний, а неформальные клубы богатых («мудрецов»), по своей роли заместившие правительства.
По образному выражению писателя Фрэнсиса Скотта Фицджеральда, «власть и деньги очутились теперь в руках людей, по сравнению с которыми председатель деревенского совета у большевиков выглядел просто светочем культуры» (эссе «Век джаза»).
Мои встречи с Сергеем Капицей прошли редко, да метко – в Думе, «Интерфаксе», самом Никитском клубе. Он умел несколькими словами задать тон в ответ прозвучавшему вопросу. И в этом не было дистанции между членами клуба богатых и всех прочих, как в ММВБ.

Лев МОСКОВКИН.

Добавить комментарий

Loading...
Top