КАК НАЧАЛАСЬ ВОЙНА. ПРИКАЗ СТАЛИНА – СЖИГАТЬ НАШИ ДЕРЕВНИ

Оперативно-тактическое руководство, а вернее — паника и неразбериха в руководстве войсками были такими, что в начале октября 1941 года Москва оказалась совершенно открытой с западного и юго-западного направлений.

Здесь надо помнить, что нападение на СССР планировалось в мае. Но в апреле в Югославии поднялось антигитлеровское восстание, осложнилось положение Муссолини в Греции – и Гитлеру пришлось корректировать планы, начать,пусть и кратковременную, боевую операцию на Балканах. Таким образом, восточный поход отодвинулся на месяц. Стремительное наступление немцев осложнила осенняя распутица и ранняя суровая зима, сильные морозы, затруднившие эксплуатацию машин и боевой техники.Сейчас страшно представить, что могло быть, появись дивизии вермахта у Москвы не в октябре, а  в начале сентября.

В книге «Воспоминания и размышления» маршал Жуков писал:

«Брянский фронт оказался рассеченным… Создалось угрожающее положение и на тульском направлении… К исходу 6 октября значительная часть войск Западного и Резервного фронтов была окружена западнее Вязьмы… Образовались зияющие бреши, которые закрыть было нечем, так как никаких резервов в руках командования не оставалось. К исходу 7 октября все пути на Москву, по существу, были открыты».

В эти страшные дни Москву закрыли только три дивизии — 312-я, сформированная в Актюбинске, 316-я (известная как Панфиловская) – сформированная в Алма-Ате, и 32-я дальневосточная. Они выстояли, потеряв почти весь личный состав, но дав время подтянуть к Москве резервы.

316-я дивизия под Волоколамском вела бои с четырьмя гитлеровскими дивизиями – тремя пехотными и одной танковой.

32-я дальневосточная дивизия 12 октября, к началу боев на Можайском направлении, насчитывала 10023 рядовых бойца. К 27 октября осталось 2108 солдат.

312-я дивизия численностью 11347 человек удерживала на Малоярославецком направлении участок фронта протяженностью 60 километров. За десять дней боев, к 22 октября, в дивизии осталось 1096 человек.

В начале октября фронт проходил в 60 километрах от Москвы. 15 октября Государственный Комитет Обороны принял Постановление «Об эвакуации столицы СССР Москвы».

Зоя Космодемьянская

Поколения советских людей воспитывались на героическом образе Зои Космодемьянской – отважной 18-летней девушки, замученной фашистами. О Зое Космодемьянской слагали поэмы, писали оперы, книги, снимали фильмы, по всей стране создавались десятки музеев, установлены сотни памятников.

Впервые страна узнала о ней из очерка «Таня», опубликованного в газете «Правда» 27 января 1942 года.

«В первых числах декабря 1941 года в Петрищеве, близ города Вереи, немцы казнили восемнадцатилетнюю комсомолку-москвичку, назвавшую себя Татьяной.

То было в дни наибольшей опасности для Москвы. Дачные места за Голицыном и Сходней стали местами боев. Москва отбирала добровольцев-смельчаков и посылала их через фронт для помощи партизанским отрядам в их борьбе с противником в тылу. Вот тогда в Петрищеве кто-то перерезал все провода германского полевого телефона, а вскоре была уничтожена конюшня немецкой воинской части и в ней семнадцать лошадей. На следующий вечер партизан был пойман…

Партизан был отведен в избу, где жили офицеры, и тут  только разглядели, что это — девушка, совсем юная, высокая, стройная, с большими темными глазами и темными стрижеными, зачесанными наверх волосами.

Хозяевам дома было приказано выйти в кухню, но все-таки они слышали, как офицер задавал Татьяне вопросы и как та быстро, без запинки отвечала: «нет», «не знаю», «не скажу», «нет», и как потом в воздухе засвистели ремни, и как стегали они по телу…

В 10 часов утра пришли офицеры. Старший из них по-русски спросил Татьяну:

— Скажите, кто вы?

Татьяна не ответила.

— Скажите, где находится Сталин?

— Сталин находится на своем посту, — ответила Татьяна…

На грудь Татьяне повесили отобранную у нее бутылку с бензином и доску с надписью «Партизан». Так ее вывели на площадь, где стояла виселица…

Под спущенной с перекладины петлей были поставлены один на другой два ящика из-под макарон. Татьяну приподняли, поставили на ящик и накинули на шею петлю. Один из офицеров стал наводить на виселицу объектив своего «кодака»: немцы — любители фотографировать казни и экзекуции. Комендант сделал солдатам, выполнявшим обязанность палачей, знак обождать.

Татьяна воспользовалась этим и, обращаясь к колхозницам и колхозникам, крикнула громким и чистым голосом:

—  Эй, товарищи! Чего смотрите невесело? Будьте смелее, боритесь, бейте немцев, жгите, травите!.. Мне не страшно умирать, товарищи. Это — счастье умереть за свой народ…

Татьяна повернулась в сторону коменданта и, обращаясь к нему и к немецким солдатам, продолжала:

— Вы меня сейчас повесите, но я не одна, нас двести миллионов, всех не перевешаете. Вам отомстят за меня…  Прощайте, товарищи! Боритесь, не бойтесь! С нами Сталин! Сталин придет!..

Она умерла во вражьем плену на фашистской дыбе, ни единым звуком не выдав своих страданий, не выдав своих товарищей. Она приняла мученическую смерть, как героиня, как дочь великого народа, которого никому и никогда не сломить! Память о ней живет вечно!..

И немеркнущая слава разнесется о ней по всей советской земле, и миллионы людей будут с любовью думать о далекой заснеженной могилке, и Сталин мысленно придет к надгробию своей верной дочери».

После освобождения Петрищева в село приехала специальная комиссия «в составе представителей ВЛКСМ, офицеров Красной Армии, представителя РК ВКП(б)». Был составлен «Акт осмотра и опознания тела Зои Космодемьянской».

Из докладной записки секретаря МГК ВЛКСМ А. Пегова – в МГК ВКП(б), 5 февраля 1942 года:

«1 ноября МГК ВЛКСМ послал группу комсомольцев, в том числе и комсомолку Зою Космодемьянскую, в распоряжение разведуправления Западного фронта. 28-29 ноября она была направлена через линию фронта… В первых числах декабря она ночью пришла в село Петрищево и подожгла три дома (дома граждан Кареловой, Солнцева, Смирнова), в которых жили немцы. Вместе с этими домами сгорело: 20 лошадей, один немец, много винтовок, автоматов и много телефонного кабеля… Через два дня, в седьмом часу вечера, она вторично пришла в это же село. При попытке поджечь дом на краю деревни она была схвачена немецкими патрулями».

Значит, она сожгла три дома жителей села Петрищева, советских «граждан Кареловой, Солнцева, Смирнова… Вместе с этими домами сгорело: 20 лошадей…»

Тактика выжженной земли

Зою Космодемьянскую и ее товарищей, самоотверженных советских юношей и девушек, которые записывались в комсомольские диверсионные отряды, чтобы сражаться с фашистами, отправили на помощь Красной Армии – выполнять приказ.

ПРИКАЗ СТАВКИ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОГО КОМАНДОВАНИЯ № 0428

г. Москва.

17 ноября 1941 года

Опыт последнего месяца войны показал, что германская армия плохо приспособлена к войне в зимних условиях, не имеет теплого одеяния и, испытывая огромные трудности от наступивших морозов, ютится в прифронтовой полосе в населенных пунктах… Лишить германскую армию возможности располагаться в селах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населенных пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и теплых убежищ и заставить мерзнуть под открытым небом — такова неотложная задача, от решения которой во многом зависит ускорение разгрома врага и разложение его армии.

Ставка Верховного Главнокомандования ПРИКАЗЫВАЕТ:

  1. Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40 — 60 км в глубину от переднего края и на 20 — 30 км вправо и влево от дорог. Для уничтожения населенных пунктов в указанном радиусе действия бросить немедленно авиацию, широко использовать артиллерийский, и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствами.
  2. В каждом полку создать команды охотников по 20 — 30 человек каждая…
  3. При вынужденном отходе наших частей на том или другом участке уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населенные пункты, чтобы противник не мог их использовать…

Ставка Верховного Главнокомандования

И. СТАЛИН

Б. ШАПОШНИКОВ

(Центральный архив Министерства обороны, ф. 208, оп. 2524, д. 1, л. 257-258.)

Сразу же соответствующие директивы были приняты на уровне фронтов, армий, дивизий. И доведены до полков и батальонов.

Приказ, разумеется, был секретный. Он стал известен только в нынешние времена. Но вот интересный факт – из книги БаурджанаМомыш-улы, комбата, затем комполка в знаменитой Панфиловской дивизии, сражавшейся под Москвой. С 1960 года в СССР только на русском языке вышло не менее двадцати изданий его книги «За нами Москва. Записки офицера». И в ней он писал открытым текстом:

«К нам приехал начальник артиллерии дивизии подполковник Виталий Иванович Марков…

— Знаете, — с грустью сказал он мне, — нам приказано оставить занимаемые позиции и отойти на следующий рубеж. И приказано сжигать все на пути нашего отступления…

— А если не сжигать? — вырвалось у меня.

— Приказано. Мы с вами солдаты…

Ночью запылали дома: старые, построенные еще дедами, почерневшие от времени, и совсем новые, срубленные недавно, еще отдающие запахом смолы. Снег таял от пожаров…

К нам подошла пожилая русская женщина… Она была как комок возмущения…

— Что вы делаете? — строго спросила она Маркова.

— Война, мамаша, отечественная, — ляпнул я.

— А наши дома, по-твоему, не отечественные? Какой дурак назначил тебя командиром? — крикнула она и со всего размаха ударила меня по лицу. Я пошатнулся. Марков отвел меня в сторону…

Деревня горела. Мы уходили, озаренные пламенем пожара. Рядом со мной шел Марков. Мы долго молчали…

Позади нас слышался мерный звук приглушенных шагов. Батальон шел. Батальон молчал.

— Нет! — вдруг поднял голову Марков. — Она тебя правильно побила.

—  Она должна была бить вас, товарищ подполковник, а не меня. Вы приказали…»

Через 12 дней после выхода приказа Ставки командующий Западным фронтом Жуков и член Военного совета Булганин доложили:

ТОВАРИЩУ СТАЛИНУ, ТОВАРИЩУ ШАПОШНИКОВУ

Во исполнение приказа Ставки № 0428 от 17 ноября о поджогах населенных пунктов Военным советом немедленно были приняты следующие меры:

  1. В дивизиях и полках приступили к формированию, команд охотников, которые в большинстве уже ведут активную работу.
  2. На территорию, занятую противником, разведорганами особого отдела направлены диверсионные группы, общим числом до 500 человек.
  3. Армиям выделены по эскадрилье самолетов Р-5 и У-2, всего 45 самолетов.
  4. Изготовлено и выделено частям индивидуальных зажигательных средств — термитные запалы, шары, цилиндры, шашки — общим числом 4 300 единиц.
  5. Выдано свыше 100 000 бутылок с зажигательными смесями и приспособления для их использования.
  6. Для помощи в создании команд охотников в дивизии направлены из резерва фронта 38 командиров.
  7. Утверждены по каждой армии пункты, подлежащие сожжению и разрушению и установлены задания, в связи с этим, родам войск (авиация, артиллерия, команды охотников, диверсионные и партизанские отряды).

За истекшее время сожжено и разрушено 398 населенных пунктов (за 12 дней)…

Жуков Булганин

(ЦАМО, ф. 208, оп. 2524, д. 1, л. 257-258)

Приказ № 0428 оставил без крова, средств и возможностей существования несчитанные тысячи советских людей жестокой, лютой зимой 1941 — 1942 годов.

(Продолжение следует)

 

 

 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x