НОВЫЕ ЧЕРЕМУШКИ: ПУТЕШЕСТВИЕ ВО ВРЕМЕНИ И ПРОСТРАНСТВЕ

Мы много лет живем в родном городе, но знаем ли мы его? Например, такой известный район, как Черемушки? Думаю, что многие москвичи, в том числе и коренные его жители, такие как я,  прочитав эту книгу, невольно зададутся вопросом: как же я не знал этих удивительных и подчас героических историй, связанных с районом родной столицы, который был, что называется, всегда на виду и на слуху? Но, как говорится, никогда не поздно восполнить некоторые пробелы в познании истории родного города, в чем поможет недавно увидевшая свет книга Леонида Сладкова и Вячеслава Ванеева «Старая любовь Новые Черемушки». Соавторство двух этих людей особенно примечательно тем, что первый — профессиональный журналист, много лет проработавший в нашей газете, а второй — специалист местного самоуправления, без малого 20 лет являвшийся депутатом муниципального совета Черемушкинского района.

Перелистывая страницы этой книги, я словно переносился в свое далекое детство, когда Москва, залечивая, как и вся наша необъятная страна, послевоенные раны, поднимала этажи первых мирных новостроек, притягивая  к себе сотни тысяч людей из других регионов страны, трагически обожженных войной. Перенаселенные коммуналки, сохранившиеся  в домах нередко еще дореволюционной постройки, требовали скорейшего решения жилищной проблемы столицы, как, впрочем, и других крупных городов страны, причем в массовом порядке. И вот тогда-то и родился проект массового жилищного строительства, который олицетворял «глобальный исход москвичей из общих ульев в личные гнезда», как образно выразился герой фильма «Покровские ворота» Константин Ромин, сам живший в московской коммуналке в начале 50-х годов.

Вот такими  первыми «гнездами» в Москве и стали новостройки в Черемушках — районе, название которого стало в известной степени нарицательным. Но прежде чем конкретно коснуться посвященной этому уникальному в своем роде району столицы книги, сделаем небольшую историческую сноску, связанную с ним.

Немногие знают, что экспериментальному строительству в Черемушках предшествовали теоретические изыскания и «полевые исследования» строящихся жилых районов во Франции, Голландии, Швейцарии и других странах Западной Европы. В  далеком сегодня 1956 году Государственный строительный комитет СССР провел конкурсы на лучшие конструкции жилых домов и лучшие планировки 1-, 2- и 3-комнатных квартир в новых домах, для строительства которых был выделен участок около 12 гектаров на юго-западе Москвы близ рабочего поселка Черемушки. Откуда  потом и произошло название  известного жилого комплекса столицы.  Руководителем проекта по застройке нового жилищного комплекса был назначен молодой архитектор Натан Остерман, в военные годы строивший жилье для эвакуированных, а после занимавшийся восстановительным строительством.

Здесь стоит отметить, что название бывшей деревни, которая по завершении  строительства стала называться Новыми Черемушками, явилось в то время своего рода символом качественно нового образа жизни в индивидуальном жилье и эталоном городской застройки. К слову сказать,  именно благодаря Черемушкам появилось на свет легендарное, тоже ставшее нарицательным, название «хрущевка» – типовой жилой серийный быстровозводимый дом, который  был растиражирован фактически по всей территории Советского Союза.

При этом нельзя забывать, что Черемушки — это не только массовое возведение жилья, но и своеобразный наукоград, где успешно работают известные НИИ, в том числе Институт мировой экономики и международных отношений, Общественный дом обуви и  кондитерский комбинат «Черемушки».

У всего есть своя история. Есть она и у этой книги, точнее, участия в ней одного из авторов — Леонида Сладкова, которого к этому подвиг один незначительный случай в жизни. Случилось это в один  ничем не примечательный будничный день, когда он ехал в автобусе 246-го маршрута  и услышал объявление в салоне: «Следующая остановка – «Проектируемый проезд 4668». Эти цифры показались ему удивительно знакомыми — когда-то давно он уже слышал их. И он вспомнил — так когда-то, точнее, до июня 1961 года, называлась улица, ныне известная как улица, названная в честь легендарного итальянского полководца и революционера Джузеппе Гарибальди, на которой Леонид жил.

И бывают же такие удивительные совпадения! Когда несколько лет назад он оказался в Ницце и целый день гулял по этому чудесному городу  с приятелем, а вечером  они сели  отдохнуть в небольшом ресторанчике под открытым небом, то случайно  взгляд его остановился на  табличке соседнего старинного здания. Оказалось, что завтракал он в тот день на улице Гарибальди в Москве, а ужинает  на одноименной площади в Ницце — городе, где  родился легендарный итальянец. И, кажется, до сих пор остается загадкой, кому пришла в голову идея назвать улицу в новом тогда районе Москвы именем итальянского  героя.

Этот эпизод я привел лишь как один  пример из книги, которая знакомит нас с удивительными  страницами  истории нашего города, многим неведомыми. И наглядным тому примером является район, которому посвящена  эта книга, ставший  первым в свое время районом массового жилищного строительства. Например, вряд ли многие знают, что название его связано  с одноименной деревней, расположенной когда-то здесь вдоль глубокого оврага с кустами черемухи на берегу речки Черемхи. В далеком 1938 году село было преобразовано в одноименный рабочий поселок, который десятилетия спустя   превратился  в один из символов  послевоенного  жилищного строительства под названием «Новые Черемушки».

И еще одна примечательная история, которую поведали авторы этой не только познавательной, но и по-своему увлекательной книги: название района увековечено не только в исторических хрониках и табличках на стенах домов — оно стало своего рода музыкальными позывными. Да, да, люди старшего поколения  помнят знаменитую и популярную в свое время оперетту Дмитрия Шостаковича «Москва, Черемушки», посвященную одноименному району Москвы. Так он стал не только своего рода «знаменосцем» жилищного строительства, но и любимым  многими  музыкальным спектаклем.

История города — его улиц, площадей, уникальных сооружений — это не только «повесть пламенных лет», связанных с изменением его внешнего облика, но и история поколений, которые жили на этой земле, в данном случае — на нашей Московской земле. Собственно, и об этом книга «Старая любовь Новые Черемушки». В очерках-воспоминаниях, в интервью, в зарисовках, фотографиях и копиях пожелтевших от времени газетных заметок — своеобразная летопись того, «как было и как стало». Вместе с авторами мы путешествуем во времени, окунаясь в эпоху далеких 30-х и 50-х годов прошлого века и снова возвращаясь в наши дни. Но какого  бы периода  истории Новых Черемушек ни касались авторы, они не забывают о людях, которые внесли неоценимый вклад в развитие района, в тот его облик, который знаком не одному  поколению москвичей. Не случайно отдельный раздел книги посвящен памяти участника Великой Отечественной войны  полковника в отставке Федора Ерастова, который оставил после себя парк Победы в родном районе, парк, которому  в память этого человека присвоили его имя. Это благодаря его инициативе близлежащий пустырь превратился в цветущий сад — по его призыву бывшие однополчане привезли сюда около 600 саженцев лип и кленов, которые со временем неузнаваемо изменили облик этого места, ставшего одной из любимых зон отдыха местных жителей.

Я не случайно пересказал эту историю. Меняется облик нашего города, меняется  облик и Новых Черемушек, а наступающая на старые постройки эра реновации  вскоре изменит его до неузнаваемости. И здесь невольно возникает вопрос, ответ на который, собственно, и постарались дать авторы книги — как лучше сохранить в памяти поколений историю района, без которой трудно представить жизнь последних десятилетий нашей столицы. Поэтому они и  призывают москвичей последовать их примеру и поискать не только в домашних архивах фотографии и другие свидетельства, касающиеся  истории района, но и обратиться к своей памяти. Обратиться, чтобы в том или ином виде оставить для своих детей и внуков, проще говоря для истории, страницы черемушкинской летописи. Чтобы продолжить повесть о старой любви.

Михаил Стоянов.