НА «СЕЛЬСКОМ ЧАСЕ» В ДУМЕ: БОЛЬШОЙ БРАТ СМОТРИТ НА ТЕБЯ!

Александр Ткачев в Думе: Историческая задача — накормить страну, и она близка к завершению
Правительственный час на пленарном заседании Госдумы в среду прошел в формате представления национальных докладов о развитии сельского хозяйства, регулировании рынков сельхозпродукции и о карантинном фитосанитарном состоянии РФ.
Министр сельского хозяйства Александр Ткачев выступал жестко. Депутаты ответили тем же. По его слова, историческая задача — накормить страну, и она близка к завершению.
Фактически представлены тезисы по программе развития сельского хозяйства, восстановления отрасли на новом уровне. Потому что советское сельское хозяйство, несмотря на все селекционные достижение, передовое районирование и почвоведение, оставляло желать лучшего и содержало много приписок в статистике. Перед тем как развалиться, СССР вдохнул жизнь в колхозы и умер вместе с ними.
Атака на сельское хозяйство, сельскохозяйственную генетику, биотехнологию и селекцию уже шла двадцать лет, а с развалом СССР убила все это на корню.
Судя по обсуждению сегодня в Думе, сейчас приписок не меньше, а может, и больше. Рекордный урожай зернобобовых с ростом экспорта зерна по структуре таков, что зерно везут на Кубань из Ставрополья. Зачастую проще завезти зерно без заморочек из Казахстана. Рожь наполовину закупают в Белоруссии.
Обеспеченность молоком, по словам министра, на 80%, но на самом деле столько нет. Сколько чего есть, в точности знает коммунист Владимир Кашин, но в его интересы критика Ткачева не входит, только похвалы. Однако степень запустения все же отражена. В России появились пустыни, не проводится мелиорация, удобрений вносится катастрофически недостаточно.
В отличие от борьбы с терроризмом и тем, кто за ними стоит, борьба за продовольственную безопасность и импортозамещение идет все еще ущербно, хотя уже не совсем декоративно. Сельхозников заваливают отчетностью круглый год. Кредиты дают одним и тем же любимчикам. По молоку помогают только крупным комплексам. Что самое главное, ни разу не прозвучало, кто стоит за сельскохозяйственным терроризмом. Генетика пережила атаку извне намного более разрушительную, что при Трофиме Лысенко, и эта атака продолжается. Продолжается и процесс передачи полей ТСХА. Ткачев строит селекционные центры и закладывает сады, а кто там будет работать?
Ткачев начал с благодарностей. Несколько дней назад при принятии бюджета удалось увеличить аграрный бюджет 10 миллиардов рублей. Это не закроет все потребности отрасли, но позволит сохранить поддержку на уровне прошлого года. В 2016 году объем государственной поддержки составил 222 миллиарда рублей. Три года отрасль показывает ежегодный рост 3 процента. Это результат того окна возможностей, которое образовалось благодаря введению контрсанкций в 2014 году и поддержке со стороны государства.
2016 год стал также успешным для российского сельского хозяйства. Урожай зерновых составил порядка 117 миллионов тонн. Это абсолютный рекорд в современной России, больше мы собирали только в далеком 1978 году, тогда было собрано 127 миллионов тонн.
Если бы сегодня у нас под зерновыми были бы те же площади, что и тогда, а площадь в 1978 году была 789 миллионов гектар, а в 2016-м – 47 миллионов, мы бы при нынешней урожайности 26 центнеров с гектара собрали бы более 200 миллионов тонн зерна. Конечно, все утраченные сельхозугодия не вернешь, но министр уверен, что 10 — 12 миллионов гектар мы можем вернуть в сельскохозяйственный оборот.
В общем объеме собранного урожая 72 миллиона тонн приходится на пшеницу. Это тоже абсолютный рекорд. 83 процента продовольственная пшеница. Экспорт позволил нам сохранить мировое лидерство по экспорту пшеницы. Всего в этом сезоне мы прогнозируем экспорт зерна в объеме 35 миллионов тонн. Фактически мы решили проблему с экспортной инфраструктурой. Теперь задача развития зерновой инфраструктуры в удаленных от портов территориях.
Ткачев прогнозирует, что производство тепличных овощей вырастет на 35 процентов до 840 тысяч тонн. В ближайшие пять лет необходимо ежегодно вводить примерно по 400 гектар теплиц. Всего нам нужно за эту пятилетку до 2020 года построить общей площадью тепличные хозяйства порядка 2 тысяч гектар. Мы практически в два раза отстаем, но есть все предположения, что рост будет увеличен до 300 уже в 2017 году гектар и дальше уже в 2018 году, в 2019 году 400 и выше.
Ткачев рассчитывает на существенную динамику роста и в садоводстве.
В прошлом году более чем в 5 раз увеличен объем субсидий на закладку и уход за садами, и, как следствие, мы уже заложили в этом году около 15 тысяч гектар новых интенсивных садов. Таких объемов никогда Россия не знала.
Если будем идти такими темпами,  до 2020 года заложим порядка 72 тысяч гектар садов, и современных, качественных, с продуктивностью порядка 500 центнеров с гектара, то получим дополнительно миллион тонн, закроем полностью потребление и создадим свой бренд русского яблока.
Не меньшие темпы нужны и в закладке виноградников. До 2020 года нам необходимо заложить 50 тысяч новых виноградников, то есть не менее 10 тысяч в год. В этом году заложили уже 5 тысяч. Рынок винограда и вина формируется следующим образом. Мы примерно 30 процентов получаем по импорту, это в основном европейская бутилированная продукция: вина Франции, Нового Света, Италии. И 30 процентов мы производим или изготавливаем собственного вина из собственного винограда. И 30 процентов к нам из разных стран, Чили и ЮАР, завозятся виноматериалы.
За счет акцизов или запрета будет невыгодно завозить виноматериалы, и значит, стимулируем, даем сигнал закладывать новые виноградники для того, чтобы производить вино настоящего качества из собственного российского винограда. Для любой страны вино — это престиж, для любой страны это бренд, предмет гордости – свое вино на приемах.
Ткачев призывал к дискуссии о том, что, может быть, нам после десяти вечера разрешить рекламу вина отечественного производства.
Что касается животноводства, у нас рост в 2016 году производства скота и птицы на убой увеличивается на 5 процентов и превысит 14 миллионов тонн в живом весе.
По расчетам к 2020 году производство скота и птицы на убой в живом весе вырастет на 10 процентов и достигнет почти 15 миллионов тонн в живом весе. Развитие животноводства открыло возможности для экспорта российской мясной продукции, особенно мяса птицы, свинины, отчасти и говядины.
Россия импортировала значительные объемы мяса, а за 9 месяцев текущего года экспорт мясной продукции вырос на 60 процентов и превысил 150 тысяч тонн.
Германия, Италия, Польша практически 50 процентов мяса сразу производят для экспорта и, в общем-то, за него бьются и, естественно, китайский рынок, там представлена продукция и Европейского союза, Австралии, Америки. Но главной угрозой именно этому рынку экспортному, да и собственному нашему внутреннему поголовью свинины остается африканская чума свиней. Ущерб по ЧС в России на конец ноября превысил 1,5 миллиарда рублей, что в 13 раз больше, чем в 2015 году.
Эпидемия нарастает в нашей стране, и мы должны предпринимать беспрецедентные меры, даже непопулярные, для того чтобы обуздать и, собственно, навести порядок и в личных подсобных хозяйствах, и в дикой среде, где, в общем-то, кабаны тоже считаются разносчиками этого вируса, и так далее. Потому что мы можем то, что за последние 10 лет нарастили это поголовье, у нас практически 25 миллионов поголовья свиней в стране, мы выросли в 3 — 4 раза, мы можем просто все это потерять, и, конечно, под бурные аплодисменты наших коллег, партнеров из Евросоюза, которые будут и дальше продолжать поставлять свинину на наш рынок.
Сломался Ткачев об ЛДПР. Александр Шерин напомнил, что 2012 году Российская Федерация вступила в ВТО, через год на посту губернатора нынешний министр дал интервью газете «Вольная Кубань», суть которого в том, что возрождение свиноводства за мегакомплексами. В целом в России ужесточились требования к убою свиней, к организации рынков в угоду торговых сетей, в которые крестьянам со своей продукцией попасть нереально. По странному стечению обстоятельств с 2013 года участились вспышки африканской чумы свиней. Все поголовья у крестьян уничтожают за компенсацию 92 рубля, в это время цена вырастает рыночная до 300 рублей. А мегакомплексы получают сотни миллионов страховых выплат при господдержке, а зачастую карантин на них не распространяется. При карантине ЧС запрещают продажу всех видов мяса. У крестьян возникает вопрос в связи с мизерной компенсацией, что вопреки указам президента и поддержке развития малого и среднего предпринимательства Министерством сельского хозяйства практически лоббируются интересы свиноводческих мегакомплексов путем устранения мелких конкурентов в лице личных подсобных хозяйств.
Шерин риторически предложил рассказать крестьянам, что это не так и что планируется сделать, чтобы поддержать личные подсобные хозяйства, а не только мегакомплексы.
«Прошу прощения, только не обижайтесь, но я в целом хочу сказать, что это демагогия чистой воды», – Ткачев не на шутку разозлился.
По его словам, если идти таким путем, развалим все то, что мы нарастили за 10 лет. Раньше свинина шла из Евросоюза, из Австралии, Бразилии. Это был тот же парламент, все сидели на местах, но как-то не замечали этого. Произошли колоссальные перемены. В личных подсобных хозяйствах производят 80 процентов овощей мелкие, средние собственники. По молоку 50 процентов, по картофелю порядка 75 процентов. По мясу свинины доля личного подсобного хозяйства до 5 процентов. Если мы имеем поголовье в общественном производстве 25 миллионов, то здесь до миллиона.
Факты и международная практика показывает, что дикие кабаны и развитие в мелких подсобных хозяйствах свиноводства без четкого ветеринарного контроля, регистрируем выброшенные свиньи.
«Везде вирус, вирус, вирус!» – пугал Ткачев. Муха укусила больную свинью, залетела в свинокомплекс, укусила одну-единственную, любую, здоровую, больную – всё, нет 100-тысячного поголовья. Угроза национальной безопасности. А «Мираторг» – 3 миллиона свиней.
Накал страстей показал, что Шерин попал в точку. Добавил Жириновский. Его несколько дней не было, и по Думе начали распускать слухи, примерно так уже было. В среду обновленный вождь явил себя Думе, объявил, что у него хорошее настроение, и разговорился. А на министра Ткачева и вовсе разорался: «Мы от имени ЛДПР можем сказать только отрицательную оценку. И просим вас, господин министр, никогда в этом зале не произносить слово «демагогия»! Вы пришли перед нами отчитываться, а не мы перед вами! А демагогия означает введение в заблуждение. В какое заблуждение мы вас ввели? То, что вы вырезаете свиней по всей стране у частных хозяйств, а у всех крупных, там, где миллионы голов, у вас всё стоит? Что ж там чумы-то нет? Вот это вредительство. То, чем занимается ваше министерство, это вредительство! И вы нам здесь перечисляете проблемы и не говорите причины. Ничего хорошего вообще не сказали про достижения сельского хозяйства».
«Александр Николаевич, вот вы так вот своих коллег берете и взбадриваете, а потом получаете. Поэтому исходите из того, что, когда вы были рядом с ним – это были одни отношения, а сейчас другие. Поэтому реакция Владимира Вольфовича, она ожидаемая», – примирительно сказал Вячеслав Володин. «Ну, Александр Николаевич наш коллега, он в 1995 году был избран депутатом, возглавлял комитет, поэтому, собственно, вы исходите из того, что это наш коллега, да».
Андрей Исаев из этого и исходил. Отметил, хорошие данные привел министр сельского хозяйства по поводу развития отрасли. Действительно рост 3 процента в год. Особенно впечатляюще выглядит урожай зерновых, 117 миллионов тонн, 30 миллионов предполагается экспортировать.
На этом фоне, кстати, коллеги-коммунисты, вспоминается, в 1972 году мы не экспортировали зерно, а, наоборот, закупали его и тогда Советский Союз заплатил 458 тонн золота, 9 вагонов в одном году на закупку зерна.
При этом Исаев согласился с Жириновским, потому что здесь не «Сельский час», а «правительственный час». Говорить надо не столько о достижениях наших крестьян и других аграрных производителей, сколько о задачах, которые стоят перед министерством. С этого года сельхозпроизводители получают возможность получать льготные кредиты с 1 января как долгосрочные инвестиционные, так и краткосрочные под 5 процентов годовых. Аркадий Дворкович обещал постановление правительства о порядке получения этих кредитов. Где это постановление? Сегодня 14 декабря, с 1 января кредиты можно получать, и селянам уже сейчас надо планировать сев.
У Исаева сложилось впечатление, что поскольку кредитные средства ограничены, то в регионах очень часто кредиты дают одним и тем же, определенной группе любимчиков. Министерство должно взять эту ситуацию под контроль. Возможность для сельхозпроизводителей кредиты получать очень ограничена из-за чрезвычайно сложной документации и из-за отсутствия необходимой залоговой базы.
Министерству сельского хозяйства совместно с Россельхозбанком разработать упрощенную схему получения кредитов сельхозпроизводителями.
По субсидиям на сельскохозяйственную технику у депутатов здесь не столь однозначная позиция. Отдавать один ключ только производителям, забрав у крестьян, как это было до 2013 года, абсолютно неправильно. Заказчик должен устанавливать, и он должен понимать, как он получает поддержку государства при приобретении сельскохозяйственной техники.
Весной приняли закон об изъятии сельскохозяйственной земли, которая не находится в пользовании и используется неправильно. Миллионы гектаров не задействованы в сельском хозяйстве. Работа после принятия закона практически не началась. Исаев ждет со стороны министерства гораздо более интенсивной работы.
Необходима государственная программа развития Нечерноземья. Где государственная программа? Целый ряд регионов говорит, что они борются с кислотностью почвы, а на химическую мелиорацию средств не предусмотрено, хотя она стоит гораздо дешевле, чем агрокультурная или гидротехническая. Включите ее в федеральную программу.
Важная тема – молоко, но мы видим, что поддержку получает узкая группа крупных компаний. Говорим о снижении количества молока, производимого в частных хозяйствах. При этом поддержку получает узкая группа, у которой одно ското-место стоит как однокомнатная квартира, больше миллиона рублей. Исаев просит обратить на это особое внимание. И, конечно же, социальное развитие села, потому что часто приходится слышать, что это не наше дело, это дело социальных министерств.
«Уважаемые коллеги, для нас крайне важна аграрная отрасль, и могу сказать, как в романе Оруэлла: «Большой брат смотрит на тебя», – многозначительно закончил Исаев.
Ткачев по теме молока сообщил Думе следующее. Для перехода к полному самообеспечению молоком нам нужно увеличить его производство на 5 — 7 миллионов тонн. Это означает, что мы должны до 2020 года построить примерно среднего размера порядка 800 молочных ферм, примерно около 150 — 200 ферм в год новых, современных, технологичных. Пока нам удается только сохранять достигнутые темпы роста производства молока в сельхозорганизациях и в фермерских хозяйствах на уровне 3 процента.
К сожалению, в личных подсобных хозяйствах в малых формах у нас идет снижение в силу демографической ситуации, в силу отсутствия традиций у молодого поколения. Практически 4 миллиона тонн мы получаем молока из Белоруссии и тратим на это порядка 2 миллиардов долларов.
В целях улучшения молочной отрасли Ткачев предлагает беспрецедентные меры поддержки. Прежде всего увеличить гранты для фермеров, занятых мясным, молочным скотоводством с 1,5 до 3 миллионов рублей, для семейных животноводческих ферм с 21 до 30 миллионов рублей, увеличить долю возмещения прямых понесенных затрат с 20 до 30 процентов, сметная стоимость, а для регионов Дальнего Востока до 35. Провести молочные интервенции, чтобы сформировать справедливые закупочные цены на молоко, обеспечить защиту отечественных производителей от фальсификата, от пальмового масла, растительных жиров.
Ткачев напомнил, что в 2005 году импорт продовольствия составлял более 60 процентов потребления. Прошло 10 лет, и мы практически полностью обеспечиваем себя по основным продуктам питания. Министр уверен, что в перспективе в ближайшие 7 лет мы выйдем на полное самообеспечение, за исключением тропических фруктов, которые у нас просто не растут. Это историческая миссия – накормить Россию своими продуктами, и мы близки к ее достижению.
Рост аграрного производства требует от нас поддержки тех направлений, которые его обеспечивают, а это: селекция, генетика, глубокая переработка сельхозпродукции для получения кормовых и пищевых добавок, ветеринарные препараты. Пока технологическое развитие сельского хозяйства опирается на достижения зарубежной науки. По целому ряду позиций доля импорта семян составляет от 20 до 80 процентов. Например, доля импортных семян сахарной свеклы – 70 процентов, семян кукурузы – 28, семян подсолнечника – 44 процента, семян овощей – 23. По картофелю эта зависимость достигает 80 процентов.
В животноводстве с каждым годом импорт племенной продукции сокращается. Например, в 2015 году импортировано на 50 процентов меньше молочного рогатого скота по сравнению с 2012 годом. Импорт мясного КРС и свиней снизился на 97 процентов. Здесь мы демонстрируем успехи.
Племенное поголовье свиней имеется в необходимом количестве для нормального развития свиноводства. Это результат последних 3 — 5 лет. Доля импорта в племенном молодняке молочного скота достигает 27 процентов. В мясном скотоводстве эти показатели лучше и составляют всего лишь 8 процентов, хотя доля эта была до 90 процентов.
В то же время высокая зависимость от использования импортного племенного материала остается в птицеводстве, до 90 процентов. Из животных мы закупаем 7 миллионов суточных цыплят и 830 миллионов инкубационных яиц.
Минсельхозом ведется работа по подготовке программ, направленных на создание отечественных кроссов птицы, устойчивых к болезням и отличающихся высокой продуктивностью.
В целях развития отечественного семеноводства на протяжении всего срока реализации госпрограммы предоставляются субсидии на компенсацию части затрат по приобретению элитных семян и поддержке племенного животноводства. Эти меры поддержки стимулируют сельхозпроизводителя активнее использовать семена высших репродукций и племенной материал.
Начиная с 2015 года реализуется новая мера поддержки – компенсация 20 процентов прямых понесенных затрат на строительство селекционных центров. Первые 10 селекционно-семеноводческих центров и 4 селекционно-генетических центра уже получили поддержку.
До 2020 года планируется построить и модернизировать около сотни таких центров, чтобы сформировать отечественный семенной фонд и генофонд сельхозживотных. Не менее важно развитие глубокой переработки.
Мы импортируем до 80 процентов модифицированных крахмалов на общую сумму более 80 миллионов долларов от общего объема потребления в России. Закупаем за рубежом глюкозу, лизин, ряд других кормовых и пищевых добавок на общую сумму порядка 350 миллионов долларов, что сравнимо с объемом поддержки льготного кредитования в следующем году российской экономики.
Все последние 50 лет мы зависим от импортных поставок продовольствия, и вот сейчас у нас есть шанс переломить эту ситуацию. Уверен, что к 2020 году по основным продуктам питания мы не только выйдем на самообеспечение, но и значительную их часть будем продавать на экспорт.
Аудитор Счетной палаты Бато-Жаргал Жамбалнимбуев подтвердил, что в 2015 году индекс производства продукции сельского хозяйства составил 3 процента и был самым высоким в стране. Вместе с тем объем неиспользованных средств, к сожалению, составил 10 миллиардов 75 миллионов рублей, 76 процентов из которых предназначались на субсидирование процентных ставок, в том числе по инвестиционным кредитам.
С учетом того, что не был выполнен показатель индекса физического объема инвестиций в основной капитал на 17,6 процента, можно говорить о недоинвестировании, которое в ближайшие годы может отрицательным образом сказаться на темпах роста отрасли.
По состоянию на 1 декабря этого года кассовое исполнение госпрограммы по развитию сельского хозяйства составило 85 процентов, и это выше уровня аналогичного периода почти на 5 процентов.
Для упрощения предложено сократить количество подпрограмм с одиннадцати до семи, количество показателей – со 132 до 111, а количество субсидий – с 43 до семи, включая четыре консолидированные. При этом в одну из консолидированных субсидий включено 26 субсидий, в том числе по поддержке экономически значимых региональных программ, отраслей животноводства и растениеводства, малых форм хозяйствования. Начиная с 2017 года механизм предоставления межбюджетных трансфертов предполагает, во-первых, наличие в бюджете субъекта бюджетных ассигнований на исполнение расходных обязательств в полном объеме. Если субъект профинансирован наполовину, на эту же половину будет предоставлено софинансирование за счет средств федерального бюджета. Это достаточно жесткая постановка вопроса, но она отвечает принципам взаимной ответственности федерального министерства и регионов.
Одним из основных факторов, влияющих на результативность молочного производства, является численность молочного стада и его продуктивность. При этом в 2013 — 2015 годах продуктивность на одну корову увеличивалась в сельхозорганизациях на 13 процентов, в крестьянских (фермерских) на 4 процента, а в личном подворье она не изменилась.
В то же время, по данным Росстата, в целом молочное стадо сокращалось, включая сельхозорганизации и личные подсобные хозяйства. Росло только в крестьянских (фермерских) хозяйствах.
Аудитор отметил несколько моментов, связанных с развитием рыбной отрасли. Доля отечественных рыб, пищевой рыбной продукции на внутреннем рынке в 2015 году, по данным Росрыболовства, составила 80,4 процента и превысила пороговое значение, установленное Доктриной продовольственной безопасности. Особого внимания требует развитие товарной аквакультуры. Ее доля в общем объеме производства остается низкой и составила в 2015 году всего лишь 4,6 процента.
Тему рыбы продолжил Валерий Газзаев. Северо-Кавказский федеральный округ, в частности Республика Дагестан, обладает значительным рыбохозяйственным фондом прибрежных вод и озерно-речных водоемов.
В результате ежегодного недофинансирования отрасли резко уменьшилась численность естественной популяции промысловых видов рыб.
С учетом критического состояния дел в рыбохозяйственном комплексе в Северо-Кавказском федеральном округе и для скорейшего решения вопроса импортозамещения необходима прямая государственная поддержка отрасли из федерального бюджета, которая сегодня практически отсутствует.
«Доколе жирные коты, и местные, и заморские, будут, извините, слушать о намерениях, планах, но продолжать жрать икру, крабов и нашу рыбу, а наши люди уже скоро себе селедку не смогут позволить? Не пора ли, может быть, восстановить, воссоздать Минрыбпром, если вы не успеваете справляться действительно с такой важнейшей отраслью?» – поставил вопрос ребром Олег Нилов. Министр финансов при принятии бюджета, комментируя мизерные доходы в бюджет от рыбной отрасли, так и не смог вразумительно ответить, почему вся богатейшая рыбная отрасль мира приносит в бюджет меньше, чем один транспортный налог города Москвы?
Ткачев в ответ сообщил, что сборы налоговых отчислений от рыбной отрасли порядка 30 миллиардов и они выросли за последние там два года почти в два раза. Общий объем финансирования рыбохозяйственного комплекса России порядка 10 миллиардов, только на аквакультуры у нас 350 миллионов.
Для заключительного слова Вячеслав Володин предложил министру выйти на трибуну – «Глаза в глаза».
Ткачев поблагодарил «за объективную оценку положения дел в сельском хозяйстве и в агропромышленном комплексе России». Вопреки традиции министр сельского хозяйства отвечать на критику и замечания депутатов не стал.
Лев МОСКОВКИН