Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ИНДЕКС СЧАСТЬЯ ЖЕРТВ ПРОПАГАНДЫ

ИНДЕКС СЧАСТЬЯ ЖЕРТВ ПРОПАГАНДЫ

МИА Россия сегодня

Директор ВЦИОМ Валерий Федоров человек мудрый и лишнего не скажет. Предпочитает не говорить о пассионарном подъеме в России, хотя удовлетворенность жизнью у российской молодежи выше пожилых россиян и находится с ними в обратном соотношении с сытыми пенсионерами Запада. Тамошняя молодежь не видит своего будущего.

В этом плане исследования ВЦИОМ корреспондируются с казалось бы парадоксальными данными исследования ВШЭ, проведенного несколько лет назад.

Цель прокремлевского Федорова понятна, но для этой цели есть реальные основания. Об этом можно судить по данным исследования, представленного во вторник в пресс-центре МИА «Россия сегодня». Федоров сравнивал данные двух опросов, проведенных в 2000 и 2019 годах.

Фактически представлены итоги двух десятков лет правления Путина.

Перемены наглядно видны из презентации, показанной на мероприятии и переданной “МП”. В целом все стало лучше, даже по такой больной теме, как уровень удовлетворенности уровнем доходов.

Отвечая на вопросы журналистов, Федоров утверждал, что за двадцать лет Россия прошла огромный путь. Положение дел существенно улучшилось. Это касается и материального благополучия, уровня безопасности, уровня удовлетворенности россиян своей работой. Но есть и сферы, где несмотря на существенный прогресс, люди продолжают демонстрировать неудовлетворенность. В первую очередь это система здравоохранения, медицинское обеспечение населения. Это экология, состояние окружающей среды. И это материальное положение, то есть доходы населения. Вот это те три болевые точки, которые по исследованиям ВЦИОМ сегодня существуют. Именно на решении этих проблем стоит сосредоточиться президенту и правительству в ближайший год.

На международной арене Россия прошла путь от униженной и оскорбленной державы, с чьими интересами никто не считался. Именно так выглядела Россия, увы, в конце 90-х годов. Прошла путь к одной из великих держав не по названию, а по сути, страны, с чьими интересами, с чьей политикой, хотят они того или нет, вынуждены считаться все великие мира сего. Не исключая, конечно, США.

В Ближнем Зарубежье разброс больше России. На западе бывшего СССР деградация, в Средней Азии и кое-где на Южном Кавказе присутствуют ожидания позитивных перемен.

О Москве Федоров сказал, что столичное население меньше 10% и ровно эту долю выборки она составляет. Притязания жителей Москвы сильно выше, чем например Московской области, не говоря уже о Чите или Оренбурге. В Москве удовлетворенность жизнью выше, но и запросы, требования выше.

Глава ВЦИОМ подчеркнул, что социология меряет настроение людей, субъективное и быстро меняющееся. Если вам показалось, что рынок рухнет, он рухнет. Настроения поражения это социальная инфекция, которая влечет революции, распады стран, смену правительства.

Революции тоже нужны, но зачем?

«Нужны, нужны. Я вообще против революции. Есть большая дискуссия в социальной науке: революции это локомотивы истории или это ее разрушитель?» – сказал Федоров.

Мне удивительно, разве это неочевидно?

Федоров ответил развернуто: «Нет, не очевидно. Вот есть например тезис Алексиса Токвиля о том, что Великая французская революция не ускорила развитие французского общества, а отбросила его назад. Но есть и другие, более новые исследования. Все-таки Токвиль писал в середине 19 века. Но есть и такие, которые показывают, что все-таки продуктивную работу революции делают. Например, Манкур Олсон, знаменитый британский экономист исследователь, который на опыте послевоенной Британии, фактически показал стагнацию там. Она стагнировала именно потому, что все было слишком стабильно и никакая инновация, никакое новое развитие – социальное, экономическое, технологическое, не могло себе пробить дорогу в этой густой плотной сети связей, характерной для стабильного общества. Поэтому дискуссия продолжается, но в этом суть социальной науки.

Разумеется, у Федорова результат выглядит заказанным. Но у его предшественников заказ просматривался еще более откровенно, только в обратную сторону. Известный факт, с конца 80-х социология обслуживала революционные тенденции и люди радовались, что их мнение в кои-то веки спросили. Разговоры моего круга сохраняют тогдашнюю доминанту. А по контенту СМИ вообще все наоборот Федорову.

Допустим, я ему верю, но если буду транслировать его выводы, мне вряд ли поверят.

Федоров согласился: важный вопрос. Доверие – дефицитный товар. Надо объяснять и отвечать на любые вопросы, включая неудобные. Почему все выглядит не так? У каждого из нас есть социальная сеть. И мы ей доверяем. Эта информация конкурирует с собственной информацией и со средствами массовой коммуникации. Насколько бы вы коммуникабельными ни были, ваш круг общения ограничен. Несогласные с вами вымываются. В новых социальных сетях процесс де-френдизации несогласных идет быстрее.

В целом это чистая правда, но не про меня. Я никого не удаляю, но пытаюсь объяснись и смотрю, что получается. Иногда получается отделить ангажированных от пропагандированных. Меня забанили такие фигуры на арене истории, как Алексей Пушков и Виталий Третьяков. Причем вовсе не из-за несогласия, а из страха моей прямолинейной откровенности. Убеждать не пришлось. Тут есть материал для социолога.

Сакральный вопрос озвучен «Российской газетой»: как кореллирует тот факт, что молодежь больше удовлетворена, а в протестах та же самая молодежь.

Федоров растолковал, что ВЦИОМ недавно закончил большое исследование по молодежи. Молодежь у нас остается аполитичной. Что они делают, сидят молчат или организуют законспирированные кружки как было в 40-х? Сейчас участвуют в протестах, бросаются на ОМОН и потом радостно уезжают в КПЗ. Такие люди есть, но их меньшинство. Абсолютно неверный вывод, что молодежь стала протестной.

Соратники Федорова его поддержали.

Член совета директоров Экспертного института социальных исследований Глеб Кузнецов подчеркнул, что молодежь чем только не занимается: астрономия, химия, кружки, кванториумы. Таких большинство, но мы их не видим.

Политтехнолог Олег Матвейчев вспомнил, в 2000-м чуть-чуть оптимизм стал появляться. Сейчас уровень жизни и потребления должны быть выше. Тем не менее, у общества есть определенные тревоги. Матвейчев считает, это индуцированные вещи, искусственные. Уровень фейков возрос кратно. Происходит информационная атака на Россию. Выбрасывается недовольство с Украины. Мы все являемся жертвами пропаганды отсюда и цифры. Вызывает тревогу, что наше общество не имеет иммунитета к вбросам. Государству надо подумать, как бороться с информационной войной.

Сразу после Федорова в том же зале выступила уполномоченный при президенте по правам ребенка Анна Кузнецова, чем-то похожая на Эльвиру Набиуллину. Только позиция уполномоченной другая, несколько более суверенная.

Информация Анны Кузнецовой косвенно подтверждает выводы Валерия Федорова. Общий вывод: атака на Россию растет и жизнь в общем восприятии лучше не становится, но россияне меняются. Они все более решительны, деятельны и умны, чтобы понимать происходящее. Когда депутат Елена Ямпольская в своем вызывающем заявлении предложила пенсионерам выйти из зоны комфорта, СМИ на нее набросились. А с пенсионерами именно это произошло. Тут возникает вопрос кто за кого отвечает – власть за народ или народ за власть? События в мире склоняют к обратному относительно принятого стереотипа.

Власть России недооценивает возможности своего народа и не использует их. А всего-то надо разговаривать с людьми, отвечать на неудобные вопросы, разъяснять и говорить правду. Социолог прав.

Почему Путин по вопросам внутренней политики тушуется, как произошло на пресс-конференции? Опасается, что собственный народ не услышит и не поддержит, а Запад услышит сразу и примет меры. Когда-то должен наступить перелом такого соотношения. Следующий год станет ключевым в переоценке отношений власти и народа. Федоров и тут прав.

Лев МОСКОВКИН.

Добавить комментарий

Loading...
Top