«Око за око» — первый в истории закон о защите женщин

Фото Софьи Сандурской / Агентство "Москва"

36 веков назад, согласно библейской легенде, пророк Моисей возвестил о законе «око за око» народу Израилеву. Через 15 веков Иисус Христос взял несколько слов из контекста закона и построил на них свой тезис о всепрощении. В таком виде они дошли до нас и употребляются повсеместно как призыв к мести или же как учение об отрицании мести.

Так часто бывает. Включая даже народные пословицы и поговорки. Они трансформируются с течением времени, изменением обычаев, нравов, развитием языка. Например, мы то и дело говорим: «Кто старое помянет — тому глаз вон». На самом деле полностью пословица звучит так: «Кто старое помянет — тому глаз вон. А кто забудет — тому оба!»

Еще интересней то, что произошло с обычной для нас фразой «Простота хуже воровства». В ней фактически нет гневного осуждения. Ну, кража у нас (если что-то где-то плохо лежит) — не самый большой грех.

Между тем в старорусском языке слово «воровство» означало вовсе не «кражу». «Вор» — убийца, душегуб, государственный преступник. Ермак был объявлено в розыск как вор, в пушкинской повести «Капитанская дочка» комендант крепости говорит Емельяну Пугачеву: «Ты вор и самозванец», самозванец Лжедмитрий Второй вошел в историю как «тушинский вор».

Ничего не поделаешь. Изменилось значение слова, и вместе с ним — чуть ли не суть присказки.

Возможно (и скорее всего так) за 15 веков до Иисуса Христа, до Евангелия, фразу «око за око, зуб за зуб» уже вырвали из общего контекста, и она стала расхожей как пословица о мести, наказании, справедливости. Мы этого точно не знаем. Но, судя по самому строю речения Иисуса, так оно и могло быть.

Однако учтем реальную ситуацию тех древнейших времен и событий. Это сейчас мы в массовом сознании воспринимаем Ветхий Завет и Новый Завет (Евангелие) как единое – Библию, Священное Писание. А в те изначальные времена проповеди Иисуса воспринимались (и во многом были таковыми) как покушение на устои. Иисус по тем понятиям был инакомыслящим, диссидентом, оппозиционером. Не забудем, что Он не только Сын Божий, но и Сын Человеческий. То есть не свободен от противоречий. Возможно, он взял фразу из контекста Ветхого Завета в своих вероучительских целях. В трактовке Христа «око за око» прочитывается как всеобщий закон мести. Которому Он противопоставляет свой закон — смирение, непротивление злу насилием, милосердие.

Отрицая «око за око», Иисус отрицал и положение Ветхого Завета, и нормы, которые тогда, судя по всему, были общепринятыми.

Так и получилось, что первоисточник (Ветхий Завет) и второисточник (Евангелие) поменялись местами. Для всего мира, прежде всего христианского, первоисточником в данном случае, по сути, стало Евангелие. Ведь, говоря «око за око», мы цитируем в основном не Ветхий Завет, а Евангелие, цитируем Христа. И не просто Христа, а его Нагорную проповедь. А Нагорная проповедь – свод моральных заповедей христианского (далеко и не только христианского) мира и сознания. И фактический запрет мести (око за око) естественно считается Его заветом.

Иисус Христос в Нагорной проповеди говорил:

«Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два. Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся». (Евангелие от Матфея, глава 5)

Но в действительности установления «око за око» как всеобъемлющего закона в Ветхом Завете нет. Да, мы так воспринимаем данные слава, придаем им расширительное значение. На самом же деле там все очень конкретно. Это не только священное писание, но и свод норм и правил обыденной жизни. В Ветхом Завете учтено, регламентировано всё: вплоть до того, каких размеров должен быть загон для скота, сколько кольев надо вбить в ограду, из чего сделать крышу и так далее. Включая законы юридические, разумеется.

Сказал Господь Моисею: «И вот законы, которые ты объявишь им…» (Исход 21:1)

Среди них, например:

«Кто ударит человека так, что он умрет, да будет предан смерти;

но если кто не злоумышлял, а Бог попустил ему попасть под руки его, то Я назначу у тебя место, куда убежать [убийце];

а если кто с намерением умертвит ближнего коварно [и прибежит к жертвеннику], то и от жертвенника Моего бери его на смерть…

Кто злословит отца своего, или свою мать, того должно предать смерти».

Есть и такие пункты:

«Если вол забодает мужчину или женщину до смерти, то вола побить камнями и мяса его не есть; а хозяин вола не виноват;

но если вол бодлив был и вчера и третьего дня, и хозяин его был извещен о сем, не стерег его, а он убил мужчину или женщину, то вола побить камнями, и хозяина его предать смерти…

Если кто раскроет яму, или если выкопает яму и не покроет ее, и упадет в нее вол или осел, то хозяин ямы должен заплатить, отдать серебро хозяину их, а труп будет его.

Если чей-нибудь вол забодает до смерти вола у соседа его, пусть продадут живого вола и разделят пополам цену его; также и убитого пусть разделят пополам».

И – наконец:

«Когда дерутся люди, и ударят беременную женщину, и она выкинет, но не будет другого вреда, то взять с виновного пеню, какую наложит на него муж той женщины, и он должен заплатить оную при посредниках; а если будет вред, то отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обожжение за обожжение, рану за рану, ушиб за ушиб».

Я называю это — Закон о защите женщин. Главный закон родовой общины в те жестокие времена. Потому как женщина – продолжение и сохранение рода.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Фото Софьи Сандурской / Агентство «Москва»

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x