КАК ШТУРМОВАЛИ РЕЙХСТАГ. ЕГОРОВ И КАНТАРИЯ: «МЫ РАССЧИТЫВАЛИ ТОЛЬКО НА СМЕРТЬ»

РЕЙХСТАГ

К 75-летию Великой Победы советского народа

30 апреля вечером в батальон Неустроева, уже в Рейхстаг, в котором продолжался бой, пришли два полковых разведчика — доставили знамя Военного совета армии, под номером 5. Это были Егоров и Кантария.
Ходили и ходят досужие разговоры, что их подбирали специально – русский и грузин. Думаю, не до подбора было в возникшей панике. А паника возникла (вероятнее всего), когда выяснилось, что сообщение Совинформбюроо взятии Рейхстага – ошибка! Рейхстаг еще не взят! Жуков, командарм Кузнецов и другие наверняка испугались. В корпус, в дивизии полетел приказ: немедленно установить знамя! Комдив Шатилов требовал от комполка Зинченко: «Любой ценой водрузить флаг хотя бы на колонне парадного подъезда! Любой ценой!»
Вот как описывает выбор разведчиков комполка Зинченко:
«Я распорядился: офицеру разведки полка капитану В.И. Кондрашову взять двух лучших разведчиков и прибыть с ними на КП. Тут им будет вручено Знамя Военного совета армии для водружения его на куполе рейхстага.
Миновало несколько минут, и разведчики уже стояли передо мной, но не два, а… целый взвод! Белоусов, Егоров, Малюженко, Иванов, Кантария, Коноваленко, Заливчий, И. Криневич, К. Криневич, Мягченко, Олейник, Чернишков, Пальчиков, Парчевский, Могилко, все три Савича и 14-летний Гоша Артеменков, наш любимец, сын полка.
Я удивленно и несколько даже сердито взглянул на Кондрашова: неужели непонятно был отдан приказ? Кондрашов так же молча ответил мне взглядом, едва заметно передернул плечом: попробуйте, дескать, сами выбрать двоих лучших, разведчики — все как один… Затем с сожалением вздохнул, еще раз оглядел своих орлов и решительно, твердым голосом приказал:
— Егоров и Кантария! К командиру полка!»
То есть, по свидетельству Зинченко, никакой «политической» составляющей не было: все решил не политотдел, а офицер полковой разведки Кондрашов.
К ночи 30 апреля все этажи Рейхстага заняли наши бойцы, но в подвалах закрепились немцы, вели обстрел фаустпатронами. В это время и пришли в Рейхстаг Егоров и Кантария.
Уйдя наверх, они через некоторое время вернулись к Неустроеву и сказали, что на крышу не пробраться, лестница обрушена.
Неустроев велел лейтенанту Бересту, своему замполиту, помочь им. Крепкий, сильный, под два метра ростом, Берест подсадил на свои плечи Кантарию, а на плечи Кантарии взобрался уже Егоров. Так они вышли на крышу. И в 22 ч. 50 м. 30 апреля прикрепили знамя к бронзовой конной скульптуре на фронтоне главного подъезда. На купол его поставили потом.
Из дневников старшего лейтенанта Субботина, 5 мая 1945 года:
«Неустроев, Степан Андреевич, ему двадцать три года, был много раз ранен, награжден орденами Александра Невского и Красной Звезды, Отечественной войны I и II степени, медалью «За отвагу». Родом он из Свердловской области, из города Березовска, там у него отец, мать, сестры. До войны работал токарем в тресте «Березовскзолото». На фронт попал в сорок втором году, был лейтенантом, командовал ротой, затем батальоном…
Лейтенант Алексей Прокофьевич Берест – заместитель командира батальона по политчасти. Награжден орденом Красной Звезды. Обмундирование на нем пробито осколками…
Сержант Михаил Алексеевич Егоров. 1923 года рождения. Был партизаном на Смоленщине, к нам в дивизию пришел на Висле. Награжден медалью «Партизану Отечественной войны» первой степени…
Кантария старше, он 1920 года. Мелитон Варламович Кантария, младший сержант. В армию был призван в 1940 году. С боями отступал через Западную Украину, воевал на Кубани, в Крыму».
Из газеты «Воин Родины», 5 мая: «Знамя победы водружено. Наши подразделения штурмом овладели рейхстагом. Первыми в осиное гнездо немецкого фашизма ворвались бойцы подразделения, которым командует капитан Неустроев. В этой исторической битве неувядаемой славой покрыли свои имена Петр Щербина, Николай Быков (это ошибка, на самом деле его фамилия Бык. – С. Б.), Иван Прыгунов, Василий Руднев, Кузьма Гусев, Исаак Матвеев, Сьянов, Ярунов, Берест, Кантария, Егоров… Слава героям, штурмовавшим рейхстаг!»

Газета «Воин Родины», 5 мая 1945 год

Егоров и Кантария никак не выделены, упоминаются в общем ряду.
И только потом их имена и это событие решили возвести в символ. Никто из однополчан не умалял заслуг Егорова и Кантарии, но и не считал, что они совершили что-то особенное, достойное отдельного внимания. Ну водрузили и водрузили… С опасностью для жизни? Ну так все под смертью ходят, это ж война.
Некоторые «опровергатели» пишут про Егорова и Кантарию, что подвига не было, что установка знамени была чуть ли не прогулкой. Но вот что рассказывал сразу же после боя в Рейхстаге сержант Кантария военному корреспонденту Субботину: «Когда мы поднялись на крышу, вокруг стали рваться снаряды – наши и немецкие. Один разорвался совсем близко… Там была пробоина в скульптуре, в нее мы и всадили древко флага. Мы рассчитывали только на смерть. На нее и шли».
Но смерть их миновала.

В Берлине у Рейхстага: Мелитон Кантария, Михаил Егоров, Рахимжан Кошкарбаев, Степан Неустроев.

«Десять дней мы не спали. Десять дней и ночей.
Конечно, все мы валились с ног. Держались уже на одном только напряжении, да еще, пожалуй, на коньяке и спирте. (Хорошо, что немцы оказались запасливыми!)
Десять дней, не прекращаясь ни днем, ни ночью, шли бои. Мы двигались к центру — по загражденным улицам. Не через город, а сквозь него! Гимнастерки наши пропахли дымом… Мы были все грязны, грязны и измазаны мелом и осыпаны красной — кирпичной и белой — известковой пылью. Как каменщики, сходящие с лесов.
Десять дней никто не спал. Напряжение и усталость были так велики, что мы едва держались на ногах.
Потому — в полдень, второго, когда Берлин пал, когда стало тихо, — ничего не осматривали, даже к Бранденбургским воротам не пошли… Спали! Спали все — солдаты и командиры. Тут же, возле рейхстага. Спали — вповалку. Прямо на площади. Голова к голове. Без просыпу. Весь день!»
(Субботин В. Е. Как кончаются войны. М., 1968)
С 1960 года в СССР стали широко отмечать День Победы. До этого в официальном обиходе о войне старались особо не упоминать. В апреле 1960-го в Москве встретились участники штурма Рейхстага полковые разведчики Михаил Егоров и Мелитон Кантария, командир роты Илья Сьянов, комбаты Василий Давыдов и Степан Неустроев, комполка Федор Зинченко, комдив Василий Шатилов и корреспондент дивизионной газеты «Воин Родины» 150-й стрелковой дивизии старший лейтенант Василий Субботин. От тех дней у Василия Ефимовича осталась фотография Знамени Победы, с автографами Героев Советского Союза.

Фотография Знамени Победы с автографами Героев Советского Союза. Фото из архива В. Е. Субботина.

«Нашему товарищу, корреспонденту 150-й Идрицко-Берлинской стрелковой дивизии, шагавшему вместе с нами до Рейхстага, Василию Субботину Командир штурмовой роты Герой Советского Союза Илья Сьянов. 12.4.60 г.
М. Егоров.
Кантария Мелитони
Это знамя было вручено мной славным разведчикам 756 сп. ныне Героям Советского Союза Егорову и Кантарии. Герой Советского Союза п-к Ф. Зинченко /бывший комендант Рейхстага/
От бывшего комбата к-на Неустроева В. Субботину. Дороги и бездорожье Латвии, Польши и Германии пройденные нами совместно останутся вечно в нашей памяти так же, как вечно останется наша дружба. С. Неустроев».

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

Фото из архива В. Е. Субботина

Цикл очерков «Как штурмовали Рейхстаг» публикуется на mospravda.ru с 1 по 9 мая

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x