ТЯЖЕЛАЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ РАБОТА

Есть много способов помешать работе журналистов. В Думе практически не применяется наиболее распространенный путь через закармливание-запаивание на фуршетах. А если и применяется, то достается он в большей степени  свободным представителям профессии, в наши дни технологично сублимированной в mainstream media глобализованного антинационального журнализма – MSM стало уже таким мемом. Подобно «британские ученые установили», за которым следует всяческая чушь.

Они же выиграют от решения, принятого в шесть часов вечера после войны вокруг присутственно-законодательной деятельности Думы. Председателю Вячеславу Володину все же пришлось уступить давлению хотя бы частично. Когда он говорит «коллеги, необходимо посоветоваться», депутаты понимают, что предстоит тяжелый выбор наименьшего зла.

До конца весенней сессии осталось восемь заседаний – два в июне и шесть в июле. График работы настолько загруженный, что скорее всего, если Дума будет идти обычным порядком рассмотрения вопросов с 10 до 18 часов, вряд ли завершит то, что нам необходимо принять в весеннюю сессию, либо это повлияет на качество обсуждения. Поэтому у председателя есть два предложения: провести по четвергам три дополнительных пленарных заседания или сократить на восьми оставшихся заседаниях вдвое большой перерыв с двух часов до часу и отказаться от утренних заявлений от фракций (десятиминуток), а по средам к тому же заседать до восьми вечера.

Естественно, фракции высказались в пользу второго варианта, чтобы не увеличивать число обязательных присутственных дней.

В реальности особого выигрыша времени такой распорядок не сулит. Утренние заявления стали существенным достижением парламентской демократии, их значимость иногда превышает таковую для законодательного продукта и положительно влияет на его качество. Заявления в Думе стали источником информации о стране и мире, об исторических корнях сложившейся глобальной системы.

Отказ от заявлений вынудит депутатов вставлять политику в обсуждения законопроектов. Делать они это умеют, привязываясь к любому поводу.

От думской дисциплины страдает представительная функция Думы, не зря именно за дисциплиной так строго следят те же MSM.

Седьмой созыв вопреки давлению, благодаря авторитету и напору Володина достиг следующего более высокого уровня парламентского контроля и эффективности фильтра всяческих вредностей. Получили развитие попытки команды Сергея Нарышкина – Владимира Плигина. Однако другие существенные достижения утрачены.

Но наворот проблем такой, что от него устали сами исполнители внешних заказов на проблемы. При Нарышкине только начали говорить, что не надо столько законов, многие вопросы следует решать иначе. Сейчас Думу бомбят законопроектами, отражающими межведомственные распри, с которыми в дебрях правительства разобраться невозможно. В пятницу подобный законопроект принят в первом чтении для регламентации санитарно-эпидемиологического заключения. Уже заканчивается первая смена детского оздоровительного отдыха, а Минздрав с Роспотребнадзором так и не смогли разобраться, кто главнее.

Наиболее яркий пример бессмысленного законодательства впитала в себя длящаяся десятки лет история закона о животных. Чтобы запереть в мертвом тексте и не дать реанимировать две имеющиеся нормы, страну завели в болото демагогии. До конца созыва Думе придется украсить Год экологии двумя демагогически-затратными шедеврами – законами об ответственном обращении с животными и о мусорной реформе. Никакими межбюджетными трансфертами не удастся заткнуть дыры региональных и местных бюджетов.

Самая большая проблема перегруза седьмого созыва состоит в кабальной обязанности по рассмотрению отклоняемых законопроектов. Польза от отклонения может быть только в формулировке проблемы на будущее для поиска решения. Однако для этого больше подходит формат заявлений, от которых отказались.

Раньше к концу созыва отказывались от отклоняемых документов, сейчас их напихивают по сотне в повестку.

Совсем никто не думает о перегрузке аппарата. В связи с усилением роли комитетов-соисполнителей, подготовкой постановлений по правительственным часам и другими мерами парламентского контроля стало намного больше работы у комитетских аппаратов. По отклоняемым законопроектам готовят такую же объемную документацию, как и по принимаемым, только на жизни страны они никак не отражаются.

MSM выигрывают потому, что загнаны в мыло парламентские журналисты, работающие по прямой информации. Так что качество работы пострадает в любом случае. До людей надо напрямую доносить то, что делает Дума, а не петлей переосвещения через аналитические центры вокруг Вашингтона под контролем MSM.

Пока же мы видим, что наши СМИ научились делать это только для президента, когда из его прямой линии сделали демонстрацию высокого профессионализма в организации действительно прямой связи власти и народа. От этого, кстати, Думе будет чем-то легче. Модель организации федерального уровня власти понемногу фрактально транслируется на региональный уровень. Принят законопроект об организации аналога правительственного часа в законодательных собраниях, где должны будут отчитываться представители территориальных органов федеральной власти.

Заодно и депутатам почти вернули норму, обязывающую чиновников их принимать в первоочередном порядке. В прежнем законе о статусе была когда-то норма о незамедлительном приеме независимо от графика.

Примером чрезвычайно тяжелой работы в жанре «закат Солнца вручную» раз от разу становится бюджет. В пятницу провели второе чтение исправленного бюджета-2017. Правила игры без всяких законов выстроены так, что для целевого освоения рубля требуется на три трудозатрат бумагооборота, а по некоторым направлениям правила и вовсе запретительны. Когда представители трех оппозиционных фракций просят на что-то денег, председатель ответственного комитета по бюджету Андрей Макаров справедливо говорит: зачем добавлять там, где нет исполнения?

При этом не говорит, что в уставные фонды госкомпаний деньги идут, наслаиваясь на неиспользованные остатки.

По каким-то причинам рост цен на нефть не отразился на расходах. Цена отсечения осталась прежней на уровне сорока долларов за баррель. Макарову запретили покушаться на доходы от нефти и газа. Депутаты уже устали повторять, для экономического рывка нужен платежеспособный спрос, то есть повышение расходов на социалку, зарплаты и индексации.  Экономия выливается в удавку и для населения, и для производства.

Порочна сама система работы над бюджетом через поправки, для которых автор каждой поправки должен сам найти источник, с которого можно снять. Обозлившись, депутаты требуют снять с поощрения чиновников.

Такое законодательство похоже на  весну жизни в дикой природе. Рассеивается в тепло гигантская энергия, и со стороны похоже на самозабвенную бессмыслицу. На самом деле идет поиск будущего через трансформацию энергии в информацию. Потому что жизнь есть способ существования информации, а не постмодернистских иллюзий от MSM. Это не жизнь, а тупик эволюции.

Лев МОСКОВКИН.

 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x