05 Августа 2021г., Четверг
  • $ 72.8
  • 86.4
Главная» Эксклюзив» ОБЩЕЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС ПОКА НЕ СТАЛ БАНКОВСКИМ

ОБЩЕЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС ПОКА НЕ СТАЛ БАНКОВСКИМ

круглый стол

Российская банковская система, по мнению аналитиков, принявших участие в работе «круглого стола» на площадке МИА «Россия сегодня», в целом достаточно успешно преодолела «первую волну» коронакризиса, но риски нарастают.

Как отметил председатель Комитета по финансовому рынку Государственной Думы Российской Федерации Анатолий Аксаков, российская банковская система благодаря «мудрой политике Центробанка» прошла через этот сложный период достаточно уверенно:

Анатолий Аксаков

«Жизнь показала, что Центробанк проводил очень грамотную и мудрую политику по очищению системы от недобросовестных участников и устанавливая достаточно неприятные для кредитных организаций требования по капиталу, ликвидности. В том числе, боролся с концентрацией крупных кредитных рисков. Всё это позволило кредитным организациям сохранить устойчивость в условиях пандемии. Потери были минимальными: за последние 9 месяцев было отозвано всего 15 лицензий, а в прошлом году – более 60-ти. В апреле-мае были падения и активов в кредитной системе, и самого «кредитного портфеля», но в целом за истекшие 9 месяцев активы выросли на 10,5%; «кредитный портфель» тоже вырос на более чем 10,5%; объем вкладов увеличился на 5,5%, а рублевых вкладов, несмотря на девальвацию рубля, — на 10%. Просрочка в этот период тоже выросла, потому что довольно серьезно снизилась платежеспособность заемщиков, но она, на мой взгляд, тоже не критическая, хотя выросла серьезно: по «корпоративным портфелям» — на 11%; по «физикам» — на 12%. Общий объем просроченной задолженности составляет около 5 триллионов рублей. По сравнению с «кредитным портфелем» это величина, не вызывающая серьезных опасений. В целом банковская система сработала прибыльно: за 9 месяцев прибыль – 1 триллион 153 млрд. рублей. Это меньше на 200 млрд. рублей, чем в прошлом году».

Но в ближайшем будущем, когда заемщики выйдут с кредитных каникул, многие проблемы могут обостриться, особенно на фоне вполне возможной «второй волны» коронавируса. С учетом всех этих реальных и потенциальных рисков финансовые аналитики прогнозируют закрытие около сотни российских банков в ближайшие 3 года. Все эти процессы, по словам заместителя руководителя ФАС России Андрея Кашеварова, приведут к обострению конкурентной (и далеко не всегда добросовестной) борьбы на этом рынке:

Андрей Кашеваров

«Всегда, когда возникают кризисные явления, учащаются случаи недобросовестной конкуренции. Они связаны с тем, что банки начинают беспокоиться за свою ликвидность и стремятся привлечь клиентов разными способами, отличными от тех, которые используются в обычных условиях».

Уже сейчас, по его словам, расширилась линейка банковских продуктов, предлагаемых клиентам, в которых умалчивается о существенных условиях их предоставления:

«Мы также фиксируем недобросовестную конкуренцию в договорах по вкладам. Но здесь мы столкнулись с еще одной формой изменений: когда объявленный договор с «плавающей» ставкой предлагается клиенту, то в форме заявления мы видим единый размер ставки, а когда денежные средства начинают пополняться, тогда неожиданно для клиента уменьшается процент вот на эти пополняемые средства».

Кроме этого, ФАС России всё чаще отмечает, что при пролонгации договора банковского вклада клиентам навязываются дополнительные и зачастую весьма сомнительные услуги.

«Например, клиентам предлагается вместо банковских вкладов открыть либо накопительные счета, либо иные финансовые продукты, как то: инвестиционное страхование, размещение денежных средств в ценных бумагах (всё это зачастую без объяснения условий выплат и при отсутствии гарантий доходности по таким продуктам). (…)
Что касается накопительных счетов, то здесь мы сталкиваемся с тем, что по остаткам на этих счетах предлагаются порой в 2 раза более высокие проценты, чем по текущим банковским вкладам, и, соответственно, клиенты, реагируя на эти предложения, открывают накопительные счета. При этом, не обращая внимания на то, что обещанная повышенная ставка начинает действовать только с двенадцатого месяца после нахождения денежных средств на этом счете.
Мы также фиксируем, что банки могут в одностороннем порядке изменять в сторону снижения проценты по остаткам на этих счетах, и также обратили внимание на то, что вот эту изначально заявленную высокую ставку получал очень незначительный процент вкладчиков от общего количества клиентов, открывших такие счета».

Комментируя выступление представителя ФАС, председатель Комитета по финансовому рынку Государственной Думы Российской Федерации Анатолий Аксаков сообщил, что сейчас в Госдуме РФ обсуждается законопроект, который должен пресечь безобразную практику с «плавающим процентом»:
«Законопроект внесен в июле, я думаю, что уже в октябре он будет рассматриваться в первом чтении, допускаю, что до конца года всё будет утверждено, и таких безобразий, когда вкладчик не понимает, что ему предлагается, надеюсь, будет меньше».

О рисках, подстерегающих российскую экономику вообще и банковскую систему в частности, рассказал директор Банковского института НИУ ВШЭ Василий Солодков:

Василий Солодков

«Ипотечный кризис 2008 года нас не затронул потому, что у нас не было ипотеки. Сейчас малый и средний бизнес не пострадал, так как его практически нет. Поэтому если мы рассмотрим те меры поддержки, которые оказывало правительство, то они были сравнительно небольшими по сравнению с тем, что делалось в Евросоюзе, США или Великобритании. «Кредитные каникулы» — вещь теоретически хорошая, но при этом надо понимать, пока длятся каникулы, на вас насчитываются проценты. Поэтому, когда карантин закончился, люди внезапно обнаружили, что те объемы, которые им предстоит выплачивать, несколько выросли. (…)
Традиционно российская банковская система развивалась таким образом, что основным игроком на фондовом рынке были банки: население несло деньги в банки, там они страховались через Агентство по страхованию вкладов, люди получали достаточно большие проценты, и всё работало. Сейчас мы видим, что у нас, с одной стороны, снижаются ставки, что делает банковские вклады менее интересными; с другой стороны, происходит такая вещь как введение со следующего года 13% налога на процент по вкладам, что, с моей точки зрения, совершенно несвоевременно, потому что это отпугнет людей от того, чтобы нести деньги в банки.
Возникает альтернатива: либо вкладывать деньги в недвижимость, либо в ценные бумаги на фондовом рынке. То, что касается недвижимости, то мы уже прошли ту фазу, когда все думали, что цены на недвижимость могут только расти. Более того, развитие ипотеки на фоне того, что у нас с 2014 года снижаются реальные денежные доходы населения, это прямая дорога, в конечном итоге, к «кредитному пузырю». А игра на фондовом рынке с учетом того, что люди плохо финансово образованны и плохо понимают, к чему это может привести (отсутствие гарантии сохранности ваших средств), чревата самыми различными социальными пертурбациями».

Сергей ИШКОВ.

Фото автора.

Яндекс.Метрика