МАРАЗМ КРЕПЧАЛ, А МИР ТРЕЩАЛ…

США

Об этом не хочется думать, но в мировом воздухе явственно запахло гарью.

Пока медики спорят о том, какой новый вид пандемии может поразить попавшее в беду человечество, оно неожиданно оказалось под прицелом новой смертельной опасности, созвучной с именем нынешнего президента США. Обычно сонный Байден разбудил  тревогу, которая еще недавно казалась призрачной и не совсем реальной. Тревогу большого конфликта, в который могут оказаться втянуты две крупнейшие ядерные державы. И хотя политики первого ранга остерегаются о такой угрозе говорить вслух, предпочитая гасить страсти успокоительными комментариями, над планетой ощутимо повеяло грозовым ветром.

Еще недавно казалось, что, несмотря на обжигающие время от времени конфликты в тех или иных частях света, вызывающие взаимные обвинения разной степени «тяжести», главная угроза, угроза мирового уровня, осталась позади, в осевшей исторической пыли. Увы, пыль былой тревоги вновь поднялась над планетой, и в очередной раз поставлен смертельно-жесткий вопрос: быть или не быть? И каким бы парадоксальным ни показался недавний повод для этого, он заключался в похожем на мычание ответе американского президента на поставленный ему вопрос о президенте России: «Хм-м. Да». Напомним, что это был ответ на сознательно провокационный вопрос корреспондента ABC News Джорджа Стефанопулоса, скорее всего «просчитавшего» возможный ответ своего собеседника: считает ли он Путина убийцей? И хотя до сasus belli, то есть до формального повода, согласно терминологии времен римского права, для объявления войны было далеко, сама ситуация оказалась беспрецедентной и чрезвычайно опасной.

Вверх по лестнице, идущей вниз

К подобным обвинениям в адрес лидера другого государства не прибегал в обозримом временном пространстве еще ни один политик такого уровня. И есть ощущение, что Байден на это не сам решилcя, а ему настойчиво-услужливо подсказали. При этом приходит в голову не совсем приятная мысль: если первому лицу самого мощного в мире государства можно «подсказать» такие рискованные во всех отношениях слова, то не окажется ли в столь же неуправляемом состоянии ядерный чемоданчик, который неразлучно находится под его рукой? Тем более что и на ногах этот человек еле держится, как показало недавнее его «восхождение» по трапу самолета, стоившее ему двух или трех падений. И вряд ли кто-то всерьез потом принял объяснение, что, дескать, ступеньки были скользкими. Это тут же опроверг бывший советник Трампа Стивен Миллер, который не раз поднимался по лестнице американского борта номер один (Air Force One), за состоянием которого следят ВВС страны. И дело, конечно, не в ступеньках — под ноги надо внимательно смотреть, дедушка. Тем более когда поднимаешься по лестнице. Ведь ступеньки, и не только в самолете, а тем более в большой политике, бывают очень коварными. Особенно в начале подъема, как тревожно доказало скандальное интервью первого американского лица.

Что примечательно — до сих пор нет какого-либо осмысленного и внятного анализа того, чем был вызван этот выпад Байдена, повергший мир в состояние тревожного ожидания: что дальше? Пытаясь найти ответ на явно неадекватное поведение главы Белого дома, известный итальянский политолог Тиберио Грациани считает, что оно продиктовано нервозностью всего американского истеблишмента в целом, который  столкнулся с тяжелыми внутренними социальными и экономическими проблемами, а также с так называемым кризисом идентичности, который переживают США в течение последних нескольких лет. Одновременно, по мнению политолога, стратегия нынешнего Белого дома в сегодняшней кризисной ситуации заключается в том, чтобы перенаправить взрывоопасную энергию и внимание общественности с внутренних проблем на внешнюю угрозу, то бишь «настоящего врага», воплощением которого, согласно активной пропагандистской раскрутке новой администрации, стала Россия.

И вряд ли, несмотря на все неадекватные высказывания и проявления Байдена, его «оговорка» во время упомянутого интервью была случайной. Как, например, недавно, когда он назвал своего вице-президента Камалу Харрис «президентом». То была скорее всего оговорка по Фрейду. Хотя, как не без сарказма заметило на днях одно американское агентство, когда Камала Харрис пожимает руку Байдена, она одновременно проверяет его пульс. То ли по причине человеколюбия, то ли невольно заглядывая в будущее, которое ей не так давно приоткрыл хозяин Белого дома упомянутой выше оговоркой. Тем более он недавно публично признал в Атланте с присущей ему галантностью, что Камала «умнее меня». И здесь даже как-то неудобно с президентом США спорить — ему, понятно, виднее с высоты своих 78 лет. Хотя, что уж тут лукавить, нередко собеседникам Байдена приходится гадать, что он на самом деле имел в виду, озвучивая какую-либо мысль.

Отчего так путаются мысли…

При этом не надо даже прибегать к уверениям его предшественника и ярого противника, Трампа, что, дескать, Байден принимал стимулирующие таблетки перед выступлениями и дебатами, чтобы сохранить ясность ума. Доверять такого рода словам можно с большой натяжкой, учитывая понятный политический и личностный контекст. Имеются куда более веские доказательства «путаницы мыслей» Байдена только в минувшем и нынешнем году. Например, в мае прошлого года, в начале массовой эпидемии он заявил, что жертвами коронавируса стали миллионы человек в США, обвиняя тем самым тогдашнюю администрацию в бездействии. На самом деле к тому моменту жертвами пандемии стали 85 тысяч американцев — Байден просто перепутал их с теми, кто лишился на тот момент работы. К его публичным ляпам относят и «забывчивость» имени главного на тот момент конкурента, которого он назвал Джорджем, перепутав с Бушем. Куда драматичнее выглядела его оплошность, когда на предвыборном митинге в Филадельфии он перепутал внучку со своим умершим сыном, заявив, показывая на девочку: «Это мой сын Бо». И своего рода венцом этой череды путаницы в его голове стало предвыборное собрание демократов, на котором он поверг в шок всех собравшихся, заявив, что с гордостью выдвигается «от демократов в сенат».

Разумеется, все эти оплошности, которые специалисты относят к разряду деменции, не были бы столь тревожны, если бы  речь не шла о первом лице государства, контролирующем ядерный чемоданчик и верховодящем самой мощной, в том числе в военном отношении, страной в мире. Причем в период особенно острой конфронтации после окончаний холодной войны. Поэтому каждое слово и каждый жест президента США воспринимаются как некий прогноз мировой политической погоды — что день грядущий нам готовит? И в этой связи возникает, и, собственно, уже возник после вызвавшего такой шок в мире интервью Джо Байдена, вопрос: понимает ли он сам, какой посеял ветер, способный вызвать мировую бурю с непредсказуемыми последствиями?

В последние дни на этот вопрос пытаются ответить не только представители российской политической элиты — их реакция понятна, — но и аналитики западных стран, для которых слова Байдена, вне зависимости от отношения этих людей к России вообще и ее лидеру в частности, оказались неожиданными и тревожно интригующими. В этом смысле особенно характерен комментарий, а точнее размышления на сей счет, обозревателя немецкой Die Welt Жака Шустера. «Тот, кто называет Путина, главу ядерной державы, убийцей, должен сознавать цель атаки, — замечает он. — Осознает ли ее Байден? На самом деле диалог с Москвой крайне необходим. Можно лишь надеяться, что красный телефон времен холодной войны все еще работает». Хотелось бы надеяться также на то, как замечает тот же Шустер, что никогда во внешней политике любого государства «не должны переворачиваться» слова Карла фон Клаузевица (напомню: это прусский военачальник, военный теоретик и историк, служивший в 1812 — 1814 годах в русской армии), что политика никогда не должна быть продолжением войны другими средствами. Он считает необходимым диалог на высшем уровне. Причем не только для того, «чтобы продвинуться в вопросе разоружения, но и для того, чтобы преобразовать свою стратегию в политику». В этой связи он напоминает, что со времен Карибского кризиса политические лидеры США, начиная с Джона Кеннеди, всегда заботились о том, чтобы нить диалога с Кремлем никогда не обрывалась. «Остается надеяться, — заключает свои размышления Шустер, — что Джо Байден мыслит похожими категориями. Если нет, то ему следовало бы срочно посетить 97-летнего Генри Киссинджера».

…Тот так и называется

Трудно сказать, прислушается ли к этим рекомендациям Байден, пока отказавшийся от прямого публичного диалога, предложенного ему Путиным. Судя по всему, он не очень рассчитывает на успех в этом поединке и решил не принимать вызов, рискнув в то же время, как замечает Роланд Неллес в Der Spiegel, пойти на обострение с Россией. Напомним, к слову, ироничный до сарказма и в то же время хладнокровный в сложившейся взрывоопасной ситуации ответ российского президента на «убийственное» обвинение американского коллеги, взятый из дворового детского фольклора, – «кто как обзывается, тот так и называется». Подчеркивая, что в сложившейся ситуации «Путин сохраняет спокойствие», публицист предупреждает, что «Байден не сможет вечно придерживаться конфронтационного курса, так как ему нужно хорошо обдумать, хочет ли он этого».

Но время, как говорится, пошло. И здесь надо учитывать, о чем предупреждает тот же Неллес, что «просто лишь изолировать, ввести санкции и на долгосрочную перспективу злить Путина не сможет и Байден». При этом возникает, по его словам, и другой вопрос: будет ли Путин готов к кооперации после новой порции вербальных атак и санкций со стороны американцев? Ведь в прошлом он уже давал отпор давлению из Вашингтона. Короче, как завершает свои предупреждающие размышления автор, «пока Путин открыт для диалога, но это может скоро измениться».

К слову — насчет диалога. Как известно, Путин, к удивлению многих, прежде всего в высших сферах зарубежных стран, не закрыл наглухо кремлевские «шторки» после вызывающей реплики Байдена, а предложил ему открытый диалог, как говорится, «тет-а-тет». Но Байден предпочел уклониться от этой публичной «дуэли», судя по всему опасаясь конфуза. Что было бы особенно унизительно на фоне двух недавних телесюжетов: неоднократно падающего на авиационной лестнице  хозяина Белого дома и бороздящего просторы сибирской тайги за рулем вездехода подтянутого хозяина Кремля в сопровождении министра обороны. Даже если предположить, что широко освещавшаяся по телевидению поездка в тайгу на двухдневный отдых после оскорбительного интервью Байдена была специальной пропагандистской акцией — вот мы какие! — это не снижает самого восприятия действа, имеющего соответствующий пропагандистский прицел. Понятно, что Белый дом эти «картинки с выставки» не настроили на более мирный лад, а скорее поторопили добавить несколько капель горькой жидкости в сосуд американо-российских отношений, которые уже доходят до точки кипения. Речь в данном случае идет о новой порции санкций, причем не только за прошлые «прегрешения» России, но уже и за будущие. Поскольку руководство заокеанской разведки предрекает дальнейшее «вмешательство» Москвы в американские выборы, так как, согласно  ведомству «рыцарей плаща и кинжала», то бишь ЦРУ, она «заинтересована в ослаблении Вашингтона».

Очень точный прогноз будущего, не правда ли?

И еще: я не верю в случайности в большой политике, хотя это иногда и происходит. Поэтому приведенная выше, похожая на мычание, реплика Байдена — это своего рода демарш с целью показать себя: никто на это не способен, а я вот такой крутой. Остается надеяться, что этот опасный пассаж будет отнесен к неконтролируемым выходкам старого и не совсем отдающего отчет в своих действиях человека и не вызовет последствий, от которых может вздрогнуть мир. Пока еще, учитывая внешне ироничную, но здравую реакцию Москвы, такая надежда сохраняется.

Михаил Стоянов, Нью-Йорк.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x