«Чапаев» — книга об отношениях народа и интеллигенции

24 марта 1923 года впервые был опубликован роман Дмитрия Фурманова «Чапаев», благодаря которому его главный герой — командир дивизии — стал действительно народным.

Сразу после публикации эта книга стала, как сказали бы сейчас, настоящим бестселлером: еще при жизни автора, безвременно оборвавшейся в марте 1926 года (он умер в 35 лет от менингита), выдержала четыре издания. Причем успех этот объяснялся не столько литературными достоинствами текста, которые даже у доброжелательно настроенных критиков вызывали большие сомнения (так, Горький указывал молодому автору, что пишет он «наспех и очень небрежно, рассказывает, как очевидец, а не изображает, как художник»), сколько актуальностью и «незатёртостью» темы. Чтобы оценить масштаб этой «незатёртости», необходимо учитывать литературно-исторический контекст времени публикации романа. Как отмечает литературовед Степан Шешуков в статье «Дмитрий Фурманов» (журн. «Вопросы филологии». — М., 1969. — С. 197-204), к 1923 году, когда вышел «Чапаев», «Железный поток» Серафимовича еще только создавался, «Разгром» Фадеева замысливался, а «Тихий Дон» даже не был задуман:

«Что же касается произведений, появившихся до «Чапаева», — произведений Всеволода Иванова, Александра Малышкина, Бориса Лавренева, Лидии Сейфулиной, Александра Неверова, произведений, которые и сейчас не потеряли своей ценности и значения, — то всё же они не могли идти в сравнение с «Чапаевым» прежде всего по глубине и правдивости раскрытия главных закономерностей той эпохи».

Кроме огромного количества переизданий романа, лучшим свидетельством всенародной любви, наверное, можно считать и огромное количество анекдотов советской поры о никогда не унывающем Василии Иваныче, его немного туповатом ординарце Петьке и их боевой подруге Анке. Конечно, во многом популяризации этих героев способствовал и художественный фильм «Чапаев», снятый ленинградскими режиссерами Сергеем и Георгием Васильевыми в 1934 году, который, как отмечает Дмитрий Быков в статье «Жить хочется», посвященной первой публикации романа, «совершенно заслонил книгу, как Петька и Анка в картине заслонили Фурманова».

«Между тем роман не о Василии Иваныче и Петьке, этих двух персонажах советского детского фольклора, а именно об отношениях Федора Клычкова (в котором Фурманов изобразил идеального себя) и переубежденного им анархиста Василия Чапаева, крестьянина и полного георгиевского кавалера. И эта линия куда интересней фильма, достоинства которого отрицать бессмысленно, — просто он про другое. Символично, что в середине тридцатых на экран вытащили именно Петьку, о котором в романе говорится мельком и пренебрежительно: там он грязный, туповатый чапаевский ординарец, объект всеобщих беззлобных насмешек. Но именно Петька — положительный герой новой эпохи. А интеллигентный комиссар — явно уходящая натура», — пишет Дмитрий Быков.

В сущности, резюмирует Быков, получилась книга об отношениях народа и интеллигенции в Гражданской войне — отношениях трудных, бурных и необыкновенно плодотворных:

«В обычной жизни Фурманов едва ли повстречал бы Чапаева — студент московского университета, книжник, ивановский уроженец и столичный житель… Ему попросту негде было пересечься с плотником из волжской деревни. Да и сам этот плотник сроду бы не заподозрил в себе великих командирских способностей, и Фурманов не проявил бы педагогических и кавалерийских талантов, если б не империалистическая война, перешедшая в Гражданскую. «Чапаев» — роман о фантастически талантливом народе, восторженно открывающем в себе новые способности, о полуграмотном крестьянине, оказавшемся природным стратегом, о рассудительном умнике, обернувшемся превосходным наездником и хладнокровным солдатом. Эта книга, может, и написана суконно, однако в ней чувствуется жар и азарт боя, здоровье и молодость, и вот этот бешеный восторг первооткрывательства: всё можем! Мир кроим!».

Однако, возможно, из-за этого «восторга первооткрывательства», свойственного молодости или из-за того, что Фурманов всегда писал, рассказывал, по определению Горького, как очевидец (а мало ли что может зафиксировать очевидец во время Гражданской войны), судьба его литературного наследия в целом оказалась не столь «радужной», как у романа «Чапаев». Хотя и он после 1938 года не раз подвергался редактуре. Издатели, в частности, изъяли из книги все упоминания о расстрелянном комполка Иване Кутякове, возглавившем 25-ю стрелковую дивизию после гибели Василия Ивановича.

В начале 1940 года вдова Фурманова Анна Никитична Стешенко обратилась к Сталину с просьбой издать к 50-летию мужа сборник его сочинений, указав при этом на многочисленные неизвестные широкому читателю материалы из наследия писателя:

«Дорогой Иосиф Виссарионович!

Я обращаюсь к Вам потому, что знаю Ваше чуткое и внимательное отношение к Советским писателям и их работе. В 1941 году в марте месяце исполняется 50 лет со дня рождения Дмитрия Фурманова и 15 лет со дня его смерти. <…> После смерти Дмитрия Фурманова было много пышных слов, была даже создана комиссия по увековечиванию его памяти, но за четырнадцать лет никто не интересовался архивом, почти никто не писал о его творчестве, а из его произведений только «Чапаев» выходил в большом количестве, остальные его произведения или издавались один-два раза, а многое совсем не видало света. В 1938 году я обратилась в Гослитиздат с просьбой начать подготовку к юбилейному изданию собрания сочинений. В начале это было включено на 1939 год, потом перенесено на 1940 год, а сейчас из плана издания 1940 года, кроме «Чапаева» для Белоруссии, всё исчезло. В 1939 году я обращалась письменно к тов. Жданову и передала это письмо тов. Александрову – ответа у меня пока нет. Я обращалась в Союз писателей, но, к моему сожалению, я до сих пор не могу поговорить с тов. Фадеевым.

Дорогой Иосиф Виссарионович, я не могу понять такого равнодушного отношения к человеку, который всю свою короткую жизнь отдал делу партии, писателю, на произведениях которого училось и учится молодое поколение борьбе за дело коммунизма. С моей точки зрения, произведения, которые оставил после себя Фурманов, не менее ценны, чем «Чапаев».

(Письмо цитируется по статье Вячеслава Огрызко «Кто придумал миф о Чапаеве» («Литературная Россия» № 41, 2014 г.).

Как сообщается в статье Вячеслава Огрызко, «по всей вероятности, Сталин отнесся к письму вдовы Фурманова очень серьезно и, видимо, дал ряд поручений. Не случайно после этого в Литературном музее подняли все материалы, связанные с именем автора «Чапаева» (в частности, «Дневник» Фурманова — прим. автора). Но когда чиновники прочитали обнаруженные рукописи, то пришли в ужас. Им почудилось, будто Фурманов вел двойную жизнь и в реальности ненавидел власть».

Уже 5 ноября 1940 года заведующая спецхраном Литмузея Х. Либман доложила: «На днях в порядке постепенного ознакомления с материалами спецхрана я прочитала дневник писателя Д. А. Фурманова, хранящийся у нас под №769 инвентарной книги (дневник был в опечатанном сургучом конверте). Ввиду того, что в дневнике содержится ряд высказываний, отрицательно характеризующих, на мой взгляд, политическое лицо Фурманова, я прошу Вас ознакомиться с его содержанием или хотя бы с отдельными страницами (оборот 3 л., 5 лист, обор. 12 л., обор. 16 л., 20 л., обор. 26 л, л. 27. и его обор. 28 л., 41 л., обор. 47, л. 48 л. – и его обор., обор. 49 л. и 50 л., обор. 55 л.; л. 56, обор. 56 л.). Мне кажется, что следовало бы пересмотреть отношение к Фурманову. Этот вопрос нужно представить на срочное рассмотрение ЦК ВКП(б) ввиду того, что в 1941 г. советская и литературная общественность СССР будет отмечать 50-летие со дня рождения (7 октября 1891 г.) и 15-тилетие со дня смерти (15 марта 1926 г.) популярного советского писателя Д. А. Фурманова».

В результате власть приняла «соломоново решение»: не вписывающихся в современность произведений и заметок не публиковать, отношение к писателю не пересматривать (хотя, как пишет Дмитрий Быков, будь Фурманов жив, «трудно сомневаться, что его уничтожили бы в первую волну большого террора»), а к юбилею переименовать малую родину писателя село Середа в город Фурманов.

Сергей Ишков.

На фото портрет Д. А. Фурманова работы Сергея Малютина, 1922, ГТГ.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x