ДЕРЗКИЙ ПОБЕГ КАТОРЖАНОК

В ночь с 30 июня на 1 июля 1909 года в Москве из Новинской женской каторжной тюрьмы совершили побег 13 политзаключенных. Других столь же массовых и успешных побегов осужденных на каторгу в истории русского революционного движения зафиксировано не было.

Воспользовались моментом

Побег 13 политзаключенных, в том числе, двух участниц покушения на премьер-министра Петра Столыпина, был организован эсерами. Вместе с каторжанками скрылась и надзирательница Тарасова, заранее внедренная революционерами в тюремный штат. Именно она накануне побега принесла в тюрьму гражданскую одежду, предоставленную матерью и сестрой Владимира Маяковского, в которую переоделись беглянки. Полиция знала о готовящимся побеге, но опоздала на место преступления, обнаружив по прибытии двух связанных надзирательниц и жгуты из простынь, перекинутых на улицу из тюремного здания. Такая нерасторопность блюстителей порядка, возможно, объяснялась тем, что за два дня до этого, 27 июня, Россия отпраздновала 200-летие Полтавской битвы, и московская полиция после несения усиленной охраны отдыхала.
Позже этот беспрецедентный побег был подробно описан его участниками. Так, в 7-ом номере Историко-революционного вестника «Каторга и ссылка» за 1929 год сообщалось, что заключенные в коридоре и конторе тюрьмы связали двух надзирательниц. Дежурившего в конторе надзирателя напоил в пивной водкой с хлоралгидратом один из организаторов побега Исидор Морчадзе. 16-летний Володя Маяковский, только что закончивший гимназию, но уже дважды арестовывавшийся по подозрению в причастности к революционной деятельности, «стоял на стрёме»: с колокольни соседнего с тюрьмой храма Девяти мучеников подавал знак о возможности выбраться на улицу. По этому делу 2 июля 1909 года он был арестован в третий раз. Маяковского доставили в Мещанский арестный дом. Виноватым он себя ни в чем не признал, заявив, что о побеге из женской тюрьмы узнал из газет, что из заключенных в ней никого не знает.
«Сидеть не хотел. Скандалил. Переводили из части в часть — Басманная, Мещанская, Мясницкая и т. д. — и наконец — Бутырки. Одиночка № 103», — позже вспоминал поэт.
Маяковского освободили 9 января 1910 года за отсутствием улик. Трёх бежавших — Александру Карташову, Прасковью Иванову, Марию Шишкареву — поймали в день побега. Их судили в Московском окружном военном суде в марте 1910 года.

Следственное дело и оргвыводы

Расследование обстоятельств побега велось до ноября 1909 года. Его причиной, по мнению следователей, стал излишний либерализм администрации: «Дозволяла хранение в камерах арестанток лишних вещей и недостаточно часто и тщательно производила обыски (…), а также разрешала не обыскивать чинов надзора (…), не имела достаточного наблюдения за исправным несением службы чинами надзора и их поведением как в служебное, так и в неслужебное время, ввиду чего чины надзора не всегда исполняли ея распоряжения, на дежурствах позволяли себе спать и даже, покидая свой пост, уходить для беседы к стоящим в других коридорах постовым».
В результате расследования причинами побега признали непредвиденные обстоятельства: тюрьма не была рассчитана на содержание каторжных арестанток, арестантский корпус не имел наружной ограды, а окна коридоров, вдоль которых были расположены арестантские камеры, выходили на улицу. Недостаточной оказалась охрана тюрьмы: только один пост снаружи, выход из конторы охранялся городовым (которого отвлек эсер Коридзе – один из участников организации побега — рассыпавший деньги), дежурившие ночью в передней надзиратели служили и днем, поэтому с разрешения начальства имели в передней постели. Посты вооруженных надзирателей были во дворе, но туда бежавшие не выходили. Камеры и коридоры отпирались одним ключом, от ветра керосинокалильные фонари гасли; в частности, погас фонарь, освещавший выход в переулок.
Стоявшие на постах по пути следования бежавших младшие надзирательницы Федотова и Веселова были арестованы, позднее последняя была освобождена как непричастная. Начальницу тюрьмы сочли ответственной за мягкость установленного порядка. После дерзкого побега охрана Новинской тюрьмы была усилена: построено дополнительное ограждение у выхода из конторы в переулок и выставлен дополнительный пост, поставлены посты на главной лестнице и у двери в комнату свиданий. Механизмы замков были заменены. Коридор каторжного отделения стал закрываться на ночь еще одним висячим замком.

 

Справка:
Комплекс зданий Новинской тюрьмы занимал квартал (Большого) Новинского переулка от Кривовведенского переулка до Продольного. В 1912 году Кривовведенский переулок был переименован в Малый Новинский. Когда был проложен проспект Калинина (сейчас — Новый Арбат), (Большой) Новинский переулок стал его частью, и Новинским стал называться бывший Малый Новинский — Кривовведенский переулок. Сейчас на этом месте по адресу: Новый Арбат, 36 располагается часть комплекса зданий Правительства Москвы.
Новинская женская тюрьма действовала с 1908 по 1947 год. После Октябрьской революции тюрьма находилась в ведении НКВД. Была снесена в 1960-м.
Согласно описанию 1910 года, «тюрьма состояла из: 1) арестантского двухэтажного корпуса; 2) двухэтажного здания, где помещаются мастерская и прачечная; 3) бани и помещения для парового котла для надобностей отопления прачечной, а также и бани; 4) одноэтажного здания кухни без хлебопекарни и яслей для детей; над последним зданием устроена сушилка для белья; 5) одноэтажного здания конторы и комнаты для свиданий. На дворе имеются: 6) одноэтажное здание, где помещаются церковь и швейная мастерская; 7) двухэтажное здание, где помещаются больница (на 20 коек, по документу 1922 года), школа и цейхгаузы. <…> Стены всех зданий, равно как и стены, отделяющие арестантские камеры, сложены из кирпича».
В тюремных яслях в 1908 году находились 24 ребенка от 3 до 11 лет, в основном 7–10 лет. Почти столько же — 26 детей — было 1909 году.

Сергей ИШКОВ.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x