100 лет назад в СССР впервые отпраздновали День печати

5 мая 1922 года в связи с 10-летней годовщиной газеты «Правда» по решению ЦК РКП (б), одобренному 11-м съездом партии, был проведен День партийно-советской печати. В этот день «Правда» напечатала статью В. И. Ленина «К десятилетнему юбилею «Правды», где и напоминалось, что советская печать началась 5 мая 1912 года, когда Ленин в первый раз подписал номер «Правды».

Жизнь внесла свои коррективы, День печати теперь отмечается 13 января и связан с исторической датой — началом издания первой российской печатной газеты «Ведомости» (не имеет отношения к современной одноимённой газете «Ведомости»), основанной указом Петра Великого. Новое время породило и новые форматы. В медиа пришли менеджеры, нацеленные на то, что прибыльно и дает тираж/трафик/рекламу — деньги. И на первый план вышли материалы с «перчинкой» — скандалы, происшествия, слухи, провокации. В погоне за строительством нового «свободного» мира стали убирать советские праздники, но День печати не исчез, а «переехал» на другую дату.

Но 5 мая еще не забыто.

А что было важным для журналиста в советское время?

Например, найти классного «человека с улицы», из народа и написать о нем. И неправда, что это было неинтересно читателю, – судьбы всегда интересны.

За то, что ныне зовется фейком, в советской печати снимали с работы. Без возврата в профессию.

В СССР было строго: меры по критическим статьям должны были быть приняты в течение двух недель, в особо сложных ситуациях – в течение месяца. Например, газета публиковала фельетон о каком-то предприятии. Собирался тогдашний «третейский суд» – бюро райкома партии. На повестке дня два предложения:

1. Признать фельетон правильным и точным по фактам и оценкам – и снять с работы проштрафившегося.

2. Признать фельетон ошибочным и предвзятым, исказившим факты, – и выгнать из редакции журналиста с негативной характеристикой.

И сидело бюро, вникало, разбиралось в обоснованности обличений – но одно из двух решений по пунктам выше должно было вынести после тщательного разбора. Вот такая была ответственность за каждое слово в газете.

Татьяна Кузьмина.

Фото «Московской правды»