У ДУМЫ ЕСТЬ ЧЕМУ ПОУЧИТЬСЯ

Думу можно не любить, но у нее есть чему поучиться, чтобы сделать жизнь лучше, потому что не любить себя – это неправильно.
Однако зря к Думе относятся пренебрежительно, в палате зачастую звучат прорывные смыслы, которые не приняты в стереотипированном словообороте. В четверг отметились Александр Максимов, Сергей Иванов и Евгений Онищенко, причем дважды – на Академии наук и пиве.
Сергей Иванов выступил с провокацией об отмене четвертой части Гражданского кодекса по интеллектуальному праву, слишком алчны эти правообладатели. Лично я давно и много говорил о вреде защиты интеллектуальных прав, ни разу не был услышан. Моя задача в том, чтобы все свои интеллектуальные продукты выводить в публичный оборот так, чтобы они не были изъяты. Это бич глобализованного мира, слишком много существенной информации скрыто от людей. Открытая публикация защищает и информацию и ее автора, нет смысла убивать – только светиться.
Александр Максимов на фоне антиалкогольной истерии непопулярно объяснил, что снятие ограничения тары под пиво открывает возможности отечественного производителя. Евгений Онищенко нехотя вышел на трибуну, поскольку алкогольную тему пропустить не может, и среди прочего заявил, что пиво в Западной Европе и России под одной и той же этикеткой совершенно разного качества.
Есть такая проблема не только для пива. Западные поставщики держат россиян за пятый сорт, тут ни совесть ни стандарты не мешают, потому что об этом позаботились в лихие 90-е.
С поддержки Онищенко Вячеславу Никонову удалось провести закон о выборах президента РАН под контролем президента РФ. Вой поднялся жестко протестный. Мы привыкли говорить и еще больше слышать, что наука должна быть независима от власти. По умолчанию имеется в виду независимость от ненавистного Кремля. При этом российская наука должна быть коллаборационно вмонтирована в глобализацию как придаток, источник мозговых идей и коллаборационных ручонок. Тут, кстати, никакого интеллектуального права не просматривается.
События последних лет показали, что Путин в науке разбирается более адекватно, чем иные академики. Не говоря уже о зарубежных профессорах-грантоедах. Во всяком случае он не имеет академического конфликта интересов, чтобы примазываться к чужим открытиям. Просто отмечает их значимость адекватными премиями. Может, за это его и не любит наша истонченная интеллигенция?
В Думе об этом говорить не принято. Онищенко просто сказал, что академия по источнику финансирования и своей организационно-правовой форме не может быть независима от власти. Сами такую форму приняли.
В тот же четверг единороссы традиционно подвели итоги необычной сессии. То, чем они могли бы по-настоящему гордиться, не отмечено. Прежде всего первый в истории Думы профессиональный формат обсуждения проблем жестокости в двух проявлениях – склонение к пубертатным суицидам и педофилия. Произошло это на рабочей группе Ирины Яровой. Затем объединение бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики по настоянию Андрея Макарова. Оба подхода принесли содержательную информацию для преодоления хронических проблем.
Кроме того, Макаров прорвал цензурный запрет и показал отсутствие конкуренции. Тотальное вранье про рыночную экономику стало доминирующим инструментом антинациональной глобализации и подавления отечественного. Оба захода сделаны Макаровым с площадки Гайдаровского форума, чтобы заручиться согласием финансово-экономического блока для повышения качества и адекватности бюджетного процесса в Думе.
Ну и главное достижение команды председателя Вячеслава Володина. Атака на Думу, произведенная изнутри, если и не полностью отбита, то по крайней мере использована для достижения ответных уступок в плане повышения качества парламентской дискуссии. Никогда еще правительство не было представлено в Думе столь ответственно, как сейчас. Для заметного стране результата этого мало, но движение есть. В год революции мы б почувствовали на своей шкуре, если бы не работал парламентский фильтр всеобщего базара. Впервые с думской трибуны прозвучала стратегическая задача избежать революции, как сто лет назад. Фактически это уже делалось, еще когда Володин сидел на Старой площади и MSM рисовали ему ореол серого кардинала. Вот и получили. Каждый председатель Думы был человеком выдающимся, но ни у кого слово так не звучало, чтоб приходилось выполнять.
В четверг Володин устроил выволочку за неготовность законопроекта второго чтения «О внесении изменения в статью 71 Федерального закона «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ». Документ приводит к единому знаменателю сроки, на которые заключаются охотхозяйственные соглашения без проведения аукциона. Как часто бывает у правительства, в самом конце появилась революционная формулировка о праве заключать охотпользовательские соглашения на 49 лет. Аналогичную поправку в разумные сроки предлагал депутат Алексей Куринный, и правительство не соглашалось. Что изменилось?
Представитель правительства в Думе Александр Синенко признался, что он не охотник, а рыбак и теперь понимает, что они отличаются. Судак пошел на Волге, а мы здесь.
Для разъяснений по сути дела слово дали Ивану Валентику, замминистра природных ресурсов – руководителю Рослесхоза. По его словам, позиция правительства изменилась в результате совещания у Дмитрия Медведева. Ситуация очень напряженная, более 3,5 тысяч охотпользователей оказались в невозможности перейти с долгосрочных лицензий на охотхозяйственные соглашения. Медведев поддержал позицию равных условий для всех. 49 лет – единый срок, который устраняет коррупционную неопределенность в решении чиновника на уровне региональной власти.
Если человек исполнял свои обязательства по лицензии, инвестировал достаточно большие средства в развитие охотничьего хозяйства, у него должен быть механизм не потерять свои вложения, а приумножить в результате перехода на новый режим охотхозяйственных соглашений.
Володин выслушал и последнее слово оставил за собой: «Кто мешал вам заблаговременно, понимая, что возникнет эта ситуация, взять в начале года или в прошлом еще году, внести поправки? Ну, сейчас, видите, мы обсуждаем это всё практически вот с колес, это же не нормально. Никто же не мешал. Вы же прогнозированием-то должны заниматься. Вы сейчас всё правильно говорите, но почему не было это сделано?»
Досталось не только правительству, но и коллегам по палате, чтоб за регламент сами не выскакивали и за другими следили – «Какой поп, такой приход».
Дело в том, что все в Думе знают, но вслух не говорят: тормоз правительства лучше всего преодолеть внесением собственной инициативы. Соберешь шишки, как депутат Куринный, но правительство, может быть, раскачается. Этим приемом пользовался Павел Крашенинников.
Еще более жестко обсуждался последний рассмотренный вопрос повестки, лесная амнистия во втором чтении.
Документ внесен правительством под названием «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в целях устранения противоречий в сведениях государственных реестров и установления принадлежности земельного участка к определенной категории земель».
Первой переполошилась председатель комитета по экологии и охране окружающей среды Ольга Тимофеева, выступив против законопроекта. В четверг она специально вышла к журналистам до пленарного заседания, чтобы сообщить, что после принятия закона от длительных судебных процедур будут освобождены не преступники или великие люди с полями для гольфа, а обычные люди с шестью сотками и фермеры, на территории дачных участков которых вдруг оказались лесные массивы.
Произошло это из-за неразберихи в законодательстве. До принятия Лесного кодекса в 2008 году на территории лесов можно было получать дачи и садоводческие участки. В результате сегодня в судах находится почти триста тысяч дел по таким спорным землям. Президент дал поручение навести порядок и помочь обычным людям, чтобы они годами не ходили в суд и смогли воспользоваться своими участками. Люди получали все законно и вправе требовать, чтобы государство им помогло. В конкретной территории под садоводческий и дачный участок они получали девять соток или 12 соток – ровно об этих площадях мы сегодня и говорим: люди должны свободно, без суда получить свидетельство, узаконить регистрацию.
Закон был крайне сложный, и в Госдуму он внесен сырым. Три комитета дорабатывали этот законопроект, чтобы снять с себя максимальное количество рисков. Период, когда велась подготовка законопроекта, это точка отсечения на 1 января 2016 года. Пока в Думе обсуждали лесную амнистию, большое количество мошенников и дельцов подготовились к тому, что огромные лесные массивы могут быть узаконены и перейти в частные руки.
Год назад принят закон о зеленых лесных зонах вокруг каждой территории крупного города. К проекту лесной амнистии председатель Думы Володин внес поправку о нераспространении закона на особо охраняемые природные территории.
«Если у тебя вдруг оказалась дача в национальном парке, в заказнике, будь добр, иди в суд и докажи, на каком основании вдруг в этом лесном массиве у тебя оказались гектары земли», – сказала Тимофеева.
Также в законе присутствует важная компенсационная норма: если лес фактически уже вырублен, то он должен быть восстановлен.
Следующая поправка касается площади участков. «Если тебе в лесной зоне выдали шесть соток, потом ты к этим шести соткам присоединил еще шесть соток, а потом еще шесть соток, и подобное лесное угодье не стоит на учете ни в одном кадастре, то огромные лесные угодья становятся неучтенной частной собственностью», – отметила Тимофеева.
Управление ФСБ обращает внимание на коррупционную составляющую в случае преимущества одного кадастра над другим, общего кадастра над лесным, так как непонятно, каким образом люди получали в лесах огромные наделы земли. Коррупционная составляющая в том, что эти бумаги они могли получать через суд, за деньги, через сговор с местными властями. Так было разбазарено огромное количество земли.
Тимофеева обратилась с просьбой ко всем жителям России, кому не безразлична природа: «Если вдруг вы даже после принятия закона, в котором мы постарались минимизировать все риски, видите массовую вырубку леса, незаконное, как вы считаете, строение, жилищное многоэтажное строительство в лесных массивах или стройку частных дач богатых чиновников, сигнализируйте, пожалуйста». Тимофеева подчеркнула, что без дальнейшего тщательного контроля на всех территориях защитить леса будет крайне сложно.
В четверг на заседании Думы отреагировала Елена Драпеко, увидев раздачу к лесной амнистии поправки на 43 страницах. Володин дал высказаться всем недовольным и, только когда пар вышел до приемлемого остаточного давления, дал слово председателю ответственного комитета по природным ресурсам Николаю Николаеву.
Николаев прокомментировал таблицу поправок, которую подписал. Авторы решили поступить честно и не стали делать точечные поправки, а напечатали полные тексты статей. На самом деле там всего четыре поправки и они небольшие.
Первое. Из-под действия закона выводятся полностью особо охраняемые природные территории.
Следующее. Только те участки промышленные, где есть объекты, зарегистрированные на момент обнаружения пересечений, могут подойти в этот закон. Все остальные – загодя захваченные участки, которые припасены, выводятся из-под амнистии.
Следующее то, что мы выводим из-под закона сельскохозяйственные земли, которые не обрабатываются. Такие земли не должны отдавать в амнистию.
Следующий важный момент. Не все особо охраняемые природные территории имеют четкие границы. Поправка включает в себя то, что необходимо сначала поставить на регистрацию границы ООПТ, а потом уже принимать решение по амнистии.
Ну и, наконец, мы даем три месяца при любых случаях Рослесхозу оспорить любое пересечение.
Всего четыре пункта, которые сквозным образом повторяются в нескольких законах.
Эти таблицы поправок подписал Николаев. Что касается таблицы, которая роздана в зале, ее подписали члены Совета Федерации. Николаев видит их, как все депутаты, первый раз.
Услышав пояснения, присутствующие председатель профильного комитета СФ Михаил Щетинин и зампред Сергей Лисовский написали отзыв своих поправок. Володин этим не ограничился и заставил в микрофон под стенограмму заявить о согласии с депутатскими поправками.
То же пришлось делать заместителю Минэка – руководителю Росреестра Виктории Абрамченко.
«Действительно я подтверждаю, что законопроект очень актуальный. Есть отдельные поручения президента по этому проекту, и мы работали со всеми фракциями напряженно и активно. Есть постановление Государственной Думы, которое было принято при рассмотрении проекта в первом чтении. Сейчас редакция ко второму чтению полностью соответствует постановлению Государственной Думы, а те поправки, которые сейчас розданы в зале, касаются двух моментов. Это момент определения добросовестного правообладателя, такие критерии были выработаны совместно со всеми депутатами. И второй момент – это более жесткая позиция по защите особо охраняемых природных территорий и объектов культурного наследия», – сказала Абрамченко.
Володин призвал ее быть более корректной: «Поручение было президента на обращение губернатора Московской области проработать данный вопрос. Что касается законопроекта, это предмет исключительно правительства. И, как вы понимаете, нам нужно это обсуждать. Поэтому просто давайте корректными будем».
В пятницу закон должен быть принят в окончательном виде. Столь жесткой дискуссии в Думе еще не было. И не потому что депутаты были хуже, бывали в парламенте и уникальные образцы жанра «Один в поле воин». Их костями после политической смерти вымощен светлый путь в будущее.
Конкретно Амбрамченко, может, и не заслуживает текущих обвинений в некорректности, однако хаос в регистрации целиком и полностью заслуга Минэка. Он над этим много лет упорно работал, как и над развитием коррупции через косые законы и прямые незаконные акты. В результате пересечения в реестре превысили реальность. Зарегистрированная Россия оказалась в несколько раз больше реальной. Николаев как депутат новый с этого и начал. Разговор был тяжелый и не один.
Все принимаемые законы не опишешь. Обычно к концу сессии пропихивают вред, в новом формате работы Думы законодательная партизанщина не получается. В ответ изобрели сидение на Охотном ряду табором для демонстрации зооненавистнической роли Думы. Проще было принять закон, чем объяснить, что его никто не хочет.
Про собачий закон Крашенинникова не спросили, и он даже рад обойтись без лишней паранойи. Он делает свое дело в части законности. Проведен в первом чтении законопроект о запрете использования животных в качестве вещдоков. Документ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс РФ» определяет порядок распоряжения изъятыми животными, физическое состояние которых не позволяет возвратить их в среду обитания и которые признаны вещественными доказательствами по уголовному делу.
К концу весенней сессии, второй в работе седьмого созыва, Дума уплотнила график и продлила заседания в среду. Однако без дополнительных посиделок не обошлось. Заседание в четверг началось скучно и зло, депутаты накануне перетрудились, и для начала говорил в основном Жириновский. А вопросы существенные.
Председатель Думы Вячеслав Володин категорически не согласился реанимировать спящую норму регламента и рассматривать законопроекты, прыгая через чтение. Уже и самый строгий страж чистоты законодательной процедуры Николай Коломейцев попросил, но председатель не согласился. Чтения законопроектов должны быть разнесены во времени. Гонка за двумя зайцами – установка на дискуссию в сочетании с планом по валу – привела к тому, что заседание Думы в среду завершилось в 21.14.
Наутро дополнительного пленарного заседания в четверг депутаты выглядели никакими. Режима работы не выдерживает даже думский компьютер. Ломается FineReader и даже Word. Порадовала только лучезарная Светлана Савченко из культурного комитета, когда представляла закон «О внесении изменений в Федеральный закон «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ» и отдельные законодательные акты РФ». Документ детализирует сведения об объектах культурного наследия для внесения в Единый государственный реестр недвижимости.
В общем, Дума боролась за право на дискуссию и получила ее, однако радости не достигла. Все понятно, когда давят, а что делать со свободой?
Думу можно не любить, но у нее есть чему поучиться, и как надо и как не надо, чтобы сделать жизнь не такой плохой, как для нас нарисовали в дорожных картах. Потому что не любить себя – это уже извращение.
Лев МОСКОВКИН.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x