НУЖЕН ЛИ РОССИИ СВОЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА?

Поиску ответа на этот непростой вопрос было посвящен круглый стол в Общественной палате РФ, поводом для проведения которого стало поручение президента РФ рассмотреть целесообразность создания Российского суда по правам человека (РСПЧ).

Впервые предложение о создании РСПЧ было озвучено в декабре 2020 года на встрече Владимира Путина с членами Совета по правам человека, после чего президент и поручил рассмотреть целесообразность его создания: так, к 1 июня 2021 года свое заключение по этому вопросу должны представить Верховный суд и Минюст РФ.

«Надо понять: это повышение эффективности системы правоохранительной, правовой в части защиты? Если такие инструменты будут найдены, наверное, надо будет настаивать на принятии такого решения. Если нет, то ответить на поручение президента, которое говорит про целесообразность, отрицательно. Я не решаюсь высказывать никакие соображения по этому поводу. Для меня очень важно выслушать мнение профессионалов», — сказал в самом начале обсуждения модератор «круглого стола», советник Президента РФ, глава СПЧ Валерий Фадеев.

Глава СПЧ Валерий Фадеев. Фото пресс-службы ОП РФ.

Как пояснил принявший участие в работе «круглого стола» автор идей о создании Российского суда по правам человека — член СПЧ, бывший старший следователь по особо важным делам при Генпрокуроре РФ Евгений Мысловский, его предложение президенту было «криком души»:

«Нужно ликвидировать болото, в котором находится судебная система. Я сталкивался со многими случаями несправедливого привлечения к ответственности. Запрос на справедливость сейчас основной. (…) На сегодняшний день, по нашим экспертным оценкам, примерно 30% лиц, содержащихся под стражей, сидят ни за что».

Автор идеи Евгений Мысловский. Фото пресс-службы ОП РФ.

Для этих людей РСПЧ мог бы стать той последней надеждой на правосудие, за которую они могли бы «ухватиться», прежде чем обращаться в далекий и слишком медленно работающий Европейский суд по правам человека… Однако создание этого «экзотического органа» (как выразился один из участников заседания — член Совета по правам человека при Президенте РФ, судья Европейского суда по правам человека с 1998 по 2012 год Анатолий Ковлер), наверное, можно рассматривать, как еще одно из направлений глобального процесса импортозамещения в нашей становящейся всё более суверенной от всего остального мира стране. В данном случае, видимо, предполагается «ослабить» нашу зависимость от Европейского суда по правам человека. Между тем, как напомнил тот же Анатолий Ковлер, мы и тут собираемся в очередной раз пойти «особым путем», далеким от дорог, проторенных всем остальным человечеством. Если весь мир, по словам Ковлера, сейчас идет по пути регионализации международных институтов (создавая их филиалы на местах), то РФ в случае создания РСПЧ пойдет по пути их национализации. Более продуктивным, по его мнению, мог бы стать путь уже существующей судебной и правозащитной системы:

«Например, мы не исчерпали потенциал омбудсменов — вот этот бы участок усилить… А главным препятствием для нового суда будет Конституция. Куда мы поместим новое экзотическое образование? На основании каких кодексов он будет действовать? Сколько придется перелопатить норм, включая неприкасаемые? Очень хлопотное дело. Какую головную боль это вызовет у законодателей, правоприменителей и Министерства финансов!»

На «экзотичность» этого органа указала в своем выступлении и уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова. По ее словам, подобный национальный суд есть только в Канаде, но там он занимается лишь трудовыми конфликтами:

«Внутри национальной системы я не вижу сегодня оснований для образования такого суда по правам человека. Считаю, что надо развивать имеющиеся институты. А вот наднациональным судом по правам человека мог бы быть суд на площадке СНГ, ибо он должен быть обязательно интегрирован в эту систему».

На наличие проблем, которыми была продиктована инициатива по созданию РСПЧ, указывает, по ее мнению, достаточно большое количество обращений граждан, поступающих на ее адрес. В 2020 году оно, по словам Татьяны Москальковой, вообще было рекордным – более 44 тысяч, что было связано и с ковидом:

«В отношении деятельности судебной системы, по вопросам деятельности уголовно-процессуального законодательства таких обращений поступило около 12 тысяч».

При этом, как подчеркнула Татьяна Москалькова, Европейский суд по правам человека принимает к рассмотрению очень небольшое количество дел:

«Так, из 13 тысяч 645 жалоб против России, которые рассматривались в 2000 году, 9 тыс. 594 жалобы были исключены из списка подлежащих рассмотрению. Это тоже очень важный аргумент в пользу развития существующей системы».

Поддерживающая идею РСПЧ член Совета, федеральный судья в почетной отставке Галина Осокина указала на то, что Конституционный суд занимается узким кругом вопросов, приставы часто не выполняют решения судов, судьи могут дважды уходить в отпуск, пока обвиняемые сидят в СИЗО.

«Можно создать рабочую группу по РСПЧ и прописать все за и против. Тогда это будет компетентно и понятно», — предложила Галина Осокина.

С ней согласился и член СПЧ Андрей Бабушкин, призвав также идти по пути усиления института уполномоченного по правам человека в РФ.

Завершая обсуждение, модератор мероприятия Валерий Фадеев отметил, что необходимо искать инструменты и конкретные предложения по усилению защиты прав человека даже в том случае, если будет решение о нецелесообразности создания суда по правам человека:

«Мы должны воспользоваться этим поручением президента, чтобы общественные активисты, правозащитники, выдающиеся правоведы и юристы нашей страны эти предложения подготовили. И тогда мы сможем со спокойной совестью сказать, что поручение президента выполнено».

Сергей ИШКОВ.

Фото автора.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x