01 Августа 2021г., Воскресенье
  • $ 73.1
  • 87.0
Главная» Эксклюзив» СОВЕТСКАЯ «СИЛИКОНОВАЯ ДОЛИНА»

СОВЕТСКАЯ «СИЛИКОНОВАЯ ДОЛИНА»

27 декабря 1971 года в Зеленограде состоялось торжественное открытие основного комплекса зданий Московского института электронной техники (МИЭТ).

Сложности «Становления Человека Разумного»

На торжественной церемонии присутствовали министр электронной промышленности Александр Шокин и министр высшего и среднего специального образования СССР Вячеслав Елютин, что свидетельствовало о важности для страны и этого события, и самого проекта в целом. Отправной точкой создания в Зеленограде советской «силиконовой долины» можно считать постановление «О создании Центра микроэлектроники (НЦ) и комплекса НИИ И КБ», принятое правительством 8 августа 1962 года. Ко времени открытия комплекса зданий МИЭТа Зеленоград уже успел превратиться в мощный научный центр микроэлектроники, перед которым ставилась амбициозная задача догнать и перегнать Америку в этой сфере. В связи с важностью поставленной задачи строительство корпусов МИЭТа лично курировали министр электронной промышленности Александр Шокин и председатель Совмина СССР Алексей Косыгин. Передовым здесь должно было стать всё – от внутреннего научного содержания до архитектурных решений и внутреннего оформления. Так, оформлением зданий и прилегающей территории занимался Эрнст Неизвестный: 1000-метровый барельеф «Становление Человека Разумного» на тему космоса должен был обрамлять снаружи верх здания, а через дорогу, возле Научного центра, должна была встать 12-метровая скульптура двух сплетенных между собой рук — одна «механическая», другая подобна живой, держащей электрон. Однако из цензурных соображений барельеф убрали внутрь здания (им была украшена библиотека), а вместо рук появился памятник Ленину.

Становление Человека Разумного

«На церемонии открытия комплекса Эрнст с гордостью показывал свою работу — самую крупную, исполненную им в пространствах отечества до его отъезда за рубеж. (…) Он сделал для библиотеки МИЭТ двенадцать портретов великих деятелей науки из дерева и латуни и, в том числе, портрет Ленина несколько большего размера, нежели остальные, и, насколько я знаю, единственный в его творческой биографии», — позже вспоминал один из создателей комплекса зданий архитектор Феликс Новиков.

Кстати, именно непреоборимое сопротивление советской бюрократической машины, с которым столкнулся Эрнст Неизвестный, работая в Зеленограде, возможно, стало последней каплей, переполнившей его «чашу терпения» и вынудившей покинуть Родину.

«Когда в последние годы моей жизни в СССР у меня отношения с верхами власти улучшились, я столкнулся с новым для меня явлением — сопротивлением среднего звена. Одна из причин моего отъезда — невозможность понять, кто принимает решения и как дальше жить и работать. Казалось бы, Косыгин принимает решения, Косыгин мне поручает работу, но я видел воочию, что эта машина не работает, что решения Косыгина саботируются средним звеном. Это было, когда я строил рельеф в институте электроники. За моей спиной стояли министр электроники Шокин и министр электрификации Антонов, два мощных технократа, подключенных к армейским делам, да к тому же личные друзья Косыгина. Но как саботировался этот рельеф! Художественная идеологическая мафия просто не хотела, чтобы я его делал», — пишет сам скульптор в книге «Говорит Неизвестный».

Эрнст Неизвестный

Часы, которые невозможно забыть…

Из воспоминаний архитектора Феликса Новикова: «В проекте МИЭТ был еще один важный элемент композиции, задуманный как знак, как символ, требующий работы художника, — часы входного портала. Здесь своя памятная история. Сергей Чеахов и Валерий Тюлин, выполнив эскиз, представили его художественному совету. Но он был отклонен. В подвальной мастерской Тюлина ведем «разбор полета». А что, если сделать все наоборот? Где плоть металла — пусть будет воздух, а где воздух — там металл. Исполнено и представлено. И тогда председатель совета предлагает принять эскиз без обсуждения. И совет согласен. Только в том эскизе всю композицию, подвешенную к крестовине в круглом проеме перемычки портала, завершает колокол. И не какой-нибудь, а по замыслу верующих художников, непременно древний. Но где его возьмешь? Поиски привели в музей города Тутаева. Есть колокол XVII века. Директор согласен обменять его на старинное оружие. Еще одна тупиковая проблема. Но все решается неожиданным и счастливым образом. Лев Иофан — коллега и племянник знаменитого автора Дворца Советов — приносит свое коллекционное ружье и дарит его авторам. Он просто сочувствует нашему проекту, искренне желает успеха. Нечасто бывает такое. Большое ему спасибо. Колокол получен. Но есть еще одна интересная затея. Часы должны быть с музыкой! Но с какой?»

Чтобы найти ответ на этот вопрос, архитектор позвонил своему знакомому – композитору Микаэлу Таривердиеву, который блестяще справился с поставленной задачей.

При подготовке к церемонии открытия комплекса зданий ученый совет МИЭТа обсуждал эскизы памятного значка. Вариантов было много, например, изображение электрона, но единогласно приняли значок с видом входного портала с часами. Архитекторы были довольны, цель – присвоить МИЭТу архитектурный символ – достигнута. Уже после открытия председатель Совета Министров Алексей Косыгин, обойдя все здания и покидая МИЭТ, сказал: «Ваши студенты забудут всё, чему вы их тут учите, но эти часы никогда не забудут!»

Сергей ИШКОВ

Сергей Ишков/ автор статьи
Яндекс.Метрика