Виктор Мережко: каким мы его запомнили

Фото Виталия Белоусова / РИА Новости

Ушел из жизни  драматург Виктор Мережко. В Санкт-Петербурге,  на 85-м году жизни. И снова – коронавирус. А точнее, осложнения, вызванные этой коварной болезнью.

Он был необыкновенно жизнелюбивым человеком. Очевидцы утверждают, что в день смерти  даже требовал перевести его из  реанимации в обычную палату, утверждая, что «устал болеть». Вот такая подробность. Жизнь Виктора Ивановича вообще в большей степени определяли подробности, которым  он, как хороший драматург и сценарист,  придавал большое значение. Потому что  не считал зрителей за дураков и  понимал, что любой приличный сценарий отличается от плохого именно подробностями,  позволяющими поверить в происходящее на экране.

Эти подробности жизни могут рассказать о нем самом больше, чем факты любого справочника. Известный сценарист, драматург, режиссер и телеведущий, он всегда называл своих родителей на «вы». В молодости работал дровосеком. Будучи уже состоявшимся в искусстве человеком, перечислял деньги в тюрьмы,  ухаживал за могилой главной героини своего фильма – Соньки Золотой Ручки, похороненной на Ваганькове.

Как-то он рассказал мне, что  вспоминает свое детство, как очень счастливое время, хотя  семья была практически нищей: родители растили четверо детей. Мать была урожденной Гончаровой с  верховьев Дона. Отец слыл знаменитым на все село кузнецом. Одним из самых ярких воспоминания детства Виктора Мережко было связано с тем, как  он  сам просил милостыню: семья ехала в Моздок, кушать было нечего, отец привез из Германии маленький трофейный аккордеон, и  Виктор  быстро научился играть «Светит месяц», краковяк и цыганочку. Мать вывела  его на вокзале в Грозном и попросила: «Сынок, у нас кушать нечего, поиграй, пусть тебе денюшек набросают». Виктору было восемь, но он всегда этот эпизод вспоминал с  нежностью и благодарностью за то, что мать его так нравственно воспитала.

Его жизнь  с детства была цепью сплошных переездов – чемоданы, мешки, тюки: семья скиталась по Ставрополью, по Северному Кавказу, жила на хуторах. Это были первые университеты драматурга.  Попав на Украину, отец перестроил хату, которую им отдала мамина сестра, сделал саман. Кирпичи замешивали из глины, с соломой. Потом в картине «Прости-прощай» его героиня как раз  будет  также месить  глину с соломой – подробности детства перекочевали в киноленту, и эти самые вкусные подробности  остались для нас приметами времени, определив его для будущих поколений.

Мережко за свою жизнь  работал дровосеком, грузчиком, тянул лямку инженера–технолога.  Но все время очень хотел быть артистом. Поступить сразу не получилось. Но он  придумывал в голове фильмы, снимая их, интуитивно понимая, что без сюжета, то есть без сценария, кино не получится. В итоге он поступил во ВГИК в 27 лет. Свой первый фильм – «Зареченские женихи» —  снял на «Мосфильме», в нем играли молодые Евгений Леонов, Виктор Филиппов и Олег Видов. Это была комедия.

Отец его, кстати,  всегда был против ВГИКа и ругался: «Витя, что ты в артисты-то попер?!» Но когда семья, у которой телевизора не было,  попала в гости к соседям и родители в титрах увидели свою фамилию – оба заплакали. Они проплакали весь фильм, плохо помня, о чем он был, хотя соседи смеялись, глядя на экран.  Родители   были счастливы. И в итоге отец признался, что был неправ и что «вот и наша фамилия по ТВ прозвучала».

Настоящую известность в кинокругах Мережко принесла картина «Здравствуй и прощай», в которой сыграли Ефремов, Кононов, Гундарева, Зайцева. Потом к сценаристу обратился Геннадий Полока, и Мережко написал историю фильма «Одиножды один», где снялись Папанов, Архипова, Караченцов, Теличкина. Затем   была «Трын-трава»,  написанная  специально для Петра Тодоровского, но в итоге с ним запустился Сергей Никоненко.  Ну а потом случилось чудо: позвонил сам  Григорий Чухрай, которого Мережко почитал за гения. Чухрай предложил написать сценарий о том, как мать прячет сына–дезертира на чердаке и что из этого случается. Но предупредил, что в этом фильме должна будет непременно играть Нонна Мордюкова. Фильм назывался «Трясина». Через какое-то время  позвонил и Никита Михалков и сказал, что хочет  снимать, и появилась  «Родня».  «Так что в моей жизни было два вечера, когда я прыгал от счастья, –  рассказывал драматург, — когда позвонил Чухрай и когда позвонил Никита. Кстати, название «Родня» придумал именно Никита».

За свою жизнь Виктор Мережко дружил со многими выдающимися артистами. Самой близкой подругой была Наталья Гундарева. «Мы с ней по-настоящему дружили, — рассказывал мне Мережко. —  Познакомились на картине «Здравствуй и прощай». Сценарий фильма «Вас ожидает гражданка Никанорова» был написан, когда я только-только закончил ВГИК. Когда его прочитали на «Мосфильме», то сказали, что эту историю про сельскую проститутку снимать не будем, потому что нам не нужно историй про легкомысленных колхозниц. А Наташе он очень понравился. Сценарий в итоге пробил на «Мосфильме» режиссер Леонид Марягин, его запустили».

Наташа Гундарева снялась в четырех фильмах по сценариям Мережко – «Вас ожидает гражданка Никанорова», «Уходя — уходи», « Собачий пир» и «Здравствуй и прощай».

Как-то незадолго до ухода Виктор Мережко подсчитал, что по его сценариям снято  семьдесят две картины, но до последних дней одной из лучших он считал «Полёты во сне и наяву».

С этой картиной в его жизни была связана важная история. Один человек решил покончить с собой. Шел утром на реку, пытаясь осуществить намерение, и зацепился взглядом за афишу «Полёты во сне и наяву». Пошел на первый сеанс, а вышел с убеждением, что ему надо жить. Он  тогда написал Мережко: «Судьба вашего героя — это была по сути моя судьба, когда он решил, что ему не надо дальше жить».  Мережко дали за этот фильм Государственную премию.

А идея картины «Сонька Золотая Ручка», где Мережко выступал еще и режиссером, пришла в голову продюсеру Владимиру Досталю, предложившему написать сценарий про преступный мир России. Сценарист нашел полторы странички про Соньку и вдохновился. Раскапывая материалы, он потом рассказывал: «Сонька в воровском мире почитается святой. Не верите? Съездите на Ваганьково на ее могилу и почитайте надписи, которые там сделаны. Я одно время даже давал деньги, чтобы за ее могилой ухаживали. Могила очень интересная и заметная, советую всем москвичам там побывать. Просто для того, чтобы лучше узнать историю своего города».

Самым любимым и самым выстраданным сценарием Мережко называл  «Красный Дон» — о донских казаках, которые воевали во время Великой Отечественной войны.

Успех своих фильмов  сценарист объяснял тем, что «делал их с сердечной теплотой и желанием, чтобы людям было бы хорошо, а не отвратительно». Именно за это качество, присущее ему самому, он и любил советское время и советские фильмы, не забывая о  том, в какой стране родился. «Я — советский человек», — с достоинством говорил он о себе. И это вызывало огромное уважение.

Таким он нам и запомнился.  Вечная память Вам, Виктор Иванович! С нами навсегда останутся Ваши фильмы, снятые по замечательным сценариям,  — и «Полёты во сне и наяву», и «Родня», и «Одинокая  женщина желает познакомиться»,  «Ночные забавы» и «Забавы молодых», «Девятое мая», «Курочка-ряба»,  «Кавказская рулетка», «Провинциалы», «Жулики» и многие-многие другие.

Елена Булова.

Фото Виталия Белоусова / РИА Новости

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x