Даниил Андреев. Визионер «Небесного Кремля»

Фото из Википедии

30 марта 1959 года в 4 часа дня в Москве в пятнадцатиметровой комнате в коммунальной квартире в доме на Ленинском проспекте, которую они с женой получили за 40 дней до этого, ушел из жизни писатель-визионер Даниил Андреев (сын Леонида Андреева), которого называли «русским Данте» или «русским Сведенборгом».

3 апреля состоялось отпевание Андреева в храме Ризоположения на Донской улице (отпевал протоиерей Николай Голубцов), а похоронили писателя на Новодевичьем кладбище рядом с могилой матери. За 8 месяцев до этого Даниил Андреев и его жена художница Алла Александровна Андреева в буквальном смысле слова похоронили в металлическом бидоне рукопись его главной книги – религиозно-историософского трактата «Роза Мира».

Работа над этим произведением была начата 24 декабря 1950 года во Владимирской тюрьме №2 («Владимирском централе»), где Андреев отбывал срок, полученный по печально знаменитой 58-й статье за «создание антисоветской группы, антисоветскую агитацию и террористические намерения». На самом деле поводом для ареста Андреева и его жены в апреле 1947 года послужили донос и рукопись романа «Странники ночи», посвященного судьбам русской интеллигенции (после ареста рукопись была уничтожена).

23 апреля 1957 года Даниил Андреев после того, как его дело было направлено на доследование Верховным судом, был освобожден из-под стражи. 21 июня Пленум Верховного суда СССР пересматривает его дело и отменяет все обвинения, а 11 июля 1957 года Андреева реабилитировали. Так что работу над «Розой Мира» он заканчивал уже на свободе, в Доме творчества в Горячем Ключе под Краснодаром, куда в конце лета 1958 года получила путевку от Союза художников Алла Александровна. Чтобы такая же участь, как роман «Странники ночи», не постигла и «Розу Мира», было принято решение там же «похоронить» один из ее рукописных экземпляров. Описание того, как это происходило, можно найти в книге воспоминаний Аллы Александровны Андреевой, которая называется «Плавание к Небесному Кремлю»:

«Даниил напечатал «Розу Мира» в двух экземплярах, и второй экземпляр я зарыла (Даниил Андреев не смог участвовать в этом лично из-за проблем с сердцем — прим. автора) на вершине хребта, который перегораживал ущелье с запада на восток. За спиной у меня был Горячий Ключ, впереди — река, а за дальними горами — море. Я зарыла там второй экземпляр «Розы Мира» в бидоне, и больше его, я думаю, никто никогда уже не найдет. Я нашла триангуляционную вышку, решив, что от нее хоть насыпь останется, отмерила тринадцать шагов до раздвоенного дерева, на дереве перочинным ножичком вырезала крест. Под этим деревом я и закопала бидон. Лес там давно разросся. Крест теперь, вероятно, Бог знает, на сколько метров, поднялся вверх. Да и нет необходимости никакой искать ту рукопись. Первый экземпляр мы увезли в Москву, я его хранила тридцать лет и сейчас храню. Теперь «Роза Мира» напечатана. И ничего уже не страшно. Потом я вернулась на то место в день рождения Даниила — 2 ноября (того же 1958 года — прим. автора), написала этюд — вид, открывающийся с того хребта, и принесла его Дане. Это был мой последний подарок ему. Я сказала: «Вот тут зарыта «Роза Мира»».

О том, в какой атмосфере создавалась эта уникальная книга, Даниил Андреев рассказывает в первой главе «Розы Мира»:

«Я начинал эту книгу в самые глухие годы тирании, довлевшей над двумястами миллионами людей. Я начинал ее в тюрьме, носившей название политического изолятора. Я писал ее тайком. Рукопись я прятал, и добрые силы – люди и не люди – укрывали ее во время обысков. И каждый день я ожидал, что рукопись будет отобрана и уничтожена, как была уничтожена моя предыдущая работа, отнявшая десять лет жизни и приведшая меня в политический изолятор. Книга «Роза Мира» заканчивается несколько лет спустя, когда опасность третьей мировой войны не поднимается уже, подобно мглистым тучам, из-за горизонта, но простерлась над нашими головами, закрыв зенит и быстро спускаясь от него вниз, по всем сторонам небосклона. Я заканчиваю рукопись «Розы Мира» на свободе, в золотом осеннем саду. Тот, под чьим игом изнемогала страна, давно уже пожинает в иных мирах плоды того, что посеял в этом. И все-таки последние страницы рукописи я прячу так же, как прятал первые, и не смею посвятить в ее содержание ни единую живую душу, и по-прежнему нет у меня уверенности, что книга не будет уничтожена, что духовный опыт, которым она насыщена, окажется переданным хоть кому-нибудь».

Как поясняет известный культуролог Григорий Померанц в статье «Даниил Андреев и его «Роза Мира»» (в «Вестнике культурологии», 2009 г.), уникальность этой книги в том, что в ее основу и даже в основу ее понятийного аппарата был положен визионерский опыт автора:

«Андреев, подобно древним и средневековым мистикам, испытал в своих видениях «миры возмездия» и «миры просветления», и в своей книге размышляет о своем опыте со всей интеллигентской культурой и эрудицией интеллигента XX столетия».

Согласно космогонической системе «Розы Мира», над Россией земной возвышается Россия Небесная, имя ее соборной души — Навна, ей противостоит демон великодержавной государственности — Жругр. История человечества, по Андрееву, является проекцией постоянного взаимодействия и борьбы существ, населяющих светлые и темные миры.

Как рассказывает в книге сам Даниил Андреев, образ Небесной России был ему явлен в ноябре 1933 года, когда он случайно зашел в одну церковку во Власьевском переулке, когда там исполнялся акафист преподобному Серафиму Саровскому:

«По правде сказать, мне не очень важно, как знатоки всякого рода экстазов и восхищений назовут, в какой разряд отнесут происшедшее вслед за этим. Содержанием же этих минут был подъем в Небесную Россию, переживание Синклита ее просвещенных, нездешняя теплота духовных потоков, льющихся из того средоточия, которое справедливо и точно именовать Небесным Кремлем».

«Демон великодержавной государственности» был Андрееву тоже явлен непосредственно в феврале 1932 года, в период его кратковременной службы на одном из московских заводов, в облике «исполинского существа, схожего, пожалуй, с чудовищами морских глубин».

Как поясняет Григорий Померанц, в «Розе Мира» «Россия рисуется одним из «сверхнародов»: она обладает своим «Небесным Кремлем» и своей чисто русской преисподней, и из этой русской бездны (а не от соседних народов) идет главнейшее зло».

Как пишет Алла Александровна Андреева в книге воспоминаний «Плавание к Небесному Кремлю», «Розу Мира» мы закопали как семя, и после этого она стала пробиваться везде: сначала в самиздате и «тамиздате» (один из экземпляров за рубеж вывез старший брат Даниила Андреева – Вадим). А потом, спустя 30 лет со времени ее написания, в 1989 году фрагмент книги был опубликован в журнале «Новый мир». Ну что ж, лучше поздно, чем никогда…

Сергей Ишков.

Фото из Википедии