ДОЛОЙ СТИХИЙНУЮ ТОРГОВЛЮ!

13 декабря 1920 года Моссовет принял постановление о ликвидации Сухаревского рынка, который как очаг свободной торговли и очаг мелкобуржуазной стихии давно «мозолил» большевикам глаза.

«Воспретить и усилить контроль»!

Таков был лейтмотив этого постановления Моссовета: «Ввиду наблюдающейся в Москве незаконной торговли нормированными продуктами и констатированных Мосздравотделом случаев отравления от продаваемых таким путем продуктов, особенно на Сухаревском рынке, Президиум Моск. Сов. Раб. Кр. и Кр-арм. Депутатов постановляет:

1) Усилить контроль во всех местах продажи за выполнением правил, установленных Московским Советом для торговли ненормированными продуктами.

2) Воспретить какую бы то ни было торговлю на Сухаревском рынке с 15 декабря сего года…

3) Не допускать после 15 декабря никакой продажи на Сухаревском рынке, конфискуя все продукты, попытки продажи коих будут наблюдаться».

Газета «Правда» в 1920 году так комментировала это историческое событие:

«Не давая почти ничего нового и, таким образом, чрезвычайно мало служа дополнением государственному снабжению, Сухаревка была поистине очагом спекулятивной заразы и спекулятивного разврата. Она растлевала не только буржуазные ряды, она деморализовала красноармейцев, которые «соблазнялись» и продавали там свои шинели, и даже рабочих, находивших там сбыт для того, что исчезало с фабрик и заводов».

«Барахолка» с историей

В московскую достопримечательность рынок превратился, когда в 1812 году на нем стали торговать бесхозным имуществом, которого в сожженном городе было очень много. Тогда московский градоначальник граф Федор Ростопчин издал указ том, что «все вещи, откуда бы они взяты ни были, являются неотъемлемой собственностью того, кто в данный момент ими владеет». И повелел свободно торговать ими, но только по воскресеньям до сумерек и только на площади у Сухаревой башни. В первое же воскресенье после выхода указа народ хлынул к Сухаревой башне, где уже лежали на земле горы одежды, мебели, посуды, книг. Позже Сухаревка ко всему прочему стала и местом сбыта краденого. Торгово-криминальная жизнь била здесь ключом. Вот как все это описал Владимир Гиляровский: «Старая Сухаревка занимала огромное пространство в пять тысяч квадратных метров. А кругом, кроме Шереметевской больницы, во всех домах были трактиры, пивные, магазины, всякие оптовые торговли и лавки – сапожные и с готовым платьем, куда покупателей затаскивали чуть ли не силой. В ближайших переулках – склады мебели, которую по воскресеньям выносили на площадь… Против роскошного дворца Шереметевской больницы вырастали сотни палаток, раскинутых за ночь на один только день. От рассвета до потемок колыхалось на площади море голов, оставляя узкие дорожки для проезда по обеим сторонам широченной в этом месте Садовой улицы… Букинисты и антиквары (последних звали «старьевщиками») были аристократической частью Сухаревки. Они занимали место ближе к Спасским казармам. Здесь не было той давки, что на толкучке. Здесь и публика была чище: коллекционеры и собиратели библиотек, главным образом из именитого купечества… В серебряном ряду у антикваров стояли витрины, полные старинных монет. Спускали по три, по пяти рублей редкостные рубли Алексея Михайловича и огромные четырехугольные фальшивые медные рубли московской и казанской работы. Поддельных Рафаэлей, Корреджо, Рубенсов – сколько хочешь. Это уж специально для самых неопытных искателей «на грош пятаков». Настоящим знатокам их даже и не показывали, а товар все-таки шел».

«Распланированная» новая Сухаревка

Несмотря на принятое Моссоветом постановление искоренить барахолку в районе Сухаревой башни так и не удалось: через пару месяцев там вновь появились торговцы, а с переходом к НЭПу Сухаревка вновь ожила, переместившись в переулки Сретенки. В связи с этим объективным фактом в 1924 году Моссоветом было принято компромиссное решение об упорядочении частной торговли и создании нового Сухаревского рынка.

Под строительство были отведены пустыри и бывшие владения Гефсиманского скита между Большим Сухаревским переулком, Трубной улицей и Садовой-Сухаревской улицей, где, как писал в 1926 году Владимир Гиляровский, когда-то были монастырские огороды, «а последнее время дикий пустырь, притон тёмного люда». Строительство рынка было начато по традиционному «казённому» проекту управления Московского коммунального хозяйства. Однако архитектор Константин Мельников, прославившийся к тому времени строительством деревянного павильона «Махорка» Всероссийского махорочного синдиката на первой Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке, предложил принципиально новое решение, которое было принято и реализовано.

Вот как описывала новый рынок газета «Известия»: «Теперь это «Новая Сухаревка», строго распланированная, с рядами деревянных бараков. В них помещаются 1 тыс. 647 отдельных магазинов, из которых 1 тыс. уже заняты торговцами. Чистота, порядок, электрическое освещение огромными фонарями для ночной охраны, 6 водонапорных кранов и пожарная сигнализация».

Ново-Сухаревский рынок был закрыт в 1930 году и торговля продовольственными товарами была переведена на Ярославский рынок, находившийся на Мещанской улице. После закрытия Ново-Сухаревского рынка на его месте расположилась «Автодормехбаза», использовавшееся в перестроенном виде трехэтажное здание конторы рынка. Сейчас это здание, построенное по проекту архитектора Константина Мельникова, является объектом культурного наследия (памятником истории и культуры) регионального значения. В 1997 году конторское здание было отнесено к перечню памятников истории и культуры, разрешённых к приватизации. В процессе многочисленных ремонтов и реконструкций здание потеряло первоначальный облик: стеной была застроена ведущая на крышу открытая лестница, изменены дверные и оконные проёмы, изменён цвет окраски.

Сергей ИШКОВ.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x