Ушли в один день… Леонида Куравлева и Виктора Мережко вспоминают коллеги

Какой тяжелый выдался день 30 января. Они ушли один за другим. Леонид Куравлев… Мы не успели опомниться, а к вечеру пришло сообщение о Викторе Мережко…

Уходят патриархи, корифеи искусства, создавшие его Золотой фонд. Золотой фонд того искусства, которое несло и воспитывало в нас лучшее — доброту, порядочность, любовь, веру в справедливость. Говорят, что незаменимых людей нет. Это ложь. Таких больше не будет — это правда. И это сегодня понятно всем. Конечно, можно списать всё на преклонный возраст, на то, что финиш маячит в итоге перед каждым из нас… Но уход таких Художников ощущается тем острее, чем яснее перед нами рисуется состояние современной культуры.

О великих артистах, наших современниках вспоминают друзья и коллеги, которые до сих пор не могут смириться, поверить, принять…

Яна Поплавская, артистка, телеведущая. Ушел Леонид Куравлев. Ушел, но сколько оставил после себя! Сколько радости, счастья, смеха, веры в хороших людей он дарил нам своими ролями при жизни. Его любили, уважали, обожали. А как удивительно он говорил о любви, о несправедливости и тяжести жизни, которую надо проживать с достоинством, а не абы как…. Светлая Память Незаменимым!

Галина Бокашевская, актриса. Виктор Иванович Мережко! Дорогой, любимый наш человек! Мы познакомились на Киношоке. Вечером шел наш «Тоталитарный роман». На утро мы проснулись знаменитыми. На пляже подошёл Виктор Иванович: «Вы что там вчера показали? О вас только и говорят». Я смутилась. Так началась наша дружба! Потом были первые поездки в Сибирь, презентация фильма на сцене Московского дома кино, где я появилась в розовом платье и такими же волосами, а Мережко выронил микрофон от неожиданности. Он стал моим кинокрёстным, помогал советами, приглашал в кино на роль Мамы Соньки (не сумела из-за занятости). И наконец снялась в его пьесе Дед Иван и Санька с Гаркалиным в главной роли! Режиссером был Иван Мережко! К сожалению, тот фильм наш зритель так и не увидел, в отличии от украинцев. А потом В. Мережко переехал жить в Петербург! Мы все осиротели! Вечная память светлому человеку — планете!

Григорий Константинопольский, режиссер. Светлая память потрясающему актеру Леониду Куравлеву! Он был героем своего времени, отразившим его так полно, так ярко. Сотня ролей — пронзительный, легкий, нежный, ироничный, всегда такой разный, и всегда праздник в каждом образе. Его герои постепенно ушли из жизни, их заменили новые, но несколько ролей прошли сквозь время и останутся с нами навсегда.

Андрей Максимов, режиссер. Виктор Мережко… Он был — мужик. Прям вот мужик-мужик. Талантливый, красивый, стильный, ироничный. У него было крепкое рукопожатие и добрый взгляд. С ним хотелось выпивать и разговаривать. Было понятно, что он не подведет тех, кого любит. Похоронив жену, он никогда больше не женился, чтобы у его детей не было мачехи. Когда говорил о своих детях, у него зажигались глаза… Он был единственный. Такого больше не будет…

Михаил Дегтярь, режиссер. У нас с Мережко был один Учитель во ВГИКе — Илья Вайсфельд. И вот в гости к нам на первом курсе пришел один из самых успешных учеников Вайсфельда — кинодраматург Виктор Мережко. В его творческой биографии уже тогда были сценарные шедевры – «Здравствуй и прощай» режиссера Виталия Мельникова, «Вас ожидает гражданка Никанорова» Леонида Марягина, «Родня» Никиты Михалкова, и самый, наверное, великий его сценарий «Полёты во сне и наяву» Романа Балаяна. Мережко обвел нас — а это человек двадцать, — слегка насмешливым взглядом и спросил: «Ну, что, думаете, что все из вас станут известными кинодраматургами?» – «А то!» — в один голос ответили мы. – «Так вот запомните, — сказал нам на это Мережко, — в лучшем случае из всей вашей мастерской в кино будут работать два человека, а скорее всего — один. Для остальных ВГИК станет травмой на всю жизнь, впрочем они будут хорошо подготовленными кинозрителями».

Вячеслав Шмыров, киновед, кинокритик, директор международных кинофестивалей. Вдруг вспомнил про Куравлева… Хорошие апрельские дни… Лиознова в палате после операции по удалению доброкачественной опухоли из головного мозга. А по телевизору как раз какой-то фильм с участием Леонида Куравлева. «Смотри-ка, Куравлев! Как же он мне нравится…» Впереди — майские. Из больницы не выпишут, а врачи ходить перестанут. Чем же заняться генералу в отсутствие армии? Кто-то бы пришел, навестил…» Звоню Куравлеву, мы уже с ним неплохо были знакомы. «Леонид Вячеславович, а вы знаете, что вы — любимый артист Татьяны Лиозновой?» — «Да нет же, нет… Ты меня разыгрываешь… Нина (жене), иди послушай, как Славка красиво врет, что я любимый артист Лиозновой». — «Ну, правда, ведь, Леонид… Она мне сама сказала». — «Н-да… Ну, правда так правда, а что звонишь-то?» — «Так приехали бы к ней в больницу. Скучно одной лежать, да еще на праздники…» — «Думаешь? А куда ехать-то? Или нет: ты мне позвони сразу после 1 мая, тогда и решим…»

После 1 мая я не позвонил. Лиознова неожиданно задала новую повестку: из «кремлевки» самостоятельно перевелась в платную клинику Дикуля. Опекуны и ойкнуть не успели, а Татьяна Михайловна уже по новому адресу. Испугалась, что после операции не сможет самостоятельно ходить (с этим были проблемы), а Дикуль ее живо поставит на ноги.

Так что совсем оказалось не до Куравлева. Но он вдруг сам позвонил: «Ой, плохо мне, Шмыров» — «А что случилось?..» — «Радикулит прихватил. Лежу, не могу пошевелиться… А знаешь почему?» — «Почему?» — «Потому что сволочь я. К Лиозновой не поехал. А Боженька все видит…» — «Леонид, да вы выздоравливайте скорее, Лиозновой не до вас всё равно было. Она в другую больницу переводилась. Но вот вы поправитесь, и мы Татьяну Михайловну вместе навестим…» — «Думаешь?» -«Думаю» — «Нет, все-таки вряд ли…» — «Вот те раз! А почему?» — «Да потому… Честно скажу… Боюсь я ее, до сих пор боюсь…»

Алексей Герман — младший, режиссер. Умер Леонид Куравлев… Были в их поколении сложность, глубина, надлом, талант невероятный. Грустно это всё очень. А следом ушел Виктор Мережко, великий сценарист, чувственный, тонкий, человек со своими ощущением времени и поэтики. Я помню его дом много лет назад, мы жили в Москве довольно близко, помню разговоры, жизнь, быт, каждый день уносит от нас эпоху. Остается новый век, он проще. Какой же день сегодня больной, плохой день, печальный день…

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x