РЕШАЯ ВОПРОСЫ ТЕАТРА, ЗАБЫЛИ ПРО ЗРИТЕЛЯ

Непонятное единодушие Думы и предложение председателя, подкупающее своей простотой.
Вопросы переносятся из правительства в Думу. А тут демократия – процедура, нормы и правила.
Вопрос на засыпку: почему законопроект о закупках для культуры дошел до первого пока еще чтения с трудом и под давлением, а законопроект о квотах на краба просочился со свистом сквозь негодование палаты? На следующую неделю намечено второе и третье чтения.
Причина проста. Первый документ упрощает положение работников культуры и, как полагает глава комитета по культуре Елена Ямпольская, у них мозги освободятся для другого.
Главное даже не в одной культуре. Если праволибералы в исполнительной власти уступят культуру – поляну главной драки за суверенитет, за ней последуют все остальные сферы включая детский отдых. Председатель Вячеслав Володин торопит, чтобы не терять еще один год.
Закон о квотах на краба имеет абсолютно обратную направленность, закрепляя антироссийские схемы в сырьевой сфере.
Депутат Дмитрий Сватковский получил данные ФТС: из России в Китай экспортируется 55 тонн. А по данным статистического департамента ООН вывезено полторы тысячи тонн. Оттуда краб переплывает в США.
Председатель Володин переформатировал работу Думы с правительством и фактически забрал из Белого дома на Охотный ряд решение вопросов. Спорить с Думой стало трудно. И тем не менее, как сказал Жириновский по поводу другого закона, за это надо не благодарить, этого не надо было вводить. Перед голосованием за закон «О внесении изменений в статьи 40 и 75 Федерального закона «Об акционерных обществах» об усилении защиты прав миноритарных акционеров Жириновский отметил, что этот закон трогали 64 раза и все поправки были направлены на то, чтобы ухудшить экономическое положение в стране.
Слова Жириновского имеют универсальное значение.
Культура привлекла обильное внимание, но краба обсуждали дольше. Депутаты впали в состояние бессильной ярости.
Принятый в первом чтении законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» в части совершенствования порядка распределения квот добычи (вылова) водных биологических ресурсов» внесен правительством месяц назад. Он является итогом компромисса между историческим принципом выделения квот на краба и аукционами. В первом случае права получают компании, которые доказали свою работоспособность. Во втором – люди с деньгами и политическим ресурсом. Первые вкладываются, вторые высасывают.
Председатель ответственного комитета по природным ресурсам Николай Николаев сообщил, что краб составляет всего 2% вылова, но оборот высокий 60 млрд руб. Прибыльность 32 млрд, а государство получает меньше процента 388 млн. Владеет этим промыслом десяток бенефициаров. По логике главы комитета, они вылавливали бесплатно и недовольны угрозой потерять свои сверхприбыли.
Большинство выступающих не поверили. Они больше слушают губернаторов приморских регионов, которые против перекраивания квот на краба. За крабом поплывет рыба.
Депутаты жаловались на отсутствие прогнозных расчетов. Их действительно нет.
Александр Шерин накануне зачитал список членов совета директоров Роснефти, а сегодня предложил пройтись по всем компаниям, связанным с ресурсами. Оттуда надо убрать не только иностранцев, даже россиян с двойным гражданством не должно быть.
«Когда читаешь изменения в закон о рыболовстве, то приходишь к страшному и печальному выводу, что тем, кто смог внести и принять закон о пенсионной реформе, уже видимо терять нечего, и пошла реформа мусорная, и начали заниматься рыболовством», – заявил депутат Шерин.
Дискуссия по культуре была совершенно иной. В итоге депутатский законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» принят в первом чтении. Его понять намного проще, потому что он написан если не кровью артиста, то по крайней мере потом режиссера.
Директор «Большого театра» Владимир Урин рассказал, что затраты на проведение конкурсов в 3,5 раза выше экономии.
Представляя законопроект, Ямпольская объяснила, что мы изымаем из 44-ФЗ о контрактной системе те нормы, которые в сфере культуры становятся чистым абсурдом. Мы разрешаем организациям культуры расходовать дары, пожертвования, благотворительные и завещанные средства.
Разрешаем проводить конкурсы с ограниченным участием. То есть для тех, кто прошёл предквалификационную проверку. Не только музеям, но и библиотекам.
При работе с объектами культурного наследия, с предметами музейного, архивного, библиотечного фонда мы даём право заказчику запретить субподряд. Нельзя обеспечивать принцип конкуренции ценой возможной утраты национального достояния, это слишком дорогая цена.
В закупки у единственного поставщика добавляем забытые клубные учреждения.
Разрешается закупать у единственного поставщика оборудование для аудиовизуальных и прочих сценических эффектов, просто запишем — «декорации», которые уже разрешены.
Снимается обязанность обосновывать цену контракта, если речь идет о закупке культурных ценностей у определенных авторов.
Упраздняется необходимость внутренней экспертизы. Речь идёт о том, что актёр сыграл спектакль, а директор садится писать внутреннюю экспертизу, как он именно это сделал. Упраздняется необходимость внешней экспертизы, если речь идёт об уникальных ценностях, конкретных произведениях, правах на произведение, а также о транспортировке и страховании.
И наконец, исключается из обязанностей заказчика размещать персональные данные в открытом доступе тех людей, с которыми он заключил контракты. Это медийные люди и нельзя размещать их данные включая гонорары и номера телефонов.
Споров по сути законопроекта не было, Ямпольская успела обжечься на непроработанных нормах и набрала опыт законодательной казуистики, чтобы по возможности снять непредсказуемое творчество в правоприменении.
Депутаты выступили единодушно, настаивая на расширении норм законопроекта на другие сферы.
Председатель Вячеслав Володин выступил с предложением, подкупающим своей простотой: принять участие в рабочей группы Александра Жукова, которая этим занимается. Вопрос будет рассматриваться в целом по теме 44-го закона.
Володин отметил, что все хотят выступать, а кто прочитал постановление – какой там срок подачи поправок?
Николай Коломейцев предложить принять закон сегодня во втором и третьем чтении.
«Это будет перебор, – заявил председатель Володин. – А потому что демократия – это, прежде всего, процедуры, нормы и правила, и если только мы будем отступать от наших процедур, норм и правил, мы в каком-то с вами случае наверняка ошибемся».
Володин не без труда отбил охоту скакать через чтения и не хочет давать повод соблазну.
В итоге срок подачи поправок сократили с месяца до четырех дней, чтоб принять закон быстрее и открыть дорогу для поправок для детского отдыха до начала сезона.
Наверное я один не разделяю всеобщего ликования.
Законы о госзакупках 223-ФЗ и о федеральной контрактной системе 44-ФЗ принимались вовсе не для хорошей жизни. Но вот что интересно: жалобы театральных деятелей в адрес Думы, а они никогда не иссякали, полностью сменили жанровую структуру. Прежде сотрясали думский воздух разборки артистов с режиссерами и вопросы, как сохранить в театре заслуженных персонажей, которые давно не репетируют и носа не суют дальше курилки с интригами. Контрактная система сплотила и мобилизовала театральную общественность.
Мне не по силам спорить с председателем культурного комитета Еленой Ямпольской. Она прекрасно знает о спектаклях типа «Очень женатый таксист» или «Территория страсти», но специально театром не занимается. Для нее основной театр по месту работы. С чем невозможно не согласиться, в Думе интересней.
Ямпольская в ответ «МП» сказала, что это проблемы рынка вообще в культуре, а не проблемы Урина или Театра сатиры, Театра Калягина и так далее.
«Знаете, я вам так скажу. Когда что-то становится легче, а им станет существенно легче, и у тебя освобождается гигантская часть мозга, ты можешь заниматься чем-то другим. Если над ними не будет висеть вот эта кошмарная история с бумажками, заполнения, и так далее, часть мозга освободится, чтобы думать о чем-то еще», – уверена глава думского комитета.
Мне почему-то кажется, это «что-то еще» будет не зритель, если от простоты в театр вернутся «Сукины дети». И почему надо решать вопрос только для культуры, если в образовании намного хуже, «зрителей» там больше и все по обязанности. Режиссеры могли поставить пьесу «Аккредитация вуза», тогда бы трагедия жизни переживалась легче. Но они думают только о себе и чураются текущей яркости бытия. Неспособны понять происходящее с ними.
Принятие законов по исправлению законодательного абсурда и нелепостей стоит сил и нервов и угрожает члену парламента политической смертью. Как ни странно, люди искусства сейчас защищены лучше политиков с человечной суверенной позицией или ученых, также преподавателей и медиков. В нынешней ситуации поправки должны нести обязывающую функцию со стороны тех, для кого это делается.
Театры могли бы не стенать в Думе, а обратиться прямо к зрителю и поставить пьесу на злобу дня, как делалось век назад, когда Думы уже не было. Создать нового «Золотого теленка» или этаких актуальных по времени «Растратчиков», которые шли в Театре мюзикла Швыдкого на Горбушке. Ну и «Времена не выбирают» о хитросплетениях отношений с США. Тогда бы и Думе было проще и зритель бы понял, что происходит.
Катаева на них нету, одна жалобная серьезность.
Зритель видит, что распиаренные постановки в престижных театрах ему не увидеть. А там, куда можно попасть, идут ремейки старых западных сюжетов с пошлым юмором и неутолимым желанием не к месту пнуть современную Россию. Какая зрителю разница, где-что-почем покупает театр? Там, где есть государственные деньги, должен быть государственный контроль. Еще раз: контроль российского государства, чьи деньги, а не какого-то другого в соответствии с международными конвенциями и прочими обязательствами России.
Такое впечатление, что репертуарная комиссия вместе с цензурой уехали на Запад.
Отразятся ли принятые поправки на качестве репертуара? К сожалению, мой вопрос об этом не то что не получил ответа, он не был понят. Творческие люди не любят нести ответственность и почему-то считают, что все им должны.
Зампред комитета по культуре Елена Драпеко говорила, что у них озарение, а мы должны спасать культуру от рыночной экономики и спасать граждан от идиотских законов. Звучит красиво, но неправда, потому что «озарения» давно стали технологиями и именно в России эти технологии вырвались на передовые позиции. Глупо сдавать свои достижения под внешнее управление.

Лев МОСКОВКИН.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x