Сергей Баймухаметов. И росcияне, и мигранты — жертвы манипуляций

Новости о возвращении в Россию трудовых мигрантов всколыхнули очередную волну ксенофобии. Бизнес, правительство, президент – «за». Кто же – «против»? Неведомые силы, использующие пропагандистский аппарат и массовое сознание?

Еще в мае этого года президент Путин на встрече с таджикским президентом Рахмоном сказал: «Безусловно, важный вопрос — о трудовых мигрантах. Знаю, что это чувствительный вопрос для Таджикистана. Мы все делаем для того, чтобы люди чувствовали себя комфортно, тем более, что реально рабочих рук у нас в настоящее время не хватает в целых отраслях экономики. Но и достаточно большой объем (денег – С. Б.) для поддержки семей люди направляют из России к себе домой. Я считаю, что это абсолютно положительный процесс».

А совсем недавно глава нашего государства на заседании лидеров стран СНГ выдвинул идею совместного заявления о развитии взаимодействия в сфере миграции:

«Наряду с экономическим, важнейшее значение здесь, на стыке с экономикой, имеет и гуманитарное измерение. Культурные, образовательные, научные контакты, гражданские и молодежные, туристические и спортивные обмены востребованы общественностью наших стран, служат делу укрепления дружбы, взаимопонимания между нашими народами».

Рабочих рук действительно не хватает по всей России, в том числе и в столице. «Сегодня Москве не хватает порядка 200 тысяч мигрантов. И мы надеемся, что в ближайшее время ограничения на их въезд в страну будут смягчаться», — заявил заместитель мэра Москвы по вопросам экономической политики и имущественно-земельных отношений Владимир Ефимов в одном из интервью.

Между тем, и в прессе, и в соцсетях продолжается нагнетание ксенофобских настроений.

Очередной толчок к этому дали трагические события в подмосковном поселке Бужаниново. Там 12 сентября в ближнем лесу нашли убитой 67-летнюю жительницу. По подозрению в изнасиловании и убийстве задержали двух гастарбайтеров. 13 сентября народ вышел на стихийный сход и потребовал закрыть общежитие для мигрантов, принадлежащее предприятию «Экоокна». Глава районной администрации ответил, что выполнит их требование, добавив, что подозреваемые не работали на заводе и не жили в заводском общежитии, а строили частный дом. То есть рабочие из общежития тут совершенно ни при чем. Просто одной национальности… Однако губернатор Московской области на следующий же день распорядился закрыть общежитие. Никогда еще пожелания и, тем более, требования (!) народа не исполнялись, да еще так быстро, как за три дня до выборов. Пресса тотчас, за день до начала выборов, тонко и в то же время агитационно действенно известила электорат: «Сход против мигрантов в Бужанинове показал, на чьей стороне власть».

Следственный комитет Московской области сразу же информировал: «У обвиняемых получены биологические образцы, необходимые для проведения экспертиз». Прошло больше месяца. Пока нет сообщений о результатах экспертиз, признательных показаниях.

Такое было уже 10 — 15 лет назад. Заголовки газет вгоняли в дрожь, вызывали страх и ненависть. Причем, нагнетали страсти не только соцсети или сайты бульварного типа, а серьезные, уважаемые издания и агентства: РИА Новости, «Известия», Интерфакс, «Коммерсантъ»… Вот только некоторые из них: «В Москве 60% преступлений совершаются иногородними гражданами», «Армия гастарбайтеров может стать армией разбойников», «В России гастарбайтеры объединяются в банды», «По статистике, около 49% преступлений в Москве совершаются приезжими… Речь только о раскрытых преступлениях. Если же считать нераскрытые, то можно говорить о 70%».

Не в оправдание, но в объяснение можно уточнить: пресса опиралась на информацию, исходившую от отдельных должностных лиц из прокуратуры и полиции. Например, на широко распространенное тогда интервью замначальника управления уголовного розыска ГУ МВД Москвы: «В Москве 75% изнасилований совершают приезжие из стран Азии».

На шабаш резко отреагировал в правительственной «Российской газете» глава Федеральной  миграционной службы генерал Ромодановский: «Мне уже тошно повторять из года в год одну и ту же цифру: только 3,5 процента от общей преступности по России приходится на мигрантов, причем около трети связано с использованием поддельных документов. Это официальная статистика МВД, ни у кого других данных по стране нет и быть не может!»

Обратите внимание: треть преступлений — поддельные документы, фальшивые бумажки о регистрации, выданные российскими посредническими «фирмами».

Однако голос Ромодановского утонул в ксенофобском клеветническом хоре.

Также отметим незамеченные и незамечаемые прессой слова  из того громкого интервью замначальника управления уголовного розыска Москвы: «Приезжие не московского региона». Это значит, что статистика фиксирует как мигрантов и всех россиян-немосквичей – от Смоленска до Владивостока. Корреспондентов о таких тонкостях не предупреждали, да они и не рвались вникать – считали, что и так все ясно.

Прошло больше 10 лет. Если более или внимательно проглядывать нашу прессу, то ужас охватывает. Чуть ли не каждый день появляются сообщения о совершении насильственных действий в отношении детей и подростков из разных уголков страны.  Но они не привлекают особого внимания. А вот когда сообщают: «По делу об убийстве и изнасиловании задержаны два гражданина Таджикистана» —  реакция совсем другая. Тут вся пресса начинает бурлить.

В связи с поселковым сходом в Бужанинове пресса поделилась «жуткими» подробностями: «Люди устали бояться, они ходят на работу через небольшие леса», — заявил один из участников схода. По его словам, к зданию, где располагается общежитие иностранцев, вышли преимущественно родители детей и подростков: «Гастарбайтеры приставали и к 9-летним, и к 15-летним детям…»

Ну, тут уже все. По подозрению в приставании к детям мы разорвем на куски всех… приезжих.

Правда, на встрече с жителями заместитель начальника местной полиции сказал, что ранее никто из них на мигрантов не жаловался: «С 2020 года, согласно поднятой статистике, не было обращений по мигрантам».

Пресса оперирует избирательными цифрами. Например, в начале текущего года широко распространилось сообщение под названием «МВД заявило о росте преступлений среди мигрантов в России. Иностранными гражданами и лицами без гражданства на территории Российской Федерации совершено 3,3 тыс. преступлений, что на 6,1% больше, чем за январь 2020 года, в том числе гражданами государств-участников СНГ — 2,6 тыс. преступлений (- 6,8%), их удельный вес составил 79,8%».

Минус 6,8%, что свидетельствует о снижении преступности среди граждан СНГ, мало кто заметит. А вот «79,8%» — сразу бросаются в глаза. 79,8% — не шутка! Правда, эта цифра означает долю преступлений мигрантов из стран СНГ от общего количество преступлений, совершенных всеми иностранцами. Потому что гастарбайтеров из СНГ у нас в сотни раз больше, чем приезжих из других бывших советских республик, а также  англичан, французов и прочих «иностранцев». Но кто ж будет вникать, разбираться?

На самом деле, по статистике МВД удельный вес преступлений мигрантов из стран СНГ в течение последних двадцати лет держится на уровне 3 — 3,4% от общего числа преступлений, совершаемых в России.

Повторим слова Ромодановского: в этой статистике треть преступлений — поддельные документы, фальшивые бумажки о регистрации, выданные российскими посредническими «фирмами».

Понятно, зачем вообще нагнетается ксенофобия.

«Ксенофобия как политический инструмент очень удобна… Люди зажаты обстоятельствами, ощущают себя в очень стесненных условиях, доходы падают, ограничения усиливаются, перспективы никакой нет. Растет очень сильно неопределенное раздражение, недоверие к власти тоже растет, — говорит доктор социологии Лев Гудков. — И это раздражение проецируется на тех, кто считается чужим… Тут не важно фактическое положение вещей, а важно то, что люди свое недовольство и раздражение переносят с власти или с реальных политических и социальных сил на людей, которые не могут ответить. На них канализируется все это недовольство, тем самым происходит возвышение самих себя».

Эти свойства человеческой натуры успешно эксплуатируют определенные государственно-политические и общественные круги, используя неразборчивую прессу.

Но есть ли кроме общих причин конкретный повод для новой волны информационной ксенофобии? Существуют предположения, что повод – комплексный. Первый – общий, из области внутренней политики, о чем и говорил Гудков. Второй – конкретный: готовится законопроект о мигрантах. Вот за него-то и идет борьба. Одни предполагают максимальное упрощение, другие – ужесточение.

Правительство и бизнес – за смягчение и упрощение. Потому что просто работать некому.

В аналитических материалах Центробанка говорится: «На рынок труда выходит малочисленное поколение 1990-х — начала 2000-х годов, которое в полном объеме не может заместить многочисленную когорту 60-летних, выходящих на пенсию».

По прогнозу Минэкономразвития, к 2024 году население России сократится на 1,7 миллиона человек по сравнению с 2020 годом.

Но этот прогноз уже опровергнут Росстатом. По сравнению с 2019 годом, убыль населения страны в 2020-м выросла более чем в два раза — до 700 000 человек. А за восемь месяцев 2021-го  — выросла на 71,6% и составила 595,3 тысячи человек.

И это далеко и не только пенсионеры.

«Треть всех смертей приходится на людей, трудоспособного возраста. То есть, ниже возраста 60 лет женщины и 65 лет мужчины. Причем 80% трудоспособных умерших граждан составляют мужчины», — говорила вице-премьер Татьяна Голикова в выступлении на пленарной сессии Всероссийской недели охраны труда.

То есть в правительстве и в бизнес-кругах без иллюзий смотрят на существующее и будущее положение дел с рабочими кадрами.

Но в информационном поле пока побеждает ксенофобская пропаганда.

Может, если сейчас президент Путин еще раз, уже для России, четко обозначит свою позицию, то ксенофобская пропаганда утихнет и развернется на 180 градусов?

Так или иначе, мигранты — жертвы общественно-политических манипуляций.

А россияне – объект манипуляций страхом. В конечном счете – тоже жертвы.

Фото из открытых источников