ИСТОРИЯ ЖУРНАЛИСТИКИ НА НАШИХ ГЛАЗАХ

История журналистики на наших глазах: хаотизация против стабилизации
В среду на журфаке МГУ закончилась ежегодная Международная научно-практическая конференция «Журналистика в 2016 году: творчество, профессия, индустрия». В этом году конференция прошла необычно и стала очередным примером того, что, пропустив одно событие, рискуешь обесценить весь ранее накопленный массив знаний.
Перелом произошел в 2013 году, когда на пленарном заседании главной журналистской конференции страны выступил замминистра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин: кто говорит, что не может заработать, потому что несет истину людям, тот либо дурак, либо обманщик.
Зал дружно возмутился и затопал. Однако до истинного единства было еще далеко. Сообщения об отсталости и непрофессионализме западных СМИ проявили все тот же известный раскол, причем был заметен значительный перевес на стороне тех, для кого Солнце встает на Западе. Тем не менее начало было положено констатациями: русская пресса стала для Запада тем окном в мир, которым был «Голос Америки» для граждан СССР.
А потом был провал.
Нынешняя конференция прошла относительно тихо, во всяком случае без тех агрессивных выпадов, отражающих столкновения мнений. Ну разве что кое-кто не согласился с вердиктом замгендиректора ТАСС Михаила Гусмана – умные сами отличат хороший контент, а социальные сети — это вообще не источник информации.
С гендиректором Mediascope Русланом Тагиевым вообще никто не спорил. Существует проблема провала между информирующей журналистикой и системой пресс-службы, где людям платят намного больше за то, чтобы какой-то деятельностью они поднимали важность структуры, защита которой от журналистов им поручена.
Судя по информации генерального директора холдинга «Румедиа» Михаила Бергера, причина подмены очень проста. Очевидно, не имея внешнего контроля, сотрудники бизнес-структуры подменяют ее цели своими и фактически в какой-то форме крадут бизнес. В медиабизнесе доходит до перехода на недекларируемые цели. Иными словами, вместо информирующего продукта читателю подаются фейки и троллинг.
Доцент факультета журналистики МГУ Тарас Черевко представил исследование, что является новостью для студентов журфака МГУ. Оказалось, медиапотребление студентов достаточно активно с четырьмя суточными пиками. Что такое новость, они умеют выбирать очень точно – для себя и своих друзей, путая общезначимую новость с простым контентом. Понятно, что учит выбирать существенное естественно-научное образование. Входят студенты в информационное пространство через социальные сети, и на первом месте у них по популярности сайт, известный вбросом фейковых провокаций. Студенты об этом знают, но относятся некритично. Как и к цензуре или отсутствию индексации в одной из наиболее популярных сети.
Иными словами, студенты о надеждах Гусмана не ведают и не оправдывают.
Доцент факультета журналистики МГУ Владимир Славкин в докладе «Стеб vs. культура журналистской речи» обосновал, что выходка Волина была провокацией протеста, приравняв ее к пассажам Владимира Соловьева и Сергея Доренко.
Старший преподаватель факультета журналистики МГУ Егор Сартаков рассказал об истоках русской консервативной публицистики на примере Карамзина и Гоголя. Поиск компромисса между ценностями вестернизации и консервативной национальной культурой. Вывод Сартакова в том, что русский консерватизм может оказать помощь в выработке курса, консерватизм не сошел со сцены истории. Сегодня русский консерватизм изучается на Западе, особенно в США. Три кита русского консерватизма: мощное иерархически выстроенное государство, религия как часть государственной идеологии и глубокое отличие России.
Это прозвучало на пленарном заседании. На этот раз все же основная тяжесть смысловой содержательности конференции перешла на дискуссии в секциях. Во-первых, на конференцию в массе вернулись коллеги из регионов – исследователи и преподаватели журналистики. Во-вторых, представлены итоги исследований прессы, показавшие, что произошло с прессой в провальный 2015 год. Тогда же многие не смогли приехать на конференцию из-за отсутствия средств.
Много обсуждали, что произошло с прессой России в 2015 году? Закрылось много газет, включая старейшие в своих регионах, многие закрыли печатные версии и ушли в Интернет. В печатной прессе журналы обогнали газеты, ежедневные издания стремительно сократились, и на первое место вышли ежемесячники. Но и их читателю найти трудно.
Причина, как всегда, стандартная: недостаток средств. Однако в спорах все же на первое место вышла совсем другая причина – политическое давление. В информирующей журналистике зарплата упала настолько, что это вызвало беспокойство декана Елены Вартановой – где будут работать выпускники?
В то же время средства на информационные провокации и постановочные события всегда находятся.
Надо отметить, что в хорошем исследовании неудач не бывает, каков бы ни был результат. Так, авторы исследования 403 печатных изданий городов-миллионников России ведущий сотрудник кафедры периодической печати Луиза Свитич и завкафедрой Ольга Смирнова рассказали о неудаче по анкетному изучению состояния газет. Из четырех сотен с ответами вернулся всего десяток. Однако такой результат вполне корреспондируется с нашим экспертным опросом среди парламентских журналистов. Не хотят они писать о негативных событиях в их жизни и профессии. Кризис в журналистике есть, а в сообщениях журналистов его нет. Кто кричит о деградации профессии, это представитель другой профессии и скорее всего, отстал от событий.
К заказной дискредитации фигур власти добавилось новое. В сообщениях из регионов прозвучало, что дискредитации подвергаются успешные русские области Омская, Челябинская, Белгородская. Их пресс-имидж не соответствует реальности.
Общее впечатление от конференции – корпус исследователей и преподавателей журналистики вслед за страной показывает признаки консолидации и мобилизации. Выступление Алексея Волина сработало блестяще и направило журфак на адекватную цель. На конференции факт мобилизации страны отметила Ольга Смирнова.
Среди прочего Луиза Свитич вспомнила, что когда она работала в журналистике, очерк писала две недели. Сейчас у них нет и дня.
Нет и часа, поправила Ольга Смирнова.
Воистину так, нынешние журналисты выработали новые методы работы в цейтноте. Бывает чаще так, что не хватает не просто времени, нет ресурсов на восполнение дефицита информации. Вопреки заветам Гусмана, для аналитики используются именно социальные сети, где можно проверить догадку или справедливость вывода. В нынешних условиях навязанных дискредитацией тотальной преюдиции с презумпцией виновности журналист обязан по умолчанию исходить из того, что публикованный негатив свидетельствует о признании заслуг. Второе – если какое-то выпадение подается как случайное стечение обстоятельств, журналист должен проверять версию о том, что могут от него скрывать, и в любом случае эта информация может стать ключевой к некой конкретной теме.
Лев МОСКОВКИН, Наталья ВАКУРОВА.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x