Вы здесь
Главная > #ЭКСКЛЮЗИВ > ОЖИРЕНИЕ И ДИСТРОФИЯ ПРИ COVID-19 ОДИНАКОВО ОПАСНЫ

ОЖИРЕНИЕ И ДИСТРОФИЯ ПРИ COVID-19 ОДИНАКОВО ОПАСНЫ

коронавирус

Очередное онлайн-собрание Научного совета РАН «Науки о жизни» состоялось в понедельник традиционно на площадке МИА «Россия сегодня».

Тема: «COVID-19 и эндокринопатии».

Надо сказать, в последние годы клиническая практика в России серьезно продвинулась по части лечения эндокринных патологий. Недуги, с которыми в прошлом отправляли домой, теперь успешно оперируются. Типичный пример, когда наука отстает от практики. Гуморальная регуляция сложна и запутана не меньше иммунитета. Ученым надолго хватит. А пока практически делают неожиданные открытия. В аномальном 2020 году это оказалось весьма кстати.

Как всегда в науке, не обходится без политики. Инсулин стал маркером тяжести заболевания COVID-19 в зарубежных исследованиях. И действительно, летальность на инсулинотерапии вдвое выше, чем без нее.

Докладчик, директор Института диабета Марина Шестакова предупредила, что при превышении порогового уровня сахара в крови оставить больного без инсулина нельзя.

Так можно договориться до того, что ИВЛ – предвестник неизбежности летального исхода. Слушать разговоры врачей не всегда полезно, возникают ятрогенные эффекты. Еще более странно, когда неосторожные высказывания попадают в медицинскую литературу.

Марина Шестакова и аккуратна в формулировках, такова особенность российской врачебной науки. Ее информация показывает, чем опасно ожирение и диабет в случае заражения COVID-19.

Среди госпитализированных с COVID-19 больных сахарным диабетом и ожирением по 25-26%. В популяции сахарного диабета 5%, то есть в пять раз меньше. Летальность от COVID-19 с диабетической коморбидностью 8-13%. Больные с диабетом очень уязвимы. Нарастание летальности с возвратом и ростом массы тела. Диабет первого типа не связан с избытком массы тела.

Однако не все так просто.

Выявились факторы снижения риска ангиотензинная терапия и блокаторы АПФ-2. Рецепторы, то есть мишень для вируса, имеются в толстой кишке, миокарде, бета-клетках поджелудочной железы. Обнаружены новые формы COVID-ассоциированного диабета. Основной маркер – высокий уровень гликированного гемоглобина, но это не COVID-ассоциированный диабет, он был и раньше. Гликированный гемоглобин присутствовал во время COVID-19 без диабета в анамнезе. Нормализовался через шесть недель. Это невозможно в обычной жизни без COVID-19, необходимо три месяца.

У вируса есть гликированные спайки. У гемоглобина – другой рецептор, Band-3 protein. Транзиторно высокий гликированный гемоглобин связывается с COVID-ассициированным диабетом.

Получается, что COVID-19 путает подходы клинической практики несколько больше, чем было известно ранее об отсутствии этиотропных препаратов и мультиорганных поражениях.

Замдиректора по координации эндокринологической службы НМИЦ эндокринологии Екатерина Трошина рассказала об эффектах сочетания эпидемии ковида и эпидемии ожирения. Ожирением страдает каждая третья женщина и каждый пятый мужчина. Ожирение самая распространенная коморбидность при COVID-19. Среди госпитализированных 27% с ожирением, на ИВЛ 31%, смертность 36%.

Жировая ткань это депо вируса. Эктопическая локализация жира прежде всего висцеральное ожирение, такие пациенты скомпрометированы исходно, то есть предрасположены к тяжелому течению COVID-19. Висцеральное абдоминальное ожирение часто дает гипериммунный ответ. Фиброз легочной ткани развивается быстрее, чем без ожирения. Коронавирус модифицирует адипативные клетки, миофибробласты.

Жировая ткань – эндокринный орган, продуцент интерлейкина-6, предрасполагает к тяжелым исходам. Поэтому цитокиновый шторм при ожирении развивается чаще. Вакцина может быть менее эффективная в странах, где людей с ожирением много. Интерлейкин-6 влияет на метаболизм триптофана, триптофан предшественник мелатонина и серотонина. Возможно использовать в качестве адъюванта, то есть для лечения. Снизить лектин и повысить адипонектин.

Екатерина Трошина подчеркнула, что самоизоляция усугубляет ситуацию с ожирением. Меняется рацион. Отсутствие физической активности является четвертым фактором смертности со вкладом 6%.

Директор Института высшего и дополнительного профессионального образования НМИЦ эндокринологии Екатерина Пигарова рассказала о роли надпочечниковой недостаточности при COVID-19.

Надпочечники продуцируют несколько гормонов в том числе адреналин и норадреналин. Они определяют положительную реакцию на стресс. Надпочечниковая недостаточность редкое явление. Для нее характерны слабость, утомляемость, анорексия, мышечные боли. Заместить работу надпочечников достаточно сложно. Острая надпочечниковая недостаточность вызывает аддисонический криз. Поэтому кортикостероиды при COVID-19 назначаются достаточно широко.

Заведующая отделением нейроэндокринологии и остеопатий НМИЦ эндокринологии Жанна Белая описала особенности болезни Иценко-Кушинга при COVID-19 – эндогенный гиперкортицизм. Кортизол вырабатывается надпочечниками под действием кортикотропного гормона гипофиза. Иногда гормонально активной может быть опухоль.

Исследовались женщины с ожирением. Все в группе риска по гипертензии. Кортизол в слюне очень высокого уровня. Выявились нарушения циркадности ритма кортизола. У одной из пациенток от момента диагностики до смерти прошло всего семь дней. Высокий лейкоцитоз преимущественно за счет нейтрофилов. Гиперкортицизм осложняет течение COVID-19 тяжелее, чем просто ожирение.

Директор НМИЦ эндокринологии Наталья Мокрышева сообщила, что в России 65 млн человек страдают эндокринными заболеваниями. Чтобы снизить и профилактировать риски, срочно разработаны методические рекомендации. Проведен мощный рывок телеконсультаций врач-врач и по их итогам триста пациентов госпитализированы. Была организована горячая линия и для врачей, и для пациентов.

В связи с COVID-19 много говорят о роли витамина D. Действительно, нарушение обмена кальция, гипокальценемия, является фактором риска при коронавирусной инфекции. Исследование минерального показателя у пациентов выявило уровень кальция, близкий к нижней границе нормы. 85% пациентов, госпитализированных в тяжелом и среднетяжелом состоянии, показали дефицит витамина D, у них ниже сатурация.

Однако уровень витамина D, как ни странно, роли не играет.

Наталья Мокрышева заверила, что эндокринологическая служба получила все положенное финансирование. В рамках пандемии хорошо себя зарекомендовал регистр пациентов с диабетом.

Послушав специалистов, я для себя решил, что худеть надо обязательно, но советовать это всем недопустимо. Страху на людей и так нагнали без меры. Отсюда странная ситуация с детьми: вроде группа риска, а COVID-19 болеют меньше. А все просто, дети не понимают о чем речь, и не пугаются.

Лично не уверен, что это абсолютная истина, но что-то в ней есть.

Лев МОСКОВКИН.

Добавить комментарий

Loading...
Top