АНДРЕЙ МАКАРОВ СЧИТАЕТ, ЧТО НУЖНЫ НОВЫЕ РЕДАКЦИИ НАЛОГОВОГО И БЮДЖЕТНОГО КОДЕКСОВ

Председатель нижней палаты Федерального Собрания Вячеслав Володин провел в понедельник парламентские слушания «Основные направления бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики на 2019 год и плановый период 2020 и 2021 годов».
Открывая дискуссию, Володин подчеркнул, что разговор очень серьезный и зампред правительства Антон Силуанов готов к этому разговору. По итогам слушаний будем принимать решения. Мы обязаны это делать, внести коррективы в ранее принятые решения по законам. Слушания — это еще и механизм парламентского контроля.
По выступлению Антона Силуанова было видно, что специально Минфин к слушаниям не готовился, прозвучало все то же самое. Фактически Минфин остался на тех же позициях, которые были заложены еще Алексеем Кудриным. В последние годы Силуанов добавил в риторику, что надо выполнять положения указов президента с их перечислением. Как надо, на этот счет у него ничего не просматривается.
По словам Силуанова, текущее состояние экономики неплохое, мы вышли на устойчивый рост. Растет устойчивость финансового сектора. Фактически мы должны изменить все сферы жизни, повысить доходы населения, обеспечить рост пенсий, снижений бедности. Инвестиции 21% ВВП, надо довести до 25%. Необходимы системные меры, надо фиксировать налоговую систему. Обсуждалось введение налога с продаж. Мы остановились на повышении НДС на 2%, это даст бюджету 600 млрд. Льготные ставки НДС остаются. Фиксировать страховые сборы 22%, а не 26%. Отмена налога на движимое имущество, то есть на модернизацию. Вовлечь в легальное поле самозанятых. Ускорение возмещения НДС экспортерам даст предприятиям капитал для модернизации сто миллиардов. Снять контроль за трансфертным ценообразованием. Создать Фонд развития 3,5 триллиона рублей. Развитие городской цифровой инфраструктуры. Нефтяная сфера. Ввести налог на дополнительный доход (НДД) для нефтяной сферы с 2019 года. В течение шести лет завершить налоговый маневр. Стимулировать модернизацию нефтепереработки. Доведение продолжительности жизни до 80 лет включает внимание к диспансеризации, сердечно-сосудистым заболеваниям с наибольшей смертностью. Ввести новые протоколы лечения. Повышение качества образования. Рост пенсий выше инфляции. Размер пенсий по старости неработающим пенсионерам увеличится на тысячу уже в будущем году. Доведение пенсий до 20 тысяч. Персональная ответственность министром за проекты. Установлена ответственность за реализацию национальных целей. Передача на федеральный уровень пяти наиболее сложных орфанных заболеваний.
Все это Силуанов уже говорил в Думе.
А вот Алексей Кудрин на новом посту председателя Счетной палаты сказал нечто противоположное тому, что вещал из Минфина, и приятно удивил Володина предложением повысить цену отсечения нефтяных доходов уже сейчас до 45 долларов за баррель и тогда сейчас не пришлось бы повышать НДС.
Силуанов не собирается снижать пресс бюджетного правила, оставляя на уровне сорока при цене нефти восемьдесят. Отсечение повысится до 45 к 2023 году.
В своем докладе Кудрин заявил, что сценарные походы не включают некоторых показателей, например, темпов роста мировой экономики. Надо доработать. 2,6% темпы роста недостаточно для того, чтобы экономика России стала пятой в мире, надо минимум 3,5%. Планируется постоянное снижение ненефтегазового дефицита в следующем году до 6,7%, затем до 6%. Амбициозная задача. Шаг слишком жесткий. Можно более плавно выходить на эти цели.
Кудрин до сих пор не видит, для чего нужен специальный Фонд развития. Почему это нельзя делать через государственные программы? Деньги предусмотрены на указы президента, но не распределены. Трудно говорить, на какую сферу пойдут, образование или здравоохранение. Надо увеличивать программные целевые инструменты, которые мы должны учитывать, мониторить и контролировать. В Бюджетном кодексе они не учтены. Вносить поступление дивидендов от госкомпаний с государственным участием. Повышение эффективности госкомпаний не сводится к дивидендам. Недостаточно учтены средства от приватизации. Проблемы регионов не решены, а законсервированы. Трансферты регионам снижаются до 1,1% ВВП. Федерация уменьшает поддержку регионов в том числе на выравнивание бюджетной обеспеченности. Кудрин предлагает вернуться к уровню 2008 года 1,8%.
Сергей Миронов предложил такую в общем достаточно компромиссную меру, как заморозка на десять лет действующей ставки НДС. Увеличение приведет к росту цен и сокращению внутреннего спроса, навредив тем самым разным отраслям промышленности и бизнесу.
Повышение НДС неизбежно скажется на экономическом росте. Скажется на отраслях, ориентированных на внутренний спрос. НДС по сути налог на развитие.
«Неужели с этой трибуны надо кого-то убеждать, что налоги выполняют не только перераспределительную, но и стимулирующую функцию в рамках проводимой экономической политики? Нужно решать не временные фискальные задачи, а думать, как увеличить обороты бизнеса и в целом налогооблагаемую базу», – практически впустую призвал Сергей Миронов.
Предложения фракции эсеров тоже давно известны. Прежде всего введение прогрессивной шкалы НДФЛ. Повысить налог до 18% для лиц с доходами свыше 2 млн рублей в месяц. Это всего около 20 тысяч налогоплательщиков, но дополнительные доходы бюджета в случае введения двухступенчатой шкалы оцениваются примерно в 200 миллиардов рублей.
В условиях роста акцизов и цен на ГСМ Миронов предложил отменить транспортный налог. Уменьшить максимальную ставку налога для налогоплательщиков, применяющих упрощенную систему налогообложения, с 6 до 3%. Одновременно увеличить порог дохода, позволяющего применять упрощенную систему налогообложения, до 400 миллионов рублей с отменой ежегодной индексации указанного порога.
Налоговая стратегия Минфина-Минэка при всех их разногласиях выглядит ненормальной: собирать огромное количество мелких налогов и штрафов с упором на малоимущих, где администрирование сравнимо с доходом бюджета, снижая пресс для немногочисленных крупных налогоплательщивов.
Очень плохой признак – немое участие министра экономического развития Максима Орешкина.
Сергей Катасонов сообщил о критическом отношении фракции ЛДПР к документу «Основы…», который участники слушаний сегодня получили. Колоссальный разброс в цифрах между правительством и Банком России. Нарушены коммуникации. Президент не ставил задачу повышения налоговых сборов, он ставил увеличение ВВП. А вы что делаете? Ставите задачу роста экспорта, у вас отрицательный баланс и рост импорта. Заместите сначала внутренний импорт. Фонд национального благосостояния имеет отрицательную доходность. Разместите нормально, скопируйте норвежский фонд и не надо поднимать НДС. Принимаете неправильную модель и даже по ней не работаете. Нужно гармонизировать ставки, акцизы у соседей в разы меньше и идет поток контрафакта из Казахстана и Белоруссии. Это минимум триллион. Надо вносить закон, чтобы госкомпании обязательно платили дивиденды. В этом году потеряем двести миллиардов.
Президент РСПП Александр Шохин прежде бился за отмену налога на движимое имущество, то есть на модернизацию, теперь важно проследить, чтобы не было его переброски в недвижимое имущество и соответственно налогообложения в другом варианте. Шохин не нашел мер ответственности за неуплату платежей, которые предполагается ввести в Налоговый кодекс. Есть опасения, что включение неналоговых платежей в НК приведет к появлению уголовной ответственности там, где была административная. Обобщение судебной практики идет по худшему для бизнеса варианту, может быть снижение инвестиционной привлекательности России.
Валерий Фадеев прямо заявил, что такой бюджет Общественная палата не поддержит. Из-за повышения НДС нарушится стабильность налоговой системы. Пять триллионов в банках не инвестируются. Десятки триллионов не идут в экономику. Деньги не в бюджете, в хозяйственной системе. Санкции не только негатив, рынки освобождаются. Т8, российская компания, три мировых рекорда в скорости передачи данных. Но рынок захватывает китайская Huawei. Надо помочь нашим компаниям, а не крутиться вокруг бюджета.
Фадеев завершил жестко: если исполнительная власть не может, надо честно сказать: мы не можем. И тогда президент будет принимать решение.
Председатель профильного комитета по бюджету и налогом Андрей Макаров представил анализ того, что можно сделать в отведенных Думе условиях. Макаров много лет добивался и к настоящему моменту добился того, что казалось невозможным. Произошло объединение бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики. Ее основные направления обсуждаются за 2,5 месяца до внесения бюджета, а не по отдельности без связи с бюджетом. Однако все не решается в рамках трех инструментов бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики. Вместе с бюджетом должна быть подготовлена программа действий правительства.
По словам Макарова, необходимо определить, как настроить эти инструменты, чтобы они были подчинены решению главной задачи экономической политики – устойчивому повышению темпов экономического роста, а это: и борьба с бедностью, и экономический прорыв, и качество жизни. Согласно подготовленному правительством документу, набор инструментов, предусмотренный проектом основных направлений бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики, может обеспечить экономический рост в 2019 году — 1,4%, в 2020 году — 2%, в 2021 году — 3,1%. Но ведь для того, чтобы войти в пятерку крупнейших экономик мира, нам нужно минимум 3,8% ежегодно. Либо надо перерабатывать инструменты, либо надо признать тот факт, что этих экономических инструментов недостаточно.
Мы часто говорим, что многие проблемы развития находятся вне сферы экономики. Вот и Кудрин сказал, что нам нужны государственные инвестиции. Нужны государственные инвестиции – это правда, но только мы забываем, что у нас 28,2 трлн рублей лежат в банках на счетах предприятий, и они их не вкладывают в экономику, потому что не верят, что проекты дадут отдачу. Не верят в будущее экономических проектов. Если система неэффективна, любое добавление средств дает возможность их эффективно растратить, но уж никак не улучшить состояние экономики.
По мнению Макарова, Налоговый кодекс не соответствует сегодняшним реалиям, нужна его новая редакция. «Никто не сомневается, что налоговая политика — это важнейший инструмент. В этом месяце будет 20 лет, как мы приняли общую часть Налогового кодекса. Сегодня он отстает и не соответствует тем возможностям, которые наработаны налоговой службой. Просто, когда Налоговый кодекс писался, мы даже представления не имели о цифровизации, о тех возможностях, которые сегодня возникнут. И получается, что Налоговый кодекс сегодня тормозит те возможности, которые есть, чтобы решать эти проблемы.
Дума пытается это успешно решить, более 40 законов, поправок в Налоговый кодекс принимается ежегодно. Уже в эту сессию в Думе к принятию 25 налоговых законов. А за 20 лет приняли более 600 налоговых законов, это несколько десятков тысяч поправок. С Налоговым кодексом сегодня работать как с законом прямого действия просто невозможно.
При таком количестве поправок объективно нужна новая редакция Налогового кодекса.
По словам Макарова, в Налоговом кодексе необходимо прописать норму, увязывающую принятие законов, существенно меняющих налоговое законодательство, со сроками внесения федерального бюджета в Госдуму. «Мы ежегодно приостанавливаем действие нормы, которая запрещает нам принимать поправки в Налоговый кодекс не позднее чем за месяц до принятия бюджета, то есть до 1 сентября должно быть все принято. Давайте изменим ситуацию кардинально! Мы приостанавливаем, и все равно принимаем в осеннюю сессию. Давайте в 5-ю статью Налогового кодекса внесем соответствующие поправки и напишем: если поправка ухудшает положение, увеличивает налоговую нагрузку, существенно изменяет налоговые условия, она должна быть принята в весеннюю сессию. Если ее не приняли, она может вступить только через год. Это не просто предложение, оно выстрадано уже. Более того, это обсуждалось и поддержано председателем правительства. Почему этого нет в основных направлениях? Это то, что будет работать на инвестиционный климат, то, что убедит бизнес, что условия устойчивы», — полагает Андрей Макаров.
При этом он заметил, что не только налоговое законодательство отстает от действий налоговой службы. «На самом деле, зарплата сотрудников налоговой службы тоже серьезно отстает от тех задач, которые перед ними стоят. Это тоже было бы неплохо отразить в нашем представлении о том, что надо менять в налоговой политике», — указал Макаров.
Нуждается в очень серьезной корректировке и Бюджетный кодекс. Сегодня ни регионы, ни потребители вообще не понимают, что там написано. По любому вопросу в Бюджетном кодексе можно найти пять альтернативных решений и в каждом случае мы прибегаем к тому, которое в данный момент удобнее. Задачи новой редакции Бюджетного кодекса, новой редакции Налогового кодекса, к сожалению, в основных направлениях нет. Макаров заявил, что это необходимо сделать.
Особое внимание следует уделить повышению эффективности государственных расходов. Если Кудрин предлагает действовать через госпрограммы, то Макаров считает, что они уже давно доказали свою полную неэффективность. Это инструмент, который не работает. Если мы попытаемся цели, поставленные президентом, погрузить в неэффективный механизм, их ждет все то же самое, что происходит с госпрограммами. Должен быть создан новый механизм.
Даже приоритетные проекты по этому году исполнение 15%, подчеркнул Макаров. Изменения по госпрограммам не влечет за собой никаких изменений индикаторов. Все равно даем мы туда деньги или не даем, индикаторы не меняются, цели госпрограмм не меняются. Аналогичная ситуация складывается с реализацией Федеральной адресной инвестиционной программы (ФАИП). Ничего не меняется. По-прежнему огромное количество не введенных объектов, только в прошлом году дополнительно 135 объектов не введено.
Макаров призвал усилить контроль за закупками компаний с госучастием, повторив то, что много раз говорил в Думе оппозиционер-эсер Валерий Гартунг. Закон 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», через него проходит только 7 трлн рублей. А вот по 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц» проходит 27 трлн рублей, и там везде единственный поставщик, единственный исполнитель и никто это не контролирует. Мы будем обсуждать 44-ФЗ, а 223-ФЗ — когда руки дойдут.
Макаров предложил посмотреть возможности на стыке налогов и бюджета. Проводимая государством таможенно-тарифная политика также должна быть понятна бизнесу, подчеркнул Макаров. «На самом деле прогресс очевиден – в рейтинге Doing Business-2018 по показателю «Международная торговля» Россия поднялась со 140-го места на 100-е место. А главное, что помимо тех вопросов, которые сегодня обсуждаются, опять же, бизнес должен видеть, как работают эти механизмы. Мы принимаем очень важный закон — закон о таможенном регулировании, работаем сейчас и с налоговой службой, и с правительством. Очень много инструментов, которые надо настроить», — поставил Макаров задачу.
Макаров иногда говорит с трибуны то, что никакой оппозиционер себе не позволяет. По его словам, справедливость налогообложения для бизнеса – это возможность платить нормальные налоги, зная при этом, что бизнес не будет уничтожен. Но при этом волнует все-таки бизнес не налоговая система и даже не 2% НДС. Волнует больше, что, как только бизнес начинает развиваться, приходят люди самые разные. Если честные люди, они говорят – поделись своим бизнесом, если как обычно – отдай. Но это уже выходит за рамки бюджетной, налоговой и таможенно-тарифной политики. Если бы мы могли решить эти вопросы, может быть бы, и получили те недостающие темпы экономического роста, которые, к сожалению, не в состоянии решить чисто экономическими инструментами.
Таково заключение Макарова.
Зампред Думы Александр Жуков предупредил, что по прогнозам последует отток средств из развивающихся стран. Нам надо предусмотреть, чтобы не было обвала курса рубля. Темпы роста инвестиций и экономического роста не соответствуют указам президента. Ресурсы есть. Очень важно навести порядок с неналоговыми платежами. Реализация указов президента потребует настройки межбюджетных отношений. Мы не видим этого в документе. Сокращаются расходы на ЖКХ в полтора раза за три года. Сокращаются расходы на культуру и кинематографию, физкультуру и спорт. Возможно, будет компенсировано за счет национальных проектов, пока мы этого не видим.
Зампред Совета Федерации Евгений Бушмин подчеркнул, что к 1 октября бюджет должен быть, а «Основы…» к 1 июля. Поздно обсуждать. По неработающему населению ничего не сделано. Сейчас непонятно, кто будет за них платить в ФОМС. А что будет с медициной? Разрыва в цифрах не должно быть. Пока мы решили, что Росстат прав, видим это не совсем так. У регионов нет денег на МРОТ. Убрать из Налогового кодекса уголовную ответственность. Включим неналоговые платежи в НК и уберем уголовную ответственность. У регионов нет возможности вернуть неправомерно снятые деньги. За это никто не отвечает.
Лев МОСКОВКИН.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x