БЕГСТВО ИЗ БОЛЬШИХ ГОРОДОВ

Москва, столица

Как показало исследование, проведенное группой ученых из Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ (РАНХиГС) совместно с Комиссией по территориальному развитию и местному самоуправлению Общественной палаты РФ, 15% москвичей в апреле-мае этого года выехали за пределы столицы; 79% из них поселились в малых, средних городах и сельской местности.

Аналогичные тенденции, как отметил, выступая на круглом столе в ОП РФ, председатель Комиссии по территориальному развитию и местному самоуправлению и соавтор доклада РАНХиГС Андрей Максимов, отмечаются и в других крупных российских городах. По его прогнозам, пандемия и вызванные ею страхи приведут к значительным изменениям существовавших до этого общественных предпочтений и стандартов жизни, в частности – к отказу от культа урбанизма:

Председатель Комиссии ОП РФ Андрей Максимов

«Изменятся жилищные потребности граждан, отношение к той среде, в которой они хотят жить, и, собственно, изменятся и меняются уже предпочтения по месту жительства. Изложу некоторые выводы нашего доклада. Во-первых, в последние несколько месяцев у россиян значительно повысилась ценность загородной жизни (60% уже имеют второе, дачное жилье, а 21% из неимеющих хотели бы его приобрести). Во-вторых, 15% москвичей в апреле-мае этого года выехали за пределы столицы; 79% из них поселились в малых, средних городах и сельской местности (в основном в Подмосковье). На 213% вырос запрос на долгосрочную аренду коттеджей; на 96% — на долгосрочную аренду дач. На новые земельные участки по ИЖС в апреле спрос вырос на 10-12% по сравнению с предшествующим месяцем. Мы видим, как много людей осталось жить пока на лето за пределами больших городов. Мы утверждаем, что это будет долгосрочной тенденцией».

К тому же в условиях, когда дистанционная работа, как отметил Андрей Максимов, становится все более приемлемой для работодателей и работников, вряд ли они откажутся воспользоваться возможностью переселиться из перенаселенного города в разреженную экологически чистую местность. При этом работодатель экономит за счет перевода с офисной работы на удаленный режим на помещениях, оргтехнике, текущем обслуживании компьютеров и, конечно, они могут сэкономить на оплате труда.

«Мы уже видим конкретные кейсы: так, в одной из крупных нефтяных компаний пришли к выводу, что примерно 20% персонала может без сбоев работать в удаленном режиме. Можно избавиться от «дорогих» москвичей и нанять сотрудников, которые в 3-4 раза дешевле и живут при этом в регионах. Мимо такого искушения многие крупные предприятия не пройдут. Теперь о том, что касается самих работников. Мы пока не имеем статистики по нашей стране, но у нас уже есть зарубежные аналоги. В Люксембурге до 90% жителей высказали готовность работать в удаленном режиме; во Франции около 50% рабочих мест готовы к переводу на «удалёнку»; в Турции – около 20%.

Я думаю, что если мы посмотрим структуру рабочих мест в крупных городах России (в «миллионниках», прежде всего), то мы, наверное, не сильно будем отличаться от Турции, как минимум, а, может быть, даже, от Франции. (…) Мы, конечно же, не говорим о том, что все, кто перейдут на дистант, уедут из больших городов. Этого не будет. Но экстерриториальность, которую дает дистанционная работа, приводит к появлению группы людей и, на наш взгляд, достаточно большой, которые не выберут большой город, а выберут город малый или сельское поселение», — предположил Андрей Максимов.
По мнению авторов доклада из РАНХиГС и их соавтора из ОП РФ Андрея Максимова, в соответствии с отмеченными трендами должна изменяться и государственная политика, стратегия пространственного развития страны.

«Так как мобильность граждан возрастает, очевидно, что нужно поддерживать строительство муниципального арендного жилья. Индивидуальное жилищное строительство нужно обеспечивать не только ипотекой или выделением земельных участков под ИЖС, но и обеспечивать социальной инфраструктурой: школами, больницами, детскими садами, дорогами. Нам кажется, что поведенческие стереотипы будут меняться, и нужно следовать в фарватере этих изменений», — заявил Андрей Максимов.

Однако, как отметил его оппонент – руководитель исследовательской группы ЦИРКОН Игорь Задорин, реализации изменяющихся жилищных предпочтений россиян может помешать целый ряд объективных факторов: во-первых, у большинства россиян просто может не хватить денег на переезд и, уж тем более, на приобретение второго жилища за пределами больших городов; во-вторых, отсутствие у принимающей стороны соответствующей инфраструктуры.

Руководитель исследовательской группы ЦИРКОН Игорь Задорин
Руководитель исследовательской группы ЦИРКОН Игорь Задорин

Переселенцы из мегаполисов в российской глубинке, скорее всего, не смогут найти работу, там нет хороших дорог, современной медицины, комфортной городской среды.

Однако все вышеперечисленные трудности, по мнению Андрея Максимова, — временные, а изменения «жизненных стратегий россиян» имеют долгосрочный характер, так как пандемии приходят и уходят, а страхи после них (опасения возможного повторения) остаются. К тому же, как отметил Игорь Задорин, многие горожане побежали в провинцию не из-за опасения заразиться коронавирусом, а спасаясь от тотального контроля, введенного вместе с «режимом повышенной готовности» в мегаполисах:

«Да, многие побежали за безопасностью… Но многие побежали в сельскую местность из городов за свободой, так как города оказались «территорией несвободы».

Сергей ИШКОВ.

Фото автора и mospravda.ru

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x