БЕЛОРУССКИЙ «ЗАЙЧИК» НАС ОБГОНЯЕТ?

Чувства россиян всколыхнула и даже задела широко распространенная новость: реальные зарплаты в Белоруссии превысили российские
Такое заключение вынесли эксперты Института социальной политики Высшей школы экономики.
Всегда само собой разумелось, что мы-то живем уж побогаче, чем народ в странах СНГ. Конечно, это не повод для гордости и не утешение, но все-таки… А тут – вроде как афронт. Получается, белорусский «зайчик» стал покрепче нашего? («Зайчиком» в народе назвали белорусский рубль 1992 года – по изображенному на нем зайцу-русаку, и до сих пор называют, хотя на новых купюрах симпатичного зверька уже нет.) Конечно, мы знаем, что нынче многие экономические расчеты, скажем так, амбивалентны. То бишь, и туда можно повернуть, и сюда, с одной стороны, с другой стороны… и т.д.
Действительно, экономическое положение России и Беларуси все же несопоставимо, и потому сразу возникает вопрос: из чего исходили эксперты ВШЭ, вынося такой вердикт? Не из общей мощи, а из паритета покупательной способности на душу населения — количества продуктов (товаров), которые можно приобрести на среднюю зарплату в той или иной стране. При этом, разумеется, невозможно провести абсолютно точные сопоставления, поскольку те же продукты питания различаются по качеству и, соответственно, по ценам. К тому же паритет покупательной способности, рассчитываемый в долларах, подвержен колебаниям вместе с американской валютой: например, завтра нефть и газ взлетят в цене, и доллар пойдет вниз – по сравнению в российским рублем.
Конечно, появились сомнения, почти опровержения. Вполне корректные же — в рамках обсуждаемых параметров.
Экономист Ярослав Лисоволик: «Метод расчета, который использовали эксперты ВШЭ, является далеко не идеальным. Здесь необходимо сопоставлять уровни цен для корзины товаров и услуг, которые сопоставимы по странам, и это не всегда удается точно сделать. Поэтому, в принципе, такого рода расчеты по паритету покупательной способности, наверное, должны делаться с определенными допущениями, знаками вопроса».
Экономист, оппозиционный политики Владимир Милов:
«Есть более объективный показатель: трудовая миграция. Если бы зарплаты в Белоруссии были бы реально выше, то шел бы заметный трудовой миграционный поток из России в Белоруссию. Но поток идет в обратном направлении… В целом эти пересчеты свидетельствуют лишь о том, что в Белоруссии и России сопоставимый уровень доходов. Да, это так. Но с учетом слабой точности этих расчетов буквальные выводы о том, у кого что выше, на них делать нельзя… Журналисты, которые должны были подробно читателям объяснить… вместо этого предпочли вынести в корне неверное утверждение в яркий заголовок. Кликбейт им удался, но в реальности это — фейк-ньюс».
Так или иначе, показателен сам по себе факт дискуссии. Так или иначе, сравнение по паритету покупательной способности дает некую общую типичную картину.
«Повышение покупательной способности граждан не рассматривается государством в качестве приоритета, и большие доходы с импорта государство пускает не на повышение уровня жизни населения, — прокомментировал результаты исследования профессор ВШЭ Иван Родионов. — Мы фактически наступили сейчас на те же грабли, что и в начале 1980-х годов… В Белоруссии продукты местного производства не очень дорогие, и фактически реальная зарплата позволяет покупать их достаточно много, больше, чем в России. В России совершенно неоправданно дорогие местные продукты».
Что да, то да. Это мы видим по нашим магазинам. А уж тем, кто бывает у соседей, еще видней. Особенно – на селе. В Беларуси власть сохранила прежние колхозы и совхозы, адаптировав их к рыночной экономике. И вполне успешно, судя по тому, что страна на 100% обеспечивает себя картофелем, овощами, яйцами, молоком и мясом. И экспортирует. Производство мяса скота и птицы на душу населения — в два раза выше, чем в России, Украине, Казахстане, молока – в три с лишним раза выше, чем в Казахстане, России и Украине.
У нас же давно никто не удивляется картошке из Египта и моркови из Израиля.
Деревня, сельское хозяйство – фундамент жизни, экономики, особенно в странах, не имеющих конкурентоспособной, высокотехнологичной промышленности.
Обеспеченность дешевыми, доступными продуктами питания – залог социального спокойствия и самочувствия. Но из доклада Федерального статистического агентства о социально-экономическом положении страны следует, что в России не только значительная часть доходов населения тратится на продукты питания, но неуклонно снижается покупательский спрос на мясо, рыбу, яйца, молоко, фрукты. В 2016 году 53 процента россиян перешли на приобретение более дешевых продуктов.
Эксперты считают, что с повышением налога на добавленную стоимость (НДС), принятого на днях Госдумой, цены на продукты питания вырастут дополнительно.
Исследование Высшей школы экономики показывает, что положение в СНГ меняется. Мы по-прежнему лидеры, но уже не безусловные. Например, характерны названия статей, в которых известные российские экономисты рассказывают об инновациях в Казахстане: Евгений Гонтмахер – «Задрав штаны, бежать за Казахстаном», Владислав Иноземцев – «Новый Сингапур по соседству».
А в социально-экономических показателях есть категории, которые не могут не вызывать тревогу. Например, в Беларуси децильный коэффициент — 4,2, у нас — 15,6. По данным Росстата. По расчетам некоторых других экономических институтов – еще выше. Это значит, что доходы 10% самых богатых как минимум в 15,6 раза выше доходов 10% самых бедных. Считается, что разрыв в доходах больше, чем в 8-10 раз, грозит социальной нестабильностью. Дальнейшее нарастание – социальными волнениями.
Международные эксперты просчитали, что у нас нынешнее неравенство сопоставимо с 1905 годом. Однако в современной России, слава богу, все спокойно.

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Фото из открытых источников.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x