Цена домашнего насилия

Следственный комитет РФ объявил о намерении обратиться к Генеральному прокурору России о необходимости обжалования приговора Рамизу Асфандиярову, которого за нанесение смертельного ранения двухлетней дочери и угрозу убийством гражданской жене приговорили к полутора годам заключения в колонии общего режима.

насилие жертва Фото "Московская правда"

Установлено, что 32-летний житель города Троицка Челябинской области в состоянии сильного алкогольного опьянения избивал женщину, с которой состоял в гражданском браке, а затем попытался ударить ее ножом. Она в тот момент держала на руках ребенка — их двухлетнюю дочь. Удар пришелся девочке в ногу, в артерию, она потеряла много крови и умерла в больнице.

Первоначально Рамизу Асфандиярову вменяли умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть, и покушение на убийство. Однако суд переквалифицировал обвинение на более мягкое — причинение смерти по неосторожности и угрозу убийством или причинение тяжкого вреда здоровью.

Итого полтора года, причем — по совокупности статей. Приговор и сам по себе поражает. Особенно на фоне отдельных вердиктов, по которым за выражение своего мнения (всего лишь мнения, не действия) по поводу последних международных событий обвиняемые получали до 7 лет лишения свободы. Но в деле Асфандиярова надо еще учесть, что речь идет о домашнем насилии. А здесь правоприменительная практика в СССР и в России — особая, если не сказать — странная.

В декабре прошлого года Европейский суд по правам человека, расследовав жалобы четырех россиянок, обязал наше государство принять комплексные меры по защите женщин, выполнять в полной мере статью 3 Европейской конвенции о запрете на бесчеловечное обращение и унижение достоинства человека. ЕСПЧ призвал российские власти разработать план действий по изменению общественного мнения о гендерном насилии в отношении женщин и распространить информацию о существующих правовых и других средствах защиты для пострадавших.

Ранее, в 2019 году, когда жалоба четырех россиянок была принята в Страсбурге, заместитель министра юстиции РФ писал в ЕСПЧ, что «масштабы проблемы, а также серьезность и масштабы дискриминационного воздействия на женщин в России преувеличены».

Судить о масштабах трудно. Исчерпывающей статистики нет. Так, по данным Консорциума женских неправительственных организаций России, наша страна находится на первом месте в мире по количеству убийств женщин, совершаемых их мужьями, партнерами, родственниками. «Наиболее опасное место для женщины в России — это дом», — говорится в исследовании.

В 2020 и 2021 годах от домашнего насилия в РФ погибли 2680 женщин. Это 71% от всех убийств, в которых жертвами стали женщины.

«Всего мы проанализировали 11 175 новых приговоров, размещенных в открытом доступе на ГАС «Правосудие» и сайте Мосгорсуда, — говорится в докладе консорциума. — Среди них было 3759 приговоров, которые описывали убийства женщин. Мы нашли 2680 приговоров, в которых женщина была убита своим партнером или родственником. Реальное число погибших от домашнего насилия может быть еще выше, поскольку многие приговоры еще не опубликованы». (https://readymag.com/algorithmsveta/2020-2021/)

В России нет закона о противодействии домашнему насилию. Притом что законопроекты предлагались с 90-х годов прошлого века. Последний — в 2019 году. Все они были отвергнуты, не дойдя до рассмотрения в Госдуме. Они критиковались за погрешности, неточные формулировки, вмешательство в частную жизнь, несоответствие другим законам, вплоть до Конституции.

Однако недостатки проектов — вовсе не оправдание для отсутствия такого закона в принципе. Просто получается, что за 30 лет в стране не нашлось высоких профессионалов, готовых и способных разработать столь необходимый документ? Или же законопроекты воспринимаются как покушение на «традиционные семейные ценности», известные по Домострою: «Жена да убоится мужа своего»?

Пока же случаи домашнего насилия рассматриваются в общем порядке, в рамках статей Уголовного кодекса и Кодекса об административных правонарушениях. И, как правило, приговоры выносятся отнюдь не суровые. Сотрудники правозащитного проекта «Аксиома» проанализировали статистику судебных дел о семейно-бытовом насилии за 2021 год. По статье 6.1.1. КоАП РФ (побои) привлечено к ответственности 109 801 человек. В большинстве случаев (93 000 дел) назначено наказание в виде штрафа. Средняя сумма составила 5346 рублей. (https://www.asi.org.ru/news/2022/05/16/poschitali-chto-razmer-shtrafa-za-semejno-bytovoe-nasilie-chut-bolshe-5-tys-rublej/)

Но один из самых, пожалуй, страшных за последнее время примеров «гуманизма» в делах о семейно-бытовом насилии — приговор 32-летнему жителю города Троицка Челябинской области Рамизу Асфандиярову, вынесенный буквально на днях, 17 августа нынешнего года. Кстати, он ранее был судим. И суд должен был иметь в виду это обстоятельство — рецидив. Однако… полтора года заключения в колонии общего режима — за неумышленное убийство двухлетнего ребенка и угрозу убийством гражданской жене.

Следственный комитет РФ готовит обращение к Генеральному прокурору, собирает дополнительные материалы. В их числе — доказательства избиений, то есть — систематического домашнего насилия. Такой формулировки в наших законах нет.

По социологическому опросу 2020 года, 79% россиян выступают за принятие специального закона о противодействии домашнему насилию. Такие акты существуют в 140 странах мира.

Нельзя не учитывать, что подобные преступления часто остаются скрытыми. Но, по данным соцопросов, о конкретных случаях насилия в семьях знает каждая третья российская женщина.

Сергей Баймухаметов.

насилие жертва Фото "Московская правда"
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Тимур
Тимур
1 месяц назад

Действительно, очень мягкий приговор. Размахивать ножом перед женщиной с ребенком-какими семейными традициями можно оправдать такое? В правовом светском государстве в 21 веке.

1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x