КАК НАЧАЛАСЬ ВОЙНА. ТАЙНА ОТСТУПЛЕНИЯ 1941 ГОДА

За две недели гитлеровские войска захватили значительную часть европейской территории Советского Союза. Почему Красная Армия отступала без боя? Объяснение неожиданное, но вполне закономерное для атмосферы в СССР и тем более в вооруженных силах.

«Командиры не приказывали открыть огонь по врагу, потому что ждали приказа, — рассказывал писатель, мой старший друг и учитель Василий Ефимович Субботин, встретивший войну утром 22 июня на западной границе, на посту башенного стрелка среднего танка. – Но никакой приказ ни до кого не доходил. А самостоятельно, без приказа, командиры боялись хоть что-то сделать. И миллионы солдат отступали без боя.

А я уверен: если бы каждый командир приказал занять оборону, мы бы дали бой и не пустили немца так далеко. Как Брестская крепость сражалась! Сколько там немцев убили, какие силы она отвлекла! Потому что нашелся командир, который приказал: «Огонь по врагу!» И если бы нашлись везде такие командиры, каждый полк мог стать Брестской крепостью. И не случилось бы того, что случилось, не откатился бы фронт до Днепра за какие-то две-три недели.

Теперь мы знаем, что до войны командный состав нашей армии подвергся страшным репрессиям. Значит, обстановка среди командного состава была такая, что люди были деморализованы. Они боялись не немцев, а собственного начальства. Боялись отдать какой-нибудь приказ самостоятельно, без приказа сверху. Никто не осмелился взять на себя ответственность и организовать на каком-нибудь рубеже оборону. Просто отступали».

Александр Николаевич Яковлев – фронтовик, председатель Комиссии Политбюро ЦК КПСС, затем — председатель Комиссии по реабилитации жертв политических репрессий при Президенте России. Цитирую его книгу «Сумерки»:

«Сталин боялся армии и ненавидел ее…»

Сразу же прерву цитату, попытаюсь объяснить не всем нынче понятное утверждение, причины страха и ненависти Сталина к армии. К 30-м годам в его руках сосредоточилась огромная власть, партийный и государственный аппарат страны — сплошь его назначенцы.

Но для армии, для высшего командного состава, состоявшего еще из участников Гражданской войны, Сталин не был авторитетом. Красную Армию создал Троцкий — председатель Реввоенсовета Республики, нарком военно-морских дел (1918 — 1925). С началом Гражданской войны стало очевидно, что революционная теория «всеобщего вооружения народа» не принесет успеха — необходима регулярная армия на основе единоначалия и массовой мобилизации, для управления необходимы кадровые офицеры. Многие из них сидели в тюрьмах не за выступления против новой власти — просто как «классово чуждые элементы». Троцкий предложил освободить их. И, при поддержке Ленина и вопреки протестам некоторых большевистских лидеров, видевших в офицерах только «контрреволюционеров», поставил на службу Рабоче-крестьянской армии 75 тысяч бывших царских офицеров, в том числе 746 подполковников, 980 полковников и 775 генералов. Среди них и два военных министра царского правительства. Абсолютное большинство командующих фронтами и начальников штабов фронтов, командармов и начальников штабов армий, командиров дивизий и начальников штабов дивизий — бывшие царские офицеры. Их называли «военспецы».

Троцкого в Красной Армии уважали и помнили. А за Сталиным командный состав Красной Армии никаких полководческих способностей не признавал. Все знали, что он, будучи председателем Реввоенсовета Северо-Кавказского округа, провалил оборону Царицына. Снял с поста командующего округом генерал-лейтенанта А. Е. Снесарева и назначил большевистского деятеля К. Е. Ворошилова, который до того ничем не командовал, кроме отряда луганских рабочих.
«У нас успехи во всех армиях, кроме Царицынской, где у нас колоссальное превосходство сил, но полная анархия на верхах. Ворошилов может командовать полком, но не армией», — докладывал председатель Реввоенсовета Троцкий председателю Совнаркома Ленину.

В октябре 1918 года Сталина отозвали с Южного фронта. Ворошилова сняли с должности командующего, назначили командующим 10-й армией, но вскоре и оттуда убрали.

Впоследствии, на VIII съезде партии, действия Сталина и Ворошилова под Царицыном подверг резкой критике Ленин: «У нас шестьдесят тысяч потерь. Это ужасно… Вы говорите: мы героически защищали Царицын… Но ясно, что по шестьдесят тысяч мы отдавать не можем, и что, может быть, нам не пришлось бы отдавать эти шестьдесят тысяч, если б там были специалисты, если бы была регулярная армия».

Авторитета среди военных Сталин не имел. Понятно, выносить такое положение он не мог, ему нужна была своя армия, укрепление своей власти в армии. Продолжу цитату из книги А. Н. Яковлева «Сумерки»:

«С середины 20-х годов Сталин дает личные указания о необходимости борьбы со «шпионами» в армии…

В июле 1929 года по докладу ОГПУ принимается… решение Политбюро о контрреволюционной деятельности в оборонной промышленности…

В 1930 году была «разоблачена» заговорщическая организация в Военно-морских силах…

16 октября 1930 года… в Артиллерийском управлении приговорены к расстрелу десять руководящих работников… Тогда же «вредительские контрреволюционные организации» были ликвидированы в Военно-топографическом управлении и Управлении военных сообщений, несколько позднее – в Инженерном управлении и Военно-строительном управлении.

Во второй половине 30-х годов органы НКВД начали массовые аресты командиров и политработников…

29 ноября 1938 года на заседании Военного совета при наркоме обороны Ворошилов заявил: «Весь 1937 и 1938 годы мы должны были беспощадно чистить свои ряды… За все время мы вычистили больше 4 десятков тысяч человек».

Среди них были 3 заместителя наркома обороны, нарком Военно-морского флота, 16 командующих военными округами, 26 их заместителей и помощников, 5 командующих флотами, 8 начальников военных академий, 25 начальников штабов округов, флотов и их заместителей, 33 командира корпуса, 76 командиров дивизий, 40 командиров бригад, 291 командир полка, два заместителя начальника Политуправления РККА, начальник Политуправления ВМФ. Из 108 членов Военного совета к ноябрю 1938 года из прежнего состава осталось только 10 человек…

Советская армия к началу войны 1941 — 1945 годов была Сталиным обезглавлена и оказалась небоеспособной».

Итого, перед войной, с 1937-го по июль 1941 года, были арестованы, расстреляны, отправлены в лагеря более 40 тысяч командиров Красной Армии.
Вот на каком фоне надо рассматривать рассказ Василия Субботина, встретившего войну 22 июня 1941 года на западной границе на посту башенного стрелка среднего танка и закончившего войну в Берлине в звании старшего лейтенанта. Вот что скрывается за его словами: «Если бы нам сказали… Мы бы легли там, где нам показали, и защитили страну… Никто б не побежал. Никогда немец не зашел бы так далеко».

Офицеры, парализованные страхом репрессий. Командиры, которые боялись ответственности, боялись совершить самостоятельный поступок. Даже Родину защитить боялись! Такая была атмосфера в армии в начале войны.

Боеспособность или небоеспособность войск в первую очередь определяется уровнем оперативно-тактического руководства. «В том, что Гитлер решился начать войну в сорок первом году, большую роль сыграла оценка той степени разгрома военных кадров, который у нас произошел, — писал в мемуарах начальник Генштаба РККА в 1942 — 1945 годах маршал Василевский. — В 1939 году мне пришлось быть в комиссии во время передачи Ленинградского военного округа от Хозина Мерецкову. Был ряд дивизий, которыми командовали капитаны, потому что все, кто выше, были поголовно арестованы».

На сборах летом 1940 года из 225 командиров полков только 25 окончили военные училища, а остальные 200 — курсы младших лейтенантов. Первые же столкновения с врагом показали некомпетентность командования на всех уровнях. Страшный, трагический пример – гигантское танковое сражение в районе Ровно-Луцк-Броды 25 — 30 июня 1941 года, намного превосходящее по масштабам знаменитую танковую битву под Прохоровкой в июле 1943 года. Боевое формирование вермахта из 728 танков разгромило армаду РККА в 3392 боевые машины. Наши потери – 2648 танков. Потери гитлеровцев – 85 полностью уничтоженных танков и 200 подлежащих ремонту. Отдельный сюжет: танковый полк Василия Ефимовича Субботина как раз и дислоцировался под Бродами. Но связи не было, не поступил приказ маршем двигаться к месту боевых действий, и когда началось грандиозное танковое сражение, полк, не зная о нем, ушел в отступление, был по дороге разбомблен и прекратил существование как войсковая часть.

C июля 1941 года из лагерей начали возвращать командиров Красной Армии, осужденных как «изменники Родины» и «враги народа».

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ.

(Окончание следует)

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x