«СПОРНАЯ» ГЛУБИНА БЕССПОРНОГО ПАДЕНИЯ

Официальные оценки падения российской экономики на 8-9% за апрель-май (вследствие падения цен на нефть и коронакризиса) член президиума Столыпинского клуба, экономист Владислав Жуковский расценивает как попытку «делать хорошую мину при плохой игре».

Об этом экономист заявил в ходе пресс-конференции в «Национальной службе новостей», посвященной состоянию отечественного малого и среднего бизнеса:

«Но мы понимаем, что реальное обрушение гораздо больше. Мы помним, что в апреле Министерство финансов при подведении итогов исполнения бюджета за апрель озвучило цифру, что было больше 28% в номинальном выражении. Затем Росстат оценил падение экономики почти на 12% также по итогам апреля. Мне кажется, что эти оценки очень занижены. Мне гораздо понятнее цифры Высшей школы экономики (ВШЭ), где заявили, что российская экономика рухнула более чем на 21-22% по итогам апреля. Моя оценка – российская экономика потеряла около 30% в апреле и мае. В июне, думаю, цифры будут немного меньше, но тоже серьезные. По итогам всего 2020 года на фоне обрушения цен на нефть, падения уровня жизни населения, массового банкротства бизнеса, я думаю, что российская экономика, по официальным данным Росстата, упадет на 6-7%. По оценке Высшей школы экономики, падение будет достигать 12%. По моим оценкам, реально мы потерям около 20% российской экономики».

Основанием для столь пессимистических прогнозов, по словам экономиста, являются «опережающие макроиндикаторы, которые говорят о том, что реально у нас просто коллапсирует платежеспособный спрос и обрушились инвестиции в основной капитал, которые являются двигателями развития экономики, создают рабочие места, идут на строительство зданий, закупку оборудования:

«Эти инвестиции по итогам апреля упали на 50%. Розничный товарооборот за апрель потерял 23%, причем если продажи продуктов питания упали на 13%, то, например, непродовольственные товары, товары длительного пользования упали на 30 — 40%, а в некоторых сегментах – до 60%. (…) Я думаю, что официальные цифры по падению уровня жизни россиян очень сильно занижены. Реально располагаемые доходы населения, по оценкам Росстата, упали не более чем на 3,5 — 4%, по итогам года, я думаю, они «нарисуют» не более 5%. По оценкам ВШЭ, реально располагаемые доходы упадут больше чем на 12%; по моим оценкам, можно будет говорить о падении на четверть».

При этом, как подчеркнул Владислав Жуковский, весь «антикризисный пакет мер на поддержку российской экономики» — меньше 4,5% от ВВП, причем на поддержку бизнеса и населения предполагается потратить меньше 1,5%, «живыми деньгами» — меньше 0,5% от ВВП. По мнению экономиста, хоть как-то поднять критически низкий уровень платежеспособности населения, а тем самым и простимулировать хоть какое-то оживление экономики, могла бы единовременная выплата населению 20 — 25 тыс. рублей (та самая «вертолетная» раздача денег, о которой так много говорилось в последнее время). Однако, как возразил Владиславу Жуковскому председатель комитета Совета Федерации по экономической политике Сергей Калашников, тоже принявший участие в пресс-конференции, эта мера скорее поддержит не российского, а зарубежного товаропроизводителя:

«Раздача денег может и даже должна преследовать задачу поддержки малоимущих. Если человеку нечем кормить семью, то, действительно, семье нужно дать помощь. Но рассказ о том, что это повысит покупательскую способность населения и тем самым толкнет экономику вперед, к сожалению, не оправдан. Можно раздать деньги в Америке и Германии, потому что эти деньги, действительно, повысят там уровень покупательской способности, который пойдет на поддержание отечественной промышленности соответствующих стран. То есть, американцы начнут покупать американские товары, немцы — немецкие. А у нас какие товары, если появляются деньги, покупают люди? При условии, что у нас, включая продовольственный экспорт, 70% — это импортные товары. То есть любые деньги, которые сейчас мы принесем на рынок, в конечном счете уйдут за турецкие помидоры и американские, швейцарские, итальянские станки и машины. Не решив проблему импортозамещения, мы проблему стимулирования покупательского спроса, к сожалению, решить не сможем».

А «проблему импортозамещения», хотелось бы продолжить уважаемого спикера, мы не решим, не преодолев «кризисных явлений в российской экономике», причина которых, по мнению Владислава Жуковского, намного глубже, чем просто следствие временного падения цен на нефть или последствий пандемии, и носит, скорее, системный характер:

«Напомню, что даже в 2019 году, когда нефть стоила по 60 — 70 долларов за баррель, количество закрывающихся предприятий в России было в 2 раза больше, чем количество открывающихся: тогда было закрыто больше 600 тыс. предприятий, а открыто – меньше 300 тыс. предприятий. То есть мы, начиная с 2014 года, ежегодно несли потери в деловой и предпринимательской активности. (…) У нас даже на фоне роста и стабильно высоких цен на нефть реально располагаемые доходы населения падали с 2014 года. Суммарно они упали на 8,5%, по официальным данным, с 2014 года при нефти в 60 — 70 долларов. А сейчас потеряем еще от 15 до 30%. То есть никакая нефть, никакие цены на газ нас не спасут без реальной смены социально-экономической политики».

Сергей ИШКОВ.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x