Вы здесь
Главная > #ЛЕГЕНДЫ > КТО ПЕРВЫМ УСТАНОВИЛ ЗНАМЯ НА РЕЙХСТАГЕ

КТО ПЕРВЫМ УСТАНОВИЛ ЗНАМЯ НА РЕЙХСТАГЕ

К сожалению, мало кто знает, что первыми пробрались к Рейхстагу и установили над ним красное знамя лейтенант Рахимжан Кошкарбаев и красноармеец Григорий Булатов. Они были представлены к званию Героев Советского Союза, но их фамилии вычеркнули из представления. Кошкарбаеву в 1999 году присвоили (посмертно) звание Народного Героя Казахстана. А  Григорий Булатов, несмотря на многочисленные обращения общественности, так и не стал Героем России. И вот теперь – появился неожиданный знак признания официальной Россией этих героев Великой Отечественной войны.

 На официальной странице Министерства иностранных дел РФ в Instagram появился пост: «Среди первых героев, поднявшихся по ступеням Рейхстага, были 20-летний лейтенант Рахимжан Кошкарбаев и 19-летний красноармеец Григорий Булатов. Бойцы имели при себе самодельное Знамя – флагшток с простым алым полотном. Согласно журналу боевых действий 150-й дивизии, в 14.25 они по-пластунски подползли к центральной части здания и на лестнице главного входа поставили красный флаг. Это было первое из знамен, водруженное над Рейхстагом воинами-освободителями».

Instagram МИД

Многое здесь непонятно. Почему в Instagram? Почему именно МИД?

Это что, косвенное признание общей официальной вины одним из ведомств федеральной власти? Косвенное, потому что Министерство обороны и  комиссия при президенте РФ по госнаградам на многочисленные обращения общественности отвечали, что не находят оснований для награждения Григория Булатова званием Героя России.

(«Московская правда» не раз писала о подвиге Кошкарбаева и Булатова, в частности, в прошлогоднем большом цикле очерков «Как штурмовали Рейхстаг».)

 Знамя Победы из чехла от немецкой перины

Мой старший друг и учитель Василий Ефимович Субботин прошел войну от первого дня 22 июня 1941 года до 2 мая 1945-го – дня окончания боев в Рейхстаге. Он привез из Берлина маленький квадратик плотной красной материи – от чехла перины из разбомбленного немецкого дома. И поместил его в застекленную рамку вместе с газетными вырезками своих стихотворений, в том числе самым известным — «Бранденбургские ворота», написанным в Берлине в мае 1945 года и вошедшим потом в поэтические антологии:

Не гремит колесница войны.

Что же вы не ушли от погони,

Наверху бранденбургской стены

Боевые немецкие кони?

Вот и арка. Проходим под ней,

Суд свершив справедливый и строгий.

У надменных державных коней

Перебиты железные ноги.

Этот квадратик красного тика — частица первого флага на Рейхстаге, который 30 апреля установили командир взвода разведки лейтенант Рахимжан Кошкарбаев и красноармеец Григорий Булатов. Сейчас реликвию хранит внучка В. Е. Субботина Мария Баскова.

Вырезка из газеты и частица первого флага, установленного над Рейхстагом

Из дневников старшего лейтенанта Субботина

«Май 3. Записываю наспех, как и все в эти дни… Возвращаюсь еще раз к тому, что происходило все эти дни и в рейхстаге, и на подступах к нему…

За плитой вывороченного из набережной асфальта лежит боец со смуглым лицом. Это – Рахимжан Кошкарбаев, командир взвода. Партийная комиссия, заседавшая днем раньше в «доме Гиммлера» (так называли наши солдаты здание министерства внутренних дел, напротив Рейхстага – С. Б.) приняла Кошкарбаева в партию. Может быть, поэтому комбат Давыдов вызвал к себе именно его, Кошкарбаева, передав ему кусок красной материи, один из флагов…

Лейтенант Рахимжан Кошкарбаев, молоденький солдат Григорий Булатов, а за ними и другие выскочили из окна первого этажа «дома Гиммлера» на площадь, на которой стоял рейхстаг. Флаг, который был дан комбатом, лежал теперь на груди, под фуфайкой у Кошкарбаева. Короткий бросок вперед, после которого пришлось залечь. Оглянувшись, Кошкарбаев увидел, что огонь отсек остальных, что они остались одни с Булатовым. Двое других солдат его взвода, Сангин и Долгих, были тяжело ранены. И тем не менее, по мере сил они продолжали продвигаться вперед, пережидая огневые налеты, пока им не удалось подобраться к мосту через забаррикадированный брусьями и железнодорожными рельсами ров. Здесь, спустя какое-то время, к ним присоединились разведчики из разведвзвода их полка…

Когда они подбежали к рейхстагу, к его подъезду, Кошкарбаев, обхватив Булатова за ноги, поднял его и сказал ему: «Ставь!». И как они установили его, этот свой самодельный, импровизированный, солдатский флаг, сунув  древко его в одну из бойниц этих заложенных кирпичом окон. И как этот флаг был потом перевешен, перенесен на крышу рейхстага теми же разведчиками из их полка. И еще о том, как спустя какое-то время другие красные флажки, первые знаки победы, вспыхнули в окнах и амбразурах всех этажей. И как в те же часы… с заранее подготовленным Военным советом армии Знаменем победы поднялись на крышу рейхстага двое разведчиков другого полка – Кантария и Егоров с лейтенантом Берестом во главе…

Таким был он, длинный этот день 30 апреля, начало и конец его, этого дня.

Обо всем этом на второй полосе нашей дивизионки от З мая под невыразительным названием «Они отличились в бою», правда, очень крупно набранная, напечатана была моя, более чем краткая информация:

«Родина с глубоким уважением произносит имена героев… Об их выдающемся подвиге, – говорится в заметке, – напишут книги, сложат песни. Над цитаделью гитлеризма они водрузили знамя победы.

Запомним имена храбрецов: лейтенант Рахимжан Кошкарбаев, красноармеец Григорий Булатов. Плечом к плечу вместе с ними сражались Провоторов, Лысенко, Орешко, Пачковский, Бреховецкий, Сорокин».

Газета «Воин Родины», 03.05.1945

Из рассказа лейтенанта Кошкарбаева

«Григорий Булатов все спрашивал: «Что мы будем делать, товарищ лейтенант?» Мы лежали с ним возле рва, заполненного водой. «Давай поставим свои фамилии на флаге», – предложил я ему. И мы химическим карандашом, который у меня оказался в кармане, тут же, под мостиком лежа, написали: «674 полк, 1 б-н». И вывели свои имена: «Л-т Кошкарбаев, кр-ц Булатов». Мы тут пролежали до темноты. Потом началась артподготовка, и с первыми же выстрелами ее мы подбежали к рейхстагу. Я поднял Булатова, придерживая его за ноги, и тут на высоте второго этажа установили флаг…»

В Берлине у Рейхстага. М. Кантария, М. Егоров, Р. Кошкарбаев, С. Неустроев

Награда обошла Героев

Кошкарбаева и Булатова первыми представили к званию Героев Советского Союза – 6 мая.

Но наградили их лишь орденами Красного Знамени.

Почему им не присвоили звание Героев Советского Союза? Есть лишь предположения.

Первое. Девяти дивизиям были розданы знамена Военного совета 3-й ударной армии. Дивизия, которая выйдет на Рейхстаг, установит там Знамя Победы. А флаг Кошкарбаева и Булатова был «не организованный», самодельный, да еще из чехла немецкой перины.

Второе. Донесение о флаге Кошкарбаева и Булатова полетело наверх как молния. Командующий 1-м Белорусским фронтом Жуков днем 30 апреля (!) выпустил приказ: «Войска 3-й ударной армии генерал-полковника Кузнецова, продолжая наступление, сломили сопротивление противника, заняли главное здание Рейхстага и сегодня — 30.4.45 г. в 14:25 подняли над ним наш советский флаг».

А Рейхстаг по-прежнему удерживали немцы. Наши атаки были отбиты.

Но донесение-то уже ушло Сталину. Совинформбюро сообщило! На весь мир. И когда выяснилось, что Рейхстаг еще не взят, что за Знамя Победы приняли самодельный флаг, Жуков, командарм Кузнецов и другие, наверно, испугались. Вот этот испуг, возможно, и сыграл свою роль в награждении Кошкарбаева и Булатова.

В корпус, в дивизии полетел приказ: немедленно установить! Комдив Шатилов требовал от комполка Зинченко: «Любой ценой водрузить флаг хотя бы на колонне парадного подъезда! Любой ценой!»

Комбаты, выполняя приказ, отправляли одиночек-добровольцев с флагами.

Никто не добежал, все погибли. От «дома Гиммлера» до Рейхстага – 360 метров площади, насквозь простреливаемой пулеметами. 360 метров смерти.

И только около девяти вечера рота старшего сержанта Сьянова ворвалась в Рейхстаг.

Ошибка в донесениях, в приказе и в мемуарах Жукова

Бывают ошибки и в военных донесениях. От штаба дивизии и до штаба фронта.

Из журнала боевых действий 150-й Идрицкой стрелковой дивизии:

«В 14:25 30.4.45г. лейтенант КОШКАРБАЕВ и разведчик БУЛАТОВ 674 сп по-пластунски подползли к центральной части здания и на лестнице главного входа поставили красный флаг». (Центральный архив министерства обороны, ф.380сп, оп.326172, д.1)

Командующий 1-м Белорусским фронтом маршал Жуков в 15.00 выпустил приказ: «Войска 3-й ударной армии… заняли главное здание Рейхстага и сегодня — 30.4.45 г. в 14:25 подняли над ним наш советский флаг».

Но на самом деле время установления первого флага, обозначенное в журнале боевых действий – 14.25 – ошибка. Непонятная, даже загадочная.

По свидетельству лейтенанта Рахимжана Кошкарбаева и рядового Григория Булатова, они под огнем, прячась в воронках, за лафетом брошенной пушки, за трансформаторной будкой, во рву с водой, пробирались до Рейхстага 7 часов 30 минут, с 11 до 18.30, и флаг установили в 18.30. Только эта разведчицкая звериная осторожность их и спасла. Многих, очень многих, кто с утра 30 апреля открыто мчался к Рейхстагу, поодиночке или в цепях атакующих, скосили пулеметными очередями.

Вскоре, буквально через минуты, к главному входу прорвалась группа майора Соколовского, следом – бойцы батальонов Неустроева, Давыдова и Логвиненко.

Ошибку со временем – 14.25 – впоследствии подтвердили комбат Неустроев и комполка Зинченко. В поздних изданиях знаменитых мемуаров маршала Жукова при цитировании его приказа от 30 апреля время – «14.25» – снято, убрано, осталось лишь «сегодня – 30.4.45 г.».

Однако по-прежнему сохранились фразы: «В 14 часов 25 минут… была взята основная часть здания рейхстага» и «В 14 часов 25 минут… ворвались в здание рейхстага».

Ошибки почему-то живучи.

Из дневников Василия Субботина

Через 15 лет, в 1960 году, когда в Москву приехали Герои Советского Союза – участники штурма Рейхстага, ветераны 150-й Идрицкой дивизии, писатель Василий Субботин отмечал в дневнике:

«Надо бы отыскать этих ребят – Кошкарбаева и Булатова. Булатова особенно. Он был тогда совсем мальчиком… Молоденький, в пилоточке, небольшого роста парнишка. Гимнастерка была ему мешковата и длинна. Вот этот-то парнишка вместе с тоже очень еще молодым человеком – лейтенантом Кошкарбаевым, казахом, черноволосым, поставил на рейхстаге флаг, который… был первым из водруженных на рейхстаге. Потом, однако, оказалось, что это «знамя» не предусмотренное, «не организованное»…

Пришел к Давыдову, в его батальон, от которого уже мало что оставалось… Кошкарбаев и Булатов, еще не отмывшиеся, не отоспавшиеся еще, не усвоившие еще того, что они сделали, рассказывали, как ставили они свой флаг, чертили на листочке из тетрадки план-схему – площадь перед рейхстагом, дом, из которого они выбирались, и свой путь по этой площади вплоть до колонны рейхстага. Листочек этот у меня сохранился…

Когда мы забрались на рейхстаг [были, помнится мне, Беляев (комсорг 756-го полка старший лейтенант Николай Беляев – С. Б.), Прелов (агитатор полка старший лейтенант Александр Прелов – С. Б.), и, если не ошибаюсь, Давыдов (командир батальона майор Василий Давыдов – С. Б.), других не помню], то именно от этого флага оторвали достаточно большой кусок, разделили между собою. Флаг был такой большой и тяжелый, что даже на высоте рейхстага развевался довольно слабо. Нам пришло в голову… немножко укоротить его, и мы оторвали от него достаточно большой, как уже сказано, кусок, а потом разорвали еще и разделили между собою…

Именно от этого флага (он стоял на крыше, с левой стороны от купола, возле одной из башен) хранится у меня маленький красный кусочек материи».

Памятник Григорию Булатову в Кирове

Трагическая судьба Героя

Особо жестоко судьба обошлась с Булатовым. Конечно, и Кошкарбаев тяжело переживал обиду. Но в Казахстане, благодаря очеркам и книге Василия Субботина, знали о герое, почитали его. Он работал инструктором облисполкома, потом – директором самой большой гостиницы Алма-Аты, На казахском и русском языках вышли его книги «Знамя Победы» и «Штурм». Хотя, конечно, звание Героя Советского Союза и всесоюзное признание – иное дело… Однако, как говорит его дочь Алия, «он никогда не вел себя как обиженный, он жил сегодняшним днем». Умер в 1988 году. В 1999-м Рахимжану Кошкарбаеву посмертно присвоено звание «Народный Герой Казахстана».

А вот судьба Григория Булатова сложилась самым несчастным образом и закончилась трагически. Он остался рядовым работягой, много пил, заглушая обиду. Трижды, на короткие сроки, попадал в колонию (во второй и третий раз – за драку и какое-то мелкое хищение, а с первым случаем история смутная). В поселке Слободском Кировской области у него было прозвище – Гришка-Рейхстаг. Понимать его можно и как полууважительное, и как насмешливое, несмотря на журналы и книгу, где упоминалось его имя. Логика ведь у нас простая: «Если ты герой, то почему не начальник, а сидишь с нами в «Голубом Дунае» и глушишь бормотуху». До последних месяцев он переписывался с командиром и боевым другом Рахимжаном Кошкарбаевым:

«Читал я много газет и даже брошюр, и есть статья в журнале «Новый мир». Ее пишет Субботин. Но ведь это на бумаге только, а где ж наш подвиг, и как он прославлен?..»

«Невыносимо, Рахимжан, когда ко Дню Победы тебе поручают выступить перед трудящимися, а кто-то с места кричит: «Если ты водрузил знамя на стене Рейхстага, то почему у тебя нет Золотой Звезды?»

«В настоящее время работаю на фанерном комбинате «Красный якорь» мотористом на катере, учиться не пришлось, да и жилье даже не позволяет, одна маленькая комната 13 м. Даже дочке некуда поставить кровать… Конечно, обиды неисчерпаемые. Как могло все быть обманом? Я хорошо помню слова Зинченки (командир полка – С. Б.) и остальных офицеров: останетесь в живых и дойдете — получите по золотой звездочке. Мы же выпрыгивали из окна на смерть». (Из окна «дома Гиммлера» – на площадь перед Рейхстагом, простреливаемую насквозь автоматным и пулеметным огнем. – С. Б.)

«Квартиру дали лучше, но неблагоустроенную. Работаю на фанерном комбинате слесарем… Почему нас совсем забывают?»

И последнее письмо, от 12 января 1973 года:

«Жизнь моя не блещет, хвалиться нечем. Я ни на кого не надеюсь больше, когда были нужны – нам обещали. Хотя мы были молоды, нас легко было обмануть. Как получилось, тебе известно. Вот моя обида пожизненно. Я прошу насчет меня не хлопотать. Думаю, бесполезно все и надоело».

19 апреля 1973 года Григорий Булатов покончил жизнь самоубийством.

Сейчас в вятских краях вспомнили о своем герое. В 2010 году был создан фонд его имени, а в городе Слободском в 2005 году, и в городе Кирове в 2015-м, поставлены памятники. Родственники, земляки, сотрудники фонда, журналисты не раз обращались и в администрацию президента, и в Министерство обороны с ходатайством присвоить Григорию Булатову звание Героя России посмертно. Восстановить справедливость.

Тщетно.

И вот – запись, пост на официальной странице Министерства иностранных дел РФ в Instagram о подвиге Рахимжана Кашкарбаева и Григория Булатова. Официальная Россия начала вспоминать о Герое?

Сергей Баймухаметов.

На главном фото: Григорий Булатов (на переднем плане) на ступенях Рейхстага. 3 мая 1945 года. Фотография сделана военным корреспондентом Александром Капустянским

Фото из архива В. Е. Субботина

Добавить комментарий

Loading...
Top