КТО КОГО И КУДА ПОТЯНЕТ?

Президент Владимир Путин поставил стратегическую задачу — увеличить выпуск гражданской продукции на предприятиях оборонного комплекса.
Если все будет, как планируется, то в экономике страны возможны крупные перемены. «Выпуск гражданской продукции должен максимально загрузить существующие мощности предприятий и обеспечить их финансовую устойчивость, — сказал президент. — Особенно после 2020 года, когда пик поставок в рамках гособоронзаказа будет пройден… Диверсификация производства оборонных предприятий не должна ограничиваться отдельными успешными проектами. Важно поставить ее на системную основу».
К 2025 году доля продукции гражданского и двойного назначения на предприятиях ОПК должна составить до 30%, а к 2030 — до 50%.
Подчиненные президента отрапортовали, что все сделают, как надо, и уже выполнили и даже перевыполнили. «В 2017 году доля гражданской продукции, производимой на предприятиях ОПК, выросла до 17%, в то время как задача была обеспечить такие показатели к 2020 году», — доложил министр промышленности и торговли Денис Мантуров.
А вице-премьер Дмитрий Рогозин, курирующий оборонно-промышленный комплекс, в интервью прессе сделал глобальный вывод: «Оборонка» потянет за собой всю экономику».
Тезис Рогозина вроде бы общеизвестен и чуть ли не общепризнан. Тут сразу же вспоминают сотовую связь, которая изначально разрабатывалась в Америке в рамках оборонного заказа, а потом пошла в коммерческую эксплуатацию.
Но для этого надо в действующей ныне российской «оборонке» иметь научные и технологические разработки как минимум американского уровня. Конечно, правительственные чиновники с советских времен говорят нам о «наших уникальных военных технологиях, не имеющих аналога», но правду можно услышать только от самих военных. Причем, не только в кулуарных, не для прессы, откровениях, а на высоком уровне, вплоть до международных совещаний.
Так, на встрече в Женеве начальник главного оперативного управления Генштаба генерал-лейтенант Виктор Познихир выразил глубокую озабоченность тем, что американская система противоракетной обороны (ПРО) может «перехватывать российские ракеты еще на начальном этапе полета», и это «несет серьезную угрозу миру».
А мы – можем перехватывать американские ракеты «на начальном этапе полета»? Судя по общему тону выступления генерала — увы… Об американской ПРО российская пресса трубит вот уже почти 30 лет. А о нашей – невнятные заметки об отдельных новых противоракетах. Разработчики называют их, разумеется, уникальными, но при этом проговариваются: ракета «позволит в целом более успешно поражать головные части баллистических ракет вероятного противника на заключительной части траектории полета». Значит, все-таки «на заключительной»? Когда она появится в нашем воздушном пространстве. О перехвате «на начальном этапе полета» речи нет. Мало того, слово «позволит» означает некое будущее. Неопределенное. Мы ведь помним, что ракету «Булава» делают вот уже 20 лет.
Чем занимался наш гигантский оборонно-промышленный комплекс 27 лет, с начала 90-х, когда американцы начали разрабатывать систему ПРО в нынешнем виде? Каких успехов достиг? Почему генерал Познихир на совещании в Женеве не демонстрирует нашу мощь, а вроде как жалуется на американский потенциал?
Как сказал президент Путин, 2020 год – пик оборонного заказа. И дальше ОПК начнет вместе с мечами ковать и орала. Подобный поворот предпринимался и в СССР 70-х и 80-х годов. Да, можно иронизировать над тем, что ракетный завод-гигант выпускал и скороварки. Но они тогда были дефицитом, имелся спрос, огромный рынок без какой-либо конкуренции. Как острили в те годы: «Что будет, если что-нибудь будет?» — «Вначале очередь, а потом опять ничего не будет».
Сейчас совершенно иная ситуация — открытый рынок, заполоненный зарубежными товарами. Значит, надо одержать верх в конкурентной борьбе с ведущими мировыми корпорациями.
В 2008 году нам показали Конни — собачку президента Путина. Тогдашний вице-премьер по оборонке презентовал ей ошейник с датчиком системы навигации ГЛОНАСС. (Правда, потом злые языки на заводе в Ижевске говорили, что это муляж.) При этом акционеры компании «М2М телематика», авторы ошейника, просили В.В. Путина законодательно запретить ввоз в Россию оборудования GPS. То есть прикончить зарубежного конкурента. С тех пор прошло десять лет. Мы по-прежнему пользуемся американской навигационной системой GPS, а компания «М2М телематика» прекратила существование вместе с ошейником, видимо, исчерпав госфинансирование – не без некоторых уголовных дел по фактам хищения.
В 2010 году глава гигантской оборонной госкорпорации «Ростех» Сергей Чемезов пообещал, а в 2013-м подарил премьер-министру Дмитрию Медведеву первый российский (?) смартфон (собранный в Сингапуре из импортных деталей!), аттестовав его как уникальное изобретение.
«Apple напрягся после вашего смартфона?» — спросил Медведев.
«Совершенно верно», — совершенно серьезно подтвердил Чемезов.
То, что сейчас продается под маркой «российских производителей» — сделано в Китае. Так и рекламируется: «Российский бренд китайских смартфонов».
И потому вернемся к глобальному выводу вице-премьера Рогозина: «Оборонка» потянет за собой всю экономику».
Куда потянет? К сияющим вершинам высоких технологий? Или только к дальнейшему успешному «освоению государственных средств»?
На программу перевооружения 2001-2010 годов было выделено 2,5 триллиона рублей. На аналогичную программу 2011-2020 годов – уже 20, 7 триллиона рублей.
Общие суммы ущерба от хищений в системе Военно-промышленного комплекса исчисляются десятками и десятками миллиардов.
Президент Путин отметил, что Внешэкономбанк и Фонд развития промышленности предусмотрели льготное финансирование для поддержки диверсификации в оборонном комплексе.
Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x