Прокуратура РФ может попасть в двусмысленное положение

Фото с сайта Генпрокуратуры РФ

На 18 мая в Госдуме запланировано рассмотрение в первом чтении законопроекта № 101646-8, отдельные положения которого наделяют Генеральную прокуратуру исключительными полномочиями, позволяющими закрывать российские средства массовой информации без следствия и суда.

В законопроекте в том числе предлагается отзывать лицензии, прекращать вещание по решению генерального прокурора или его заместителей «в случае распространения информации, выражающей в неприличной форме <….> явное неуважение к обществу, государству, официальным государственным символам Российской Федерации, Конституции Российской Федерации или органам, осуществляющим государственную власть в Российской Федерации».

Более месяца назад, когда законопроект только внесли в Госдуму, «Московская правда» писала, что формулировки «в неприличной форме» и «явное неуважение» трудно поддаются точной юридической констатации, а неопределенная трактовка понятий открывает возможности для злоупотреблений. Многие юристы, публицисты в различных СМИ уже предупреждали, что некоторые положения документа противоречат конституционным гарантиям свободы слова, федеральному закону о средствах массовой информации.

Поэтому сегодня хотелось бы остановиться на том, о чем граждане часто забывают — на задачах, правах, полномочиях прокуратуры, на ее статусе. Ведь она — потенциальный исполнитель закона, если он будет принят.

Немногие знают и помнят о совершенно особом положении прокуратуры в структуре государства. В массовом сознании прокуратура воспринимается исключительно как карательный орган, сторона государственного обвинения в судебных процессах. На самом деле это лишь одна сторона медали. В СССР прокуратура была еще и… защитницей граждан, мечом карающим для государственных служб. В государственных структурах, в том числе и прежде всего в силовых, действовали с постоянной оглядкой на прокуратуру.

Официальный статус, задачи и полномочия прокуратуры в РФ остались теми же, что в СССР. Другое дело, что мы о них почему-то мало знаем. Видимо, практика такая не часто встречается. А в основополагающие законодательные акты заглянуть не удосуживаемся.

Прокуратура – особый орган в системе государства. Она, по теории, по общему замыслу, двуедина. И карает, и защищает.

И потому давайте внимательнее вчитаемся в текст официальных документов.

Статья 129 Конституции РФ и статья 1 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» гласят:

«Прокуратура Российской Федерации — единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, уголовное преследование в соответствии со своими полномочиями, а также выполняющих иные функции».

То есть надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина — обязанность, долг прокуратуры.

Читаем дальше.

«В целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина <…> прокуратура Российской Федерации осуществляет:

надзор за исполнением законов федеральными органами исполнительной власти, Следственным комитетом Российской Федерации, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, субъектами осуществления общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания, органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций, а также за соответствием законам издаваемых ими правовых актов».

Отсюда следует, что прокуратура во имя прав и свобод всех граждан следит за действиями всех органов власти, может и обязана привлекать их к ответственности за нарушение наших прав и свобод.

Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин в «Комментарии к Конституции Российской Федерации» пишет:

«Из содержания Конституции следует, что прокуратура не относится ни к законодательной, ни к исполнительной, ни к судебной власти». (М.: Эксмо, 2010)

Развивая тезис Зорькина, юристы заключают:

«Прокуратура представляет собой самостоятельный централизованный федеральный орган. Прокуратура должна осуществлять свои полномочия независимо от федеральных и региональных органов государственной власти и органов местного самоуправления». 

Итак, прокуратура не входит ни в одну из ветвей власти и, по законам РФ, осуществляет контроль за всеми ветвями власти. И потому выходит, что законопроект, внесенный в Госдуму, ставит перед прокуратурой неразрешимые задачи.

Во-первых, если она начнет закрывать СМИ без суда и следствия, то нарушит и Федеральный закон о печати, и Конституцию РФ:

«Каждому гарантируется свобода мысли и слова <…> Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. <…> Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается».

Во-вторых, свобода слова, свобода СМИ — неотъемлемая составная часть основополагающих прав и свобод человека. Если прокуратура начнет закрывать СМИ без суда и следствия, она нарушит права и свободы человека, которые призвана охранять. Тем самым — нарушит Конституцию РФ и Федеральный закон о самой себе, о своих целях и задачах, о которых уже упоминалось выше.

Таким образом, законопроект № 101646-8 ставит прокуратуру в двусмысленное, можно сказать — в тупиковое положение.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

На снимке: Генеральный прокурор Российской Федерации Игорь Краснов.

Фото с сайта Генпрокуратуры РФ

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x