ВРАЧ ОТ БОГА, ИЛИ ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

В редакцию «Московской правды» регулярно поступают отзывы москвичей, которые прошли лечение от коронавируса в стационарах столицы. Большинство из них выражают признательность врачам, которые вылечили их от коварной инфекции, а порой – и спасли жизнь. Один из тех, кому профессиональные и личные качества медицинских работников помогли преодолеть болезнь, – композитор, член Союза композиторов Москвы и России, лауреат всероссийских и международных конкурсов Артем Кокжаев. Он прислал нам письмо с выражением благодарности медицинскому персоналу ГКБ № 4 и лично врачу Татьяне Львовне Горбачевой. Вот что он написал.

«Понятие «врач от Бога» мне известно не понаслышке. Меня по жизни лечили разные доктора, и я почти сразу могу оценить степень профессионализма и природной одаренности лечащего меня врача. Я не то чтобы очень больной человек, и болел, по сути, только одной, но хронической болезнью – астматическим синдромом на почве аллергии. Но именно это очень часто сталкивало меня с медиками, и время от времени мне встречались специалисты, о которых говорят «врач от Бога». Многие доктора лечат хорошо, и нет сомнения в их профессиональной состоятельности. Но есть и высшая форма профи – это врачи, которые начинают лечить с первых же секунд общения с пациентом, не лекарствами и прочими инструментами врачевания, но словом, отношением к больному. Мне бы хотелось поделиться своими впечатлениями о врачах, работу которых в условиях борьбы с коронавирусом можно определить, как истинный героизм.

Как и многие другие, я попал в ситуацию, которая предполагает обязательную госпитализацию после положительного теста на коронавирус. До последнего момента я надеялся на домашний вариант лечения. Однако после результатов КТ стало очевидно – самостоятельно справиться с этой болезнью дома не получится. У меня было поражение легких 75%, температура 38, не спадающая 4 суток, и жуткий кашель. Должен признаться – было страшно. Началась паника: я впервые ощутил бессилие перед сразившей меня болезнью. Информация о том, как протекает лечение в специализированных больницах была весьма противоречивой. Часто официально доходящая до граждан информация, смешанная со слухами, порождает совершенно невероятные, порой абсолютно нелепые и даже устрашающие впечатления.

На этом фоне невероятного смятения души и ужасного самочувствия я, прислушавшись к мнению медиков, согласился на госпитализацию. Попав в больничную палату я понял, что мне очень повезло. Провидение привело меня в больницу, где с первых же минут пребывания меня окружили заботой и ни с чем не сравнимым вниманием. Наверное, очень важно описать мое пребывание в клинике, чтобы многие попавшие в подобную ситуацию не страшились госпитализации, а так же стали больше доверять врачам, которые, несмотря на смертельную опасность, все свои силы, знания и талант героически отдают борьбе за каждую нашу жизнь.

Привезли меня на улицу Доватора, 15 – в инфекционное отделение клинической больницы № 4, относящейся к Сеченовскому университету. В палате я был пятым.

Лечить меня начали сразу. Удивительная слаженность действий всего врачебного персонала вселяла уверенность в благополучном исходе лечения. Моментально поставили кислород, разместили на удобном ложе, медицинские сестрички хоть и скрывали свои лики за защитными масками, но были невероятно доброжелательны, и после первой же капельницы довольно высокая температура исчезла. За кажущейся суетой угадывалась четкая система действий, у каждой медсестры – своя задача: измерение давления, температуры и сатурации, в случае необходимости – ЭКГ и уколы 3 раза в день, и многое, многое другое. Кормили очень хорошо, настолько, что по возвращении домой я стал готовить еду по больничным рецептам – в моем домашнем рационе теперь каши, супы, компоты, чего раньше практически никогда не было.

Поскольку меня привезли в пятницу вечером, я не познакомился с моим лечащим врачом – меня опекали врачи дежурные. Но сосед по палате мне сообщил, что в понедельник будет основной доктор, и что ее зовут Татьяна Львовна. Утром в понедельник, в 7.00 утра, в белом защитном костюме с синей полоской и маске (хочу заметить – постоянно работать в такой герметичной амуниции невероятно сложно) в палату вошла Татьяна Львовна, и в палате стало светло и радостно. Ее все ждали с нетерпением. Врач внимательно осмотрела всех присутствующих, в том числе и меня. Основным был вопрос «лежания на животе». Это было очень не просто, но ослушаться Татьяну Львовну невозможно – ей верили беспредельно, ведь она несла каждому из нас надежду на выздоровление. Я был поражен: Татьяна Львовна в течение двух недель каждый день по 3 – 5 раз приходила в палату и самым внимательным образом осматривала и опрашивала каждого из нас, постоянных и очень заразных обитателей палаты. А были в палате и пациенты, находящиеся в очень сложном положении. Их приходилось подключать к аппарату дыхания на несколько суток беспрерывно.

Через несколько дней из нашей палаты были выписаны два человека. Персональный состав палаты изменился, но атмосфера доверия к нашему лечащему врачу сохранилась. Мы все без исключения очень ценили и восхищались нашим замечательным доктором – Татьяной Львовной. Она с 7.00 утра до 17.00, а порой и до 18.00 держала под личным контролем состояние каждого из своих пациентов. И обращенные к каждому добрые слова врачевали едва ли не эффективней, чем предписанные медикаменты. Вообще одним из факторов успешного врачевания была тотальная доброжелательность всех без исключения медиков, нас лечивших.

Интенсивность, четкость, профессионализм, душевное отношение к каждому, и как следствие – выздоровевшие и выписанные пациенты. Татьяна Львовна Горбачева — очень чуткий человек, прекрасный врач и замечательная женщина. Я от себя и от имени всех, кто попал в ее чуткие руки, хочу выразить благодарность лично ей и всему персоналу этой больницы. COVID-19 – это очень подлый вирус, требующий предельно четкой и грамотной стратегии лечения. Татьяна Львовна блестяще справилась с этой задачей. Я очень ей благодарен, хочу отметить, что вся наша палата наверняка присоединится к моему мнению. Меня выписали в состоянии, приближенном к полному выздоровлению и, главное, в качестве человека, не являющегося носителем инфекции. Целый месяц я следовал всем рекомендациям, и уже практически восстановился.

Очень радостно констатировать — наконец найдена четкая и эффективная система лечения этого грозного заболевания XXI века. Горд тем, что это заслуга наших российских, московских врачей, в авангарде которых стоят такие блестящие специалисты, как Татьяна Львовна.

Считаю Татьяну Львовну – Героем нашего непростого времени, и конечно же «Врачом от Бога». Пусть ей сопутствует удача во всем, желаю ей счастья, благополучия и всех-всех благ в это непростое для всей человеческой цивилизации время!»