ЭКОЛОГИЯ КАК УДАРНЫЙ ЭЛЕМЕНТ

Комиссия Андрея Климова по суверенитету занялась защитой развития производства от агрессивных псевдоэкологов

Круглый стол по использованию экологических факторов для вмешательства извне во внутренние дела РФ провели совместными усилиями председатель Временной комиссии СФ по защите государственного суверенитета Андрей Климов, зампред комитета СФ по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Ирина Гехт и зампред комитета СФ по конституционному законодательству Людмила Бокова.

Основная задача – найти способы замещения ангажированных и агрессивных псевдоэкологов с иностранным участием на наших общественников. Процесс уже идет с обучением и выдачей удостоверений. Об успехах рассказал директор департамента государственной политики и регулирования в сфере охраны окружающей среды и экологической безопасности Минприроды Андрей Колодкин. С 17-го года действует отдельный порядок действия общественных инспекторов. Выдача удостоверений и проверки знаний. Надо вывести из плоскости митингов, провокационных мероприятий, в область конкретной охраны окружающей среды. Создать не просто участие, но и информационное обеспечение. Информационная система «Наша природа» принимает информацию.

Практически непосильной оказалась задача изолировать от проблемы профессионалов протеста, настроенных непримиримо относительно прежде всего нового производства. Это уже по-любому за пределами компетенции Минприроды.

Специалиста в заявленной теме Анну Шафран не пригласили. Специалистов в области науки экологии не было, они все в иностранных НКО, с которыми собрались бороться. Названы Greenpeace и WWF, на самом деле намного больше. Из специалистов по охране природы последним, кажется, был Борис Вепринцев. Не умеют отделять одно от другого и только начали догадываться, что на месте экологии наличествует вмешательство в суверенитет.

Судя по риторике, комиссии Климова дана отмашка проявить политическую волю, а что с ней делать, малопонятно. Дискуссию спас Сергей Михеев, который тоже не специалист в заявленной тематике, но просто системно умный человек.

Остается вопрос: была ли мысль пригласить специалистов советской школы из Greenpeace и WWF, чтобы в конечном счете переманить их на свою сторону? Другой работы для них нет. Возрождаемое Всероссийское общество охраны природы (ВООП) категорически не финансируется. Его новый председатель Владимир Грачев начал работу по опыту ВОИР, разгреб завалы и зарегистрировал счет. Тут же образовался долг перед государством полтора миллиона.

На этом можно было бы потупить глазки от стыда и разойтись, с такой установкой все равно ничего не получится.

Логичная Елена Бокова поставила вопрос с подковыркой: если они нас проверяют, можно представить, что российская экологическая организация работает где-нибудь в штате Техас?

Объясняю. США наряду с КНР являются крупнейшими загрязнителями планеты, кого как раз и надо было бы проверять на международном уровне. Только две страны создают угрозу всем, а не только себе. Естественно, к себе они не пускают. Однако проблема радиоактивного загрязнения в США стоит настолько остро, что была организована специальная миссия «Синяя лента». Они побывали в Думе, взаимного понимания не возникло и не могло быть вследствие нашей ментальности. Проблемой должны заниматься специалисты, а не политики.

Собственно, в этом заключена основная претензия к экологическим иностранным агентам. Там работают профессиональные революционеры и юристы, перед которыми пасуют юридические службы крупных корпораций.

Сергей Михеев представил доклад «Экозащита и эконападение: политические экологи в России и в мире», который ему помогали делать Максим Жаров и Игорь Рябов.

Полная версия доклада размещена по ссылке http://miheev-politolog.ru/wp-content/uploads/2018/05/ecology_big.pdf

По словам Михеева, зафиксировано около пятидесяти случаев с протестами против строительства новых объектов. Действующие производства по советским технологиям протестантов не интересуют. Атака происходит прежде всего на новые проекты. В целом затормозилось более триллиона рублей инвестиций. Это не спонтанные выступления людей. Направляют профессионалы. Они отработали активность, мобилизацию масс и юридическую защиту. Ломают барьеры психологической защиты, специально переводят протест в эмоциональный. Требования непримиримые: или вы отказываетесь от проекта, или никак. О поиске компромисса речи не идет. В случае с прокладкой «Северного потока 2», а до этого «Голубого потока» попытались их затормозить в иностранных интересах. И к этому подтаскивают недовольство властью. Заметна приуроченность к выборам. Достаточно скоординированное политико-экологическое движение с целью достижения политического эффекта или торможения развития. В крымском Армянске моментально появились люди со всей страны. То же самое в Северной Осетии после взрыва на заводе «Электроцинк». Они себя позиционируют как профессиональные экологи и экологические юристы.

Михеев полагает, компромисс надо искать на золотой середине между развитием производства и защитой среды. Ввести сертифицирование экологического движения с жестким отделением профессионального протеста.

Авторы доклада постарались уйти от политизированных выводов. Прослеживаются нечистоплотные манипуляции мнением граждан. Коммерческий или политический заказ, также самораскрутка любой ценой.

Максим Жаров назвал технологии, используемые для таких целей. Априори предполагается отрицательное заключение по общественной экологической экспертизе. Подача исков от жителей с юридическим сопровождением от иностранных НКО. Иски по Куршской косе поддерживали юристы Greenpeace. Кампания против новых угольных разрезов в Кузбассе смыкалась с требованиями отставки губернатора Амана Тулеева.

Игорь Рябов рассказал, что в США совсем не так устроено. Контроль осуществляет государство. Общественный протест они экспортируют, а у себя победили в 70-е годы. Роль экологических активистов надо сводить к минимуму.

Дальше дискуссия пошла по спирали, причем наряду с повторами появились намеки на обобщение.

Михеев подчеркнул, что в постсоветское время разрушили систему государственного контроля, государственного патронажа. Люди, которые должны этим заниматься, сидят на голодном пайке, а занимаются этим те, кто получает прямое или кривое финансирование из-за рубежа. В России нет партии, которая ставит цель промышленного развития, создание новых рабочих мест. Это была бы борьба с турбулентностью общества, которая подпитывает протест. Экологическими протестами занимаются те же люди, что и политическими. Крутятся люди, к экологии не имеющие никакого отношения. Мы развалили и фрагментировали, а наши противники работают системно. Мы развалили, а теперь пытаемся собрать песок в кучку. Ставим задачу «Широкополосный интернет в каждый сельский сортир» — с ними работают, имея прямой доступ. Играют как на пианино. Экология — частный момент. Где мы потеряли, они и собрали. Big data, у нас любят говорить об этом. На самом деле — сбор информации из пользовательских предпочтений. Вот чем надо заниматься, а не качать биржу, зарабатывая ни на чем. Что там США, мы не имеем картинки по собственной стране.

Михеев умный человек, но PRIZM он не назвал и явно не знает о принятом в пользу спекулятивного капитала законе и природе кризиса осенью 2008 года. Понятно, что экология только часть мозаики. Но эта часть стала ударным элементом, который развивался по каналу, проторенному борьбой за беспородных собак. Она в свою очередь вывела на разрушение семьи и связалась с ЛГБТ-проектом.

Но и то, что прозвучало, для многих стало откровением.

Лев МОСКОВКИН.

 

 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x