Мария Аврамкова: «Без знания истории нет полноты картины мира»

На цене театра «Сфера» состоялся юбилейный, 50-й показ спектакля «По снегу… Колымские рассказы» в постановке Марии Аврамковой. Действие основано на цикле рассказов и очерков Варлама Шаламова «Колымские рассказы» о жизни заключенных в советских исправительно-трудовых лагерях в 1930-1950-е годы. С Марией Аврамковой встретился наш корреспондент.

Мария Аврамкова Фото Маруси Гальцовой
Фото Маруси Гальцовой

— Мария, почему вы обратились к теме жизни заключенных?

— Не было такого вопроса «А не поставить ли мне спектакль из жизни заключенных?» Все случилось само собой. У меня есть убеждение – без знания истории нет полноты картины мира. И вот, в какой-то момент, я поняла, что очень мало знаю об этом периоде истории нашей страны. Не так чтобы совсем, но есть пробелы. Я начала читать различную литературу, смотреть документальные фильмы, и в результате купила этот сборник Варлама Шаламова «Колымские рассказы». Как только я начала читать, я сразу поняла, какого масштаба личность передо мной. Меня поразил язык, образность мышления, сила и емкость слова. Его биография. Невозможно в двух словах рассказать, какого высокого уровня этот человек. То, через что он прошел, как он выжил, его судьба, боль, одиночество – буквально кричало со страниц. Судьбы людей, вырванных из нормальной повседневной жизни, его жизнь – переломанная и перемолотая – и невероятная сила духа. Это меня так потрясло, что я поняла, что не могу не поделиться. Мне хотелось, чтобы как можно больше людей о нем узнали, об этом большом писателе и поэте. Чтобы они прочувствовали так же, как я. Чтобы его помнили. Кроме всего – это безусловно высокая литература уровня Толстого и Чехова. Так что я обратилась не к теме «жизни заключенных», не в смысле показать жизнь заключенных, меня больше интересовал сам Шаламов. Его личность. В этом и есть принцип построения спектакля, отбор рассказов, композиция, его тема. Потом я обратилась с этой идеей к актерам, они меня поддержали. Затем была заявка, худсовет театра ее принял. Вот так появился спектакль.

— Как воспринимает публика этот спектакль?

— Бывает по-разному. Иногда приходят «случайно», поэтому не сразу принимают, внутренне отталкивают, не хотят выходить из своей зоны комфорта. Но таких немного. В основном где-то уже к середине спектакля зритель как бы дышит единым дыханием с актерами. Как бы движется вместе с ними. Спектакль так и построен – как путь от первого рассказа к последнему, от истории к истории, от человека к человеку. И вместе с тем, как путь самого Шаламова, рассказанный посредством этих рассказов. О людях, которых он встретил на своем пути, которые помогли ему во всех смыслах выжить. Один мой знакомый, когда я сказала ему, что собираюсь ставить спектакль о заключенных в концлагере, сказал: «Хочешь рассказать про ад?» А я ответила, что хочу рассказать про «мучеников» и «святых» этого ада. Наверно поэтому и такой выбор рассказов. Про свет, а не про тьму. Мне нравится, когда зритель, придя из шумного, комфортного, суетливого, заботливого мира, погружается в тишину и начинает думать. Мне нравится смотреть на сосредоточенные лица, на то, как возникает сочувствие, иногда смех, иногда слезы. Когда люди сопереживают. Когда душа проделывает работу. Потом, когда включается свет, люди выходят задумчивые, много благодарят. Интересно смотреть за подростками, как они чуть взрослеют на время. Так как истории в основном подлинные и автобиографичные, они не могут не затрагивать. Разговор идет о самом главном – о жизни, смерти, вере, доверии, любви. А так как у нас в театре нет понятия «четвертой стены», то разговор идет как бы напрямую – от сердца к сердцу. Конечно, особая роль в том, что у нас замечательные актеры, они работают честно, без дураков. И это не может не производить впечатления. Это такая подлинность существования здесь и сейчас, такая эмоциональная затрата, что невозможно не подключаться. Огромное им за это спасибо. Проживать это каждый раз практически подвиг.

— Вы режиссер, но и актриса тоже. Какие роли созвучны вашему мироощущению?

— Я думаю, это Шарлотта в спектакле «Вишневый сад». Я очень люблю эту роль. Сочетание гротеска и трагичности.

— Какие работы в кино?

— Я снимаюсь немного. В основном работаю в театре и еще преподаю в институте им. Б.В. Щукина. Но работы в кино есть. Одна из таких работ – это фильм замечательного режиссера Романа Жигалова «Лес». Я там сыграла роль мамы главного героя. Это история о подростках. Довольно тяжелая история. Но фильм чрезвычайно красивый, и взял много призов на различных фестивалях. Кроме того, там была замечательная команда и было очень весело. Я рада, что была такая встреча.

Нина ДОНСКИХ.

 

Мария Аврамкова Фото Маруси Гальцовой
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Роман
Роман
3 месяцев назад

Этот период времени наверно самый сложный в новейшей истории нашей страны и на зону тогда кто тока не попадал просто по анонимным доносам.

1
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x