КОРОТКАЯ ЖИЗНЬ «ДЕВОЧКИ С ПЕРСИКАМИ»

27 декабря 1907 года, через 20 лет после того, как была написана знаменитая картина Валентина Серова «Девочка с персиками», в доме родителей своего мужа Александра Самарина (ул. Поварская, 38) ушла из жизни 32-летняя Верочка Мамонтова-Самарина, в 12 лет ставшая натурщицей для самого знаменитого полотна художника.

Жизнерадостная непоседливая модель

Когда летом 1887 года в подмосковной усадьбе Абрамцево, принадлежавшей купцу, строителю железных дорог и покровителю искусств Савве Ивановичу Мамонтову, писалась картина «Девочка с персиками», дочери Мамонтова — Верочке — было 12 лет, а художнику Валентину Серову – 22 года. Десятилетним мальчиком Серов впервые пришел в Абрамцево, Вера в то время только-только появилась на свет. Он был сверстник ее любимых братьев, с детства подолгу жил у Мамонтовых, участвовал во многих абрамцевских «творческих безобразиях». Он был в мамонтовской семье совершенно свой (его мать дружила с женой Саввы Ивановича, Елизаветой Григорьевной). Правда, в Абрамцеве Серова все упорно зовут не Валентин, а Антон, так расшифровав его детское прозвище «Тоша» (производное от Валентоша). Всеволод, старший брат Веры, вспоминал о Валентине Серове: «Трогательно дружил он с моими сестрами, которые были много моложе его, и при этом удивительно добродушно переносил всяческие их проказы… На почве этой дружбы и явилась на свет знаменитая серовская «Девочка с персиками», один из перлов русской портретной живописи. Только благодаря своей дружбе удалось Серову уговорить мою сестру Веру позировать ему. Двенадцатилетнюю жизнерадостную, бойкую девочку в летний погожий день так тянет на волю, побегать, пошалить. А тут сиди в комнате за столом, да еще поменьше шевелись. Эта работа Серова потребовала много сеансов, пришлось сестре долго позировать для нее. Да Антон и сам признавал медленность своей работы, очень этим мучился и впоследствии говорил сестре, что он ее неоплатный должник».

Кроме Валентина Серова, Вера была излюбленной моделью почти для всех художников «абрамцевского кружка». В образе «Девушки с кленовой веткой» ее портрет написал знаменитый Виктор Васнецов (этот портрет он преподнес в качестве подарка на свадьбу Верочки и Александра Самарина в январе 1903 года).

Уже после смерти «абрамцевской богини» кто-то вспомнил о плохой примете. Ведь задолго до своей внезапной смерти, еще в 1891 году, Вера уже «умирала» на рисунке Михаила Врубеля «Тамара в гробу» (одной из иллюстраций к поэме Михаила Лермонтова «Демон»), выполненном выразительной и зловещей черной акварелью.

Церковь Спаса Нерукотворного Образа в Абрамцево

Несостоявшиеся рождественские праздники в Абрамцево

Как позже писала в своих воспоминаниях дочь Веры и Александра Самарина Елизавета Самарина-Чернышева (опубликованы по рукописи в №3 альманаха «Духовный собеседник» за 2004 г.), ее мать умерла 27 декабря, проболев всего 3 дня воспалением легких. Это произошло в доме Самариных на Поварской, где всего 4 года назад Вера и Александр праздновали свою свадьбу после венчания в соседней церкви святых Бориса и Глеба. По ее словам, этот дом Самариных простоял да 1965 года, когда был снесен при строительстве Института Гнесиных.

В декабре 1907 года молодая семья оказалась в Москве проездом из Богородска (с 1930 года — Ногинск), где они поселились после свадьбы в 1903 году. Из Москвы семья собиралась поехать в Абрамцево на все рождественские праздники.

«Всей семьей мы ехали на рождественские праздники в Абрамцево к бабушке (Елизавете Григорьевне Мамонтовой. – С. И.) и проездом остановились в Москве. Как вихрь налетела болезнь и смерть матери. Что испытывал мой отец, трудно себе представить и выразить. Он замкнулся в себе и до последних дней своей жизни сохранил любовь и верность жене (а пережил он свою супругу на 25 лет и умер 30 января 1932 года на съемной квартире в Костроме, где поселился после возвращения из 3-летней ссылки в Якутию. – С. И.)», — вспоминает Елизавета Самарина-Чернышева.

Александр Самарин с дочерью в якутской ссылке

Веру Мамонтову похоронили в любимом Абрамцево, возле церкви Спаса Нерукотворного Образа, построенной в 1881 — 1882 гг. по проекту Виктора Васнецова. Мать Верочки — Елизавета Григорьевна Мамонтова от этого страшного удара оправиться так и не смогла: она умерла через 10 месяцев после смерти дочери. Вдовца – Александра Самарина, как позже вспоминала их дочь, спасла только вера:

«Вера в неисповедимые и часто непонятные людям судьбы Божии была тверда в его сердце и еще больше утвердилась в несении этого страшного горя. (…) В 1908 году отец был избран Московским губернским предводителем дворянства, поэтому мы переехали в Москву. Знаю, что дом в Богородске был продан, уютное и недолговечное родительское гнездо разорено. (…) В Москве он с головой погрузился в новую большую работу, спасаясь от своего горя».

Московским губернским предводителем дворянства Александр Самарин был с 1908 по 1915 год, а в 1915 году стал обер-прокурором Святейшего синода. Был также членом Государственного совета. В послереволюционную жизнь глубоко верующий дворянин Александр Самарин, естественно, «не вписался»: постоянно, начиная с сентября 1918 года, задерживался и арестовывался, а после очередного ареста в ноябре 1925 года был приговорен к 3 годам ссылки в Якутии.

Как пишет Елизавета Самарина-Чернышева, которая отбывала якутскую ссылку вместе с отцом, «как у библейского Иова, отнималось у него постепенно всё или многое из того, что он любил и к чему было привязано на земле его сердце – большой и прекрасной, но все же земною любовью… Всё принял он с глубочайшей верой в Промысл Божий, с настоящим, искренним смирением».

Сергей ИШКОВ.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x