СТРАШНАЯ СКАЗКА ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ

Страшная сказка для взрослых. Круговорот радикализма и таргетирование экстремизма по всем целевым группам
Угроза исламского экстремизма на постосоветском пространстве — видеомост на такую животрепещущую тему состоялся в МИА «Россия сегодня» в понедельник с привлечением экспертов из городов Москвы, Астаны, Бишкека, Еревана и Минска.
Базой обсуждения стал доклад директора Центра исследований проблем Центральной Азии и Афганистана Института международных исследований МГИМО Андрея Казанцева и старшего научного сотрудника того же центра Леонида Гусева «Угроза религиозного экстремизма на постсоветском пространстве», изданный Центром изучения перспектив интеграции (М.: МГИМО, №6, 2017. 80 с.).
Текст доклада опубликован со второй попытки, по словам Казанцева, сначала помешали экстремисты:
http://perspectivecenter.org/upload/reports/ugroza_religioznogo_ekstremizma_na_postsovetskom_prostranstve.pdf
Вынужден предупредить: публикация доклада неизбежно вызовет возмущение и обратные обвинения в экстремизме. Однако анализ совокупного массива исследований российских экспертно-аналитических центров включая РИСИ и Центр Вероники Крашенинниковой показывает, что Казанцев и Гусев значительно смягчили истинную картину. С другой стороны, мы должны понимать, насколько грамотно действуют на опережение российские правоохранительные и силовые структуры. Большинство угроз попросту не реализуется.
Суть доклада изложена в авторском резюме: в настоящее время существует серьезная угроза религиозного (исламского) экстремизма и терроризма для большинства республик бывшего СССР. Проблема имеет тенденцию к резкому усилению ввиду ситуации в ряде сопредельных стран и регионов мира (прежде всего на Ближнем Востоке и в Афганистане). Наибольших масштабов эта угроза достигает для России, стран Средней Азии (Таджикистан, Кыргызстан, Туркменистан, Узбекистан, Казахстан), а также для двух государств Южного Кавказа (Азербайджана и Грузии).
Ключевые общественные группы для вербовки кадров террористическими организациями на сегодняшний день – молодежь и трудовые мигранты.
Молодежь поставляется из Северного Кавказа, стран Средней Азии и других мусульманских регионов бывшего СССР.
Трудовые мигранты поступают из стран Центральной Азии, они работают в крупных российских мегаполисах, представители криминальных группировок, в том числе в местах лишения свободы.
Новая опасная тенденция в сфере борьбы с терроризмом – усиление экстремистской пропаганды. Интернет стал основным инструментом вербовки террористов. В 2016 г. только в России выявлено свыше 26 тыс. экстремистских и террористических ресурсов, что в два раза больше, чем годом ранее. Усиливается взаимодействие между радикальными исламскими движениями в России и странах дальнего зарубежья – по степени использования в структурах «Исламского государства» русский язык занимает третье место после арабского и английского.
Сегодня наиболее высок уровень террористической угрозы среди стран Средней Азии в Таджикистане. Новое поколение исламистов Таджикистана отрицает понятие «нация». Низкий авторитет официального духовенства привел к тому, что появляются неофициальные религиозные лидеры из числа представителей молодежи, получивших образование в арабских странах и Пакистане. Наблюдается исламская радикализация не только рядовых граждан, но и правоохранительных органов. Однако 85% из завербованных ИГ граждан Таджикистана попали в поле зрения вербовщиков, находясь в России.
Самые сильные и агрессивные экстремистские структуры Средней Азии находятся в Узбекистане.
Открытость Киргизии внешнему влиянию предопределила сильное влияние на религиозную сферу основных негативных религиозно-политических тенденций. При этом в 2010-е гг., кроме традиционной базы на юге страны, экстремисты в лице различных салафитских джамаатов начали осваивать и север страны. Обостряет проблему процесс слияния экстремистских и криминальных кругов, что представляет трансграничную угрозу. Кроме того, на территории Киргизии расположены ключевые пункты Северного маршрута транспортировки афганских наркотиков.
В Казахстане наиболее проблемные регионы с точки зрения террористической угрозы расположены на юге и западе страны. Специфика местной ситуации определяется тем, что в Казахстане социально-экономические мотивы при вербовке в боевики играют меньшее значение, чем в других странах Средней Азии – среди уехавших из страны боевиков есть люди, продавшие свой бизнес для вложения денег в «джихад». Уникальность местной ситуации также определяется тем, что теракты исламистов направлены преимущественно не против гражданского населения.
Официально власти Туркменистана не подтверждают наличие своих граждан среди боевиков ИГ и других джихадистских группировок на Ближнем Востоке. Однако, согласно экспертным подсчетам, по параметру числа джихадистов на душу населения, в Туркменистане получается самый большой процент джихадистов на постсоветском пространстве.
В Закавказье террористическая угроза со стороны исламских экстремистов характерна прежде всего для Азербайджана и Грузии. Для последней данная проблема связана с Панкисским ущельем, где компактно проживают чеченцы-кистинцы, и ситуация не нормализовалась даже после окончания боевых действий в Чечне.
Для Армении в силу этнической однородности населения, исповедующего христианство, уровень террористической угрозы наиболее низкий в регионе.
Непосредственно в ходе видеомоста прозвучали достаточно существенные вещи. Например, эксперт по региональной безопасности Марс Сариев сообщил из Бишкека, патерналистская схема старший — младший уступает исламской идеологеме. Происходит не радикализация ислама, а исламизация радикализма. Ценности размываются. Раньше, когда были проблемы с водопроводом в селе, шли к аксакалам. Сейчас – к молодому мулле.
В Киргизии большая проблема, заканчивают девять классов, работы нет, уезжают в Россию, оттуда возвращаются сильно религиозными салафитского толка. Светская власть уступает религиозной.
Где учатся в России молодые киргизы, непонятно. Ответа на вопрос об этом не было.
Президент киргизского Центра перспективных исследований Сергей Масаулов подтвердил, что идет подготовка докторов исламоведения в Казани и Нижнем Новгороде. Дефицит государственности и дефицит справедливости.
Эксперт Центра военно-политических исследований Ерлан Рысбеков из Астаны утверждал, что в Казахстане отсутствует террористическое подполье. Теракт носил характер стихийного бедствия. Действия маргиналов террористов-одиночек носят большой дестабилизирующий потенциал. Джихадисты — это озлобленные на жизнь люди, так они легитимизируют свою склонность к жестокости. Раньше присоединялись к большевикам, теперь к ДАИШ. Больше всего похоже на акт коллективного самоубийства. За этим стоят манипуляторы, которые могут быть не мусульманами и даже не верующими.
Отвечая на вопросы «МП», Андрей Казанцев пояснил, что в России проблема не с учащейся молодежью, а с трудовыми мигрантами. Проводится таргетирование целевой группы. Девушкам обещают мужей, молодым людям работу. Даже на группу неоязычников придумали схему. Обещают, будете есть вкусные фрукты. Всем сестрам по серьгам. В исламе нет патриарха. У каждого имама собственная точка зрения. Выдавливали ваххабитов, они ехали в Сибирь и Казахстан. Что с этим делать, непонятно. Идет круговорот радикализма. Около пяти-семи тыс. боевиков, назвал Путин, было в Сирии.
Манипуляторы терроризмом предлагают не ехать никуда, совершать теракты на месте.
Откуда дровишки в костер терроризма? Косвенно на центр эмиссии мировой нестабильности показал сам Вашингтон, перенеся посольство США в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим и одновременно зарядив своих манипуляторов в палестинской среде.
Отвечая на вопрос агентства Sputnik из Минска, Казанцев напомнил, что для арабского окружения само существование Израиля вызов. На постсоветском пространстве вряд ли это отзовется.
В комментариях «МП» Казанцев подтвердил, что это клещи, повод готовится вместе с реакцией. Одновременно финансируются политические противники, разных этнических групп и направлений ислама. Все мусульмане должны платить закинат, а куда пойдут деньги, зависит от политических пристрастий.
Казанцева очень удивило, что психиатры назвали завербованных нормальными. Но среди них не все с отклонениями. Идет индоктринация подобно подготовке гитлерюгенд.
Может, я плохой журналист, но если уж взялся, то не должен входить в положение публичного политолога с его обязанностями одно сказать, о другом умолчать вне связи с тем, что истина. Про манипуляторов говорят уже много лет и даже известны аналитические центры планирования экстремизма. В Думе об этом говорили открыто два года назад. Почему нельзя добиться прекращения этой деятельности? Экстремизм, терроризм и фейковый журнализм сделали самыми ликвидными продуктами на рынке интегрированных маркетинговых коммуникаций. Почему надо только догонять и бороться исключительно с последствиями?
Если с помощью журналистов или вопреки им победить исламский экстремизм, будет что-то другое. США уступают России в вооружениях и конкретно в потенциале ядерного оружия стратегического сдерживания, поэтому упор делается на экстремизм, терроризм и фейковый журнализм. Стратегии те же на основе избыточности. Одновременно готовится несколько разных программ, каждой из которых весь мир можно уничтожить несколько раз.
Это как генотип человека: в хромосомах каждого из нас содержится семь летальных эквивалентов. Семь раз можно умереть, если все наши рецессивные аллели перевести в гомозиготное состояние. Конкретно киргизы или таджики здесь ни при чем, даже плохие американцы. Надоели штампы, мир интересней.

Лев МОСКОВКИН

 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x