КЛИНИКА АКАДЕМИКА РОЙТБЕРГА В БОРЬБЕ С COVID-19

Пандемия идет на спад, все больше в Москве выздоровевших от коронавируса, и, по сравнению с показателями трехмесячной давности, более, чем в десять раз снизилось суточное количество заболевших.

Конечно, в первую очередь нелегко пришлось медицинским учреждениям, сотрудники которых в ежедневной борьбе с распространением нового вируса рисковали собственным здоровьем и жизнью. О том, как продолжала свою работу, удостоенная Минздравом РФ звания «Лучшая частная клиника по качеству медицинской помощи» – клиника АО «Медицина» в условиях пандемии, в эксклюзивной беседе рассказал Президент клиники АО «Медицина» (клиники академика Ройтберга), доктор медицинских наук, профессор, академик Российской академии наук, заслуженный врач РФ, лауреат премии Правительства РФ в области образования Григорий Ефимович Ройтберг.

Потери

— Период пандемии в Москве – очень сложное и тяжелое время. И то, что отмечают только тех, кто был на передовой борьбы с ковидом – совершенно неправильно. Риски, которым подвергся мой персонал, намного выше, потому что мы никогда не знаем, кто из приходящих к нам пациентов болен. Среди персонала АО «Медицина» переболело новым вирусом около 200 человек, один сотрудник умер. Ему было 47 лет, и для нас это было шоком. Это все на фоне того, что мы с гордостью констатируем тот факт, что на территории нашей клиники не было зарегистрировано ни одного случая, чтобы пациент заразился CoViD-19 в наших стенах. Всем больным, которые к нам поступали, мы в обязательном порядке делали ПЦР, то есть тест на ковид.  Был случай, когда к нам поступил больной на тяжелую операцию. Мы сделали тест. Результат – отрицательный. На следующий день у пациента поднимается температура. Срочно приезжает хирург, так как думаем, что температура поднялась из-за раны. Оказывается, пациент болен CoViD-19. Вследствие этого заболел хирург, который его оперировал, и реаниматолог. Они переносили болезнь достаточно тяжело, мы за них очень волновались. Такой случай был. Но в общем, благодаря очень четкой работе и строгой организации, это в общем-то небольшие потери. Это первый кризис в моей практике, с которым я столкнулся, когда я переживал за свою жизнь и жизнь моих сотрудников.  К тому же отделение стационара не прекращало свою работу, потому что срочную операцию на сердце или почечную колику, или аппендицит отложить невозможно. Мы с моим коллективом старались держаться. Я, конечно же, поддерживал их и финансово, и мы устраивали какие-то маленькие праздники, иногда я внезапно делал для них какие-то небольшие шуточные подарки. Финансовую помощь несколько раз получили все сотрудники клиники, а те, кто особо в ней не нуждался, переводили ее в наш фонд помощи врачам «Врачебное братство».

Маски, перчатки, самоизоляция и социальная дистанция спасают?

— Что касается клиники, все случаи заболевания персонала – это несоблюдение техники безопасности. Другое дело, можно ли их винить за это? Когда реаниматолог проводит реанимацию, он нервничает и переживает, и, возможно, где-то может не уследить, что-то там не надеть. Но я их не стал бы винить за это, потому что мы должны были научиться видеть в каждом приходящем человеке к нам потенциальный «рассадник» инфекции, но все это очень тяжело. Даже сейчас, когда я с вами разговариваю, я должен воспринимать вас, извините, как потенциальный «рассадник» инфекции. Это значит, что я должен обязательно соблюдать дистанцию, а при малейшем сближении обязательно должен надеть маску. Мы хорошо справились с дефицитом масок и антисептиков. С ними были сложности сравнительно недолгий период, в основном – в апреле. Но мы сделали лучше, чем самые развитые страны. Приведу пример. Мне очень нравится, как устроено здравоохранение в Швейцарии. Оно показательное. Мои швейцарские друзья пишут мне, что им выдают по две маски в день, остальные нужно покупать. Маска стоит 150 рублей. И даже для швейцарцев приобрести десять масок в день – достаточно большая нагрузка на бюджет. Это только когда маски появились, а вначале их просто не было. У нас в клинике были маски. Проблема была с противочумными костюмами, то есть средствами защиты. Я покупал их за сумасшедшие деньги, втридорога, без перерыва. Сейчас они уже появились, и я закупил их, готовясь ко второй волне.

Что касается повседневной жизни, то, во-первых, на сегодня нет никакой серьезно подтвержденной информации, что новый вирус передается, допустим, через кредитные карты или деньги и так далее. Разговоров об этом много, но случаев передачи вируса таким способом, которые зафиксированы, составляет не более 0,5% от общего числа заболевших. И то, на мой взгляд, они довольно сомнительные. Коронавирус – это воздушно-капельная инфекция. Он просто так не витает в воздухе, и им не заразишься, если просто пройдешь мимо инфицированного. Кроме того, если ко мне попал один микроб, то у меня достаточно иммунитета, чтобы его побороть. Поэтому я уверен, что самое главное – соблюдать дистанцию. При соблюдении дистанции более двух метров и на свежем воздухе заразиться невозможно. Второе – это мытье рук. Маски мы все носим, однако единого мнения об их необходимости по-прежнему нет. Кроме того, когда происходит тесный контакт между людьми. В этом случае маски, конечно же, помогают. Мы ввели жесткие, «драконовские» меры в клинике в связи с пандемией. Хотя это простые вещи: если стоите рядом – надевайте маски, если собрались пить чай – разойдитесь на три метра. К сожалению, людям трудно эти меры соблюдать. За вот это несоблюдение мы штрафовали, наказывали, я даже увольнял людей за это, но добиться выполнения мер на все 100% не смог. Но все равно, мы добились хороших результатов, я горжусь ими.

Я не верю, что на сегодняшний день есть оценки произошедшего, которыми я, как исследователь и ученый, могу оперировать. Как оказалось, за шесть месяцев летальность в результате коронавируса уравнивается. Да, мы хорошо «растянули» это все на три месяца, очень хорошо сдерживали распространение вируса, поэтому наше здравоохранение не «захлебнулось». Но нужно смотреть, как это отразится на общей смертности в течение следующих двух лет. Я считаю необходимым соблюдение всех предосторожностей и мер, связанных с коронавирусом, для пожилых, тяжелобольных, диабетиков – всех, кто находится в группе риска. Но для остальных людей я бы не вводил слишком жесткие меры. Во многих странах за рубежом, к примеру, случается всплеск по количеству зараженных, однако летальность не растет, потому что здоровые молодые люди переносят болезнь легко и создают иммунитет. Кроме того, люди очень устали от ограничений. И сегодня управлять командой, штрафуя их на сто долларов (можно и на тысячу долларов), сложно, потому что люди все же социальные существа. Кроме того, мы должны учитывать тот вред, который нанесла самоизоляция больным и пожилым людям – он колоссальный, в том числе и психологический, который проявится в ближайшее время. Также это уменьшение объемов медицинской помощи для обычных больных, ограничение физической активности, которая очень важна, и ограничение контактов. Я думаю, что через три года появятся серьёзные научные работы по всей этой ситуации, и тогда станет понятно, что было важнее для популяции. То, что предпринимали власти в Москве – это попытка найти баланс: небольшие послабления на фоне жестких карантинных мер. Коронавирус, если бы не был так опасен, он, конечно, очень интересен в медицинском смысле, и он многое даст науке при дальнейшем изучении. Он открывает для нас те вещи, о которых мы никогда не задумывались. Например, о взаимоотношениях макро- и микроорганизмов, когда люди с крепким иммунитетом «дают» такие цитокиновые штормы, намного тяжелее, чем люди без иммунитета вообще. Причем они умирают очень быстро от полиорганной недостаточности.

Вторая волна или ждать чего-то еще?

— К новой волне коронавируса не готов никто: ни Россия, ни «богатые» Штаты, ни Германия. Мы слишком долго жили легко, считая себя венцом природы, с уверенностью в том, что мы легко можем победить природные проявления. Знаете, сколько весят все ковидные вирусы? Два грамма! Откуда-то взялось два грамма вещества, которое поставило на колени весь цивилизованный и нецивилизованный мир. Поэтому те силы, которые иногда могут вмешаться в нашу жизнь – мы перед ними ничто. На самом деле, новый вирус очень «мягкий». Например, во время эпидемии чумы в Европе погибало до 50% населения, летальность от оспы была 50-70%. Летальность от коронавируса, по разным данным, колеблется в районе 5%. Когда летальность 50%, к этому мы точно не готовы. Я надеюсь, что такого испытания в ближайшее время для нас не будет. Но, скорее всего, сейчас все очень умные люди думают о создании алгоритма поведения в случае возникновения такой угрозы. CoViD-19 показал, что мир не готов. Не Африка, а страны, которые относятся к «золотому миллиарду». Мы видим, как впервые за много лет там встал вопрос о том, кому «дать подышать»: кто достоин выжить, а кто – нет?! Оказалось, что элементарная вещь – подача высокопоточного кислорода, который спасал людей, и это не ИВЛ, который стоит кучу денег – недоступна. Я успел купить несколько штук таких концентраторов кислорода еще до того, как все начиналось, потому что понимал, что нужны не ИВЛ, а именно концентраторы высокопоточного кислорода. И мы посылали такие аппараты нашим сотрудникам в больницы, где они находились, потому что там такого оборудования нет. В общем, мы слишком долго жили хорошо без всего этого.  Движемся ли мы к концу своей цивилизации? Думаю, что нет.

Вакцина, которую разработали наши ученые, реальна, эффективна?

— Без комментариев. Нет публикаций, показывающих, что она работает, что она безопасна и что какое-то время держится. Я говорю это, никого при этом не осуждая, потому что разработчики делают это в экстремальных условиях. Не хотелось бы, чтобы выяснилось, что, спустя четыре месяца она не действует или вовсе дает побочные эффекты. Посмотрим. Я надеюсь, что появится лекарство, которое реально будет лечить CoViD-19. Я рекомендую всем сделать прививку от сезонного гриппа, и лицам, старше 60 лет или тем, кто часто болеет пневмонией – вакцинацию от пневмонии.  Было показано, что возникновение бактериальной пневмонии происходит намного реже у тех, кто привит. Это то, что обязательно нужно делать, насчет вакцины – давайте подождем.

Что делать людям и как себя успокоить?

— Во-первых, я советую всем просто принять эту ситуацию. Коронавирус к нам пришел, и он никуда не исчезнет, периодически он будет появляться. Мы научимся через короткое время с ним жить, как мы живем с гриппом, как мы живем с полутора килограммами микроорганизмов внутри каждого из нас. Они нами, кстати, довольно сильно управляют. Но мы всему научимся. Мы научимся иногда ходить в масках, иногда – без них, научимся соблюдать дистанцию, мы научимся… И, конечно, количество умерших, смерть любого человека – это огромная трагедия, но, если брать, например, численные показатели Москвы, то для такого большого мегаполиса они не так велики. Цифры тоже немного успокаивают. И даже если мы заболеем, то с вероятностью 97% мы вылечимся. И это – хороший результат. И самое главное – обычный иммунитет. Укрепляйте его хорошим настроением, правильным питанием и умеренными физическими нагрузками, потому что хороший и сильный иммунитет надежнее вакцины, он способен бороться с то и дело угрожающими нам вирусами.

Анастасия Федоренко.

Фото автора.

 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x