ДЕНЬ ЭКОЛОГА В ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ: ЖИВОТНЫХ МОЖНО ТОЛЬКО ПОЖАЛЕТЬ

Корреспонденты газеты «Московская Правда» провели День эколога на одном из островов Московского моря.

По волнам моей памяти

Июнь — это не только начало долгожданного лета и загородных дачных поездок из душного мегаполиса, но и сезон массовых отпусков.

К сожалению, пандемия внесла свои коррективы в наши летне-отпускные мероприятия, особенно для тех, кто привык отдыхать на зарубежных курортах. Но не стоит забывать о нашей родной природе, ни с чем не сравнимой среднерусской полосе.

Корреспонденты «Московской правдв» стали перебирать туристские маршруты, проходящие в радиусе 100 км от Москвы, чтобы с пользой провести первые летние выходные.

Как тут не вспомнить про нашу красавицу-кормилицу, матушку-Волгу, воспетую писателями, поэтами и художниками разных времен.

Остановились на водном маршруте по акватории Московского моря в Тверской области, недалеко от Завидовского лесничества. Тут десятки больших и малых островов, лесных проток, тихих заводей, поросших ирисом, кубышкой и лилией, вдали от основной волжской судоходной артерии.

Справка

Московское море в Тверской области. Образовано в 1937 году в результате строительства канала «Москва-Волга. Одно из популярных мест отдыха москвичей и местных жителей. На берегах и островах водохранилища расположены десятки санаториев и баз отдыха, которые за год посещают 2,5 миллиона отдыхающих.

Это настоящий рай для гнездования десятков видов различных птиц и околоводных животных, с которыми мы и решили поближе познакомиться, ведь поездка в заповедную Тверскую мещеру совпадала с Днем Эколога, который отмечается у нас в стране 5 июня начиная с 2007 года и совпадает с международной экологической датой — Всемирным днем окружающей среды.

День эколога в России отмечается с 2007 года

Решили путешествовать на туристских байдарках. Вопрос — каких? В нашем распоряжении целая флотилия: два каяка, одно большое каноэ, и двухместная каркасно-надувная байдарка.

Алина настаивала на одноместных каяках. Мол, легонькое, маневренное, гребешь одна, и никто, тебе не мешает наблюдать за природой.

Я был против каяков, потому как знал эти места чуть ли не с детства, когда ходил с отцом под парусами на самодельном катамаране еще в начале 80-х годов по этим заповедным местам.

На больших, многокилометровых плесах, даже небольшой ветерок и волна может раскидать наши маленькие каяки в разные стороны – иди, ищи потом друг друга. А если свяжем наши суденышки вместе, то понесут нас волна и ветер по своему усмотрению, не дай бог на судоходный фарватер!

Нет, только двухместная байдарка, желательно оборудованная вспомогательным, небольшим парусом. Например, легко управляемым, простым гавайским, площадью не более 1,5 кв. метра.

При его наличии, даже при боковом ветре, мы «свистанем» большие плесы, так, что, только вода за кормой бурлить будет. Классно ведь!

Отправляясь в путешествие по Московскому морю, то бишь Иваньковскому водохранилищу, неплохо оборудовать свою байдарку вспомогательным парусом

Немного пораздумав, Алина все же согласилась «сгулять» под парусом, мол, даже если не «поймаем» попутный ветр, будем проходить плесы рано утром или вечером, после заката солнца, по тихой воде.

Накануне Дня эколога выехали пригородной электричкой из Москвы на станцию Редкино, откуда обычно начинают водные путешествия туристы на своих разборных парусных лодках и катамаранах.

Вещичек получилось у нас кило под сорок. Судите сами: байдарка, весла, гидрокостюмы, палатка, спальники, примус с газовым баллоном, набор походной посуды для приготовления еды, фотоаппаратура, запас еды почти на три дня, парус и, что немаловажно, запас питьевой воды 10 литров в двух пластиковых бутылках (волжскую воду применять для приготовления пищи нельзя).

Местный таксист Игорь окинув опытным взглядом наш походный скарб, деловито «раскидал» его по багажному отделению и салону. Видно было, что возит самодеятельных туристов-водников от станции до причала МФТМ «Волга» не в первый раз.

Вот и матушка-Волга!

Когда же я был тут последний раз? Дай бог памяти, году 83-м, когда освещал соревнования по разборному парусному туризму для нашей «Мосправды».

Много с того времени воды из Волги в Каспий утекло. Но берега все те же!

Пока собирал байдарку, Алина раскидала вещи по гермоупаковкам, а фототехнику — по специальным водонепроницаемым боксам. Заварила на примусе чай и нарезала бутерброды на перекус перед началом нашего водного путешествиям.

— Парус можешь не ставить. Ветерок встречный. Волна с барашками бежит, — одевая гидрокостюм для подводного плавания с ехидцей заметила Алина, — приготовься веслом в две лопатки часика 2-3 помахать.

Судоходный фарватер пересекли довольно быстро, а вот когда вышли на большой плес, тут-то и пришлось побороться со встречным ветром и волной. Не то чтобы до седьмого пота, все-таки был не малый опыт хождения по волнам Эгейского и Адриатического морей на специальных морских пластиковых каноэ, которые брали на прокат, когда путешествовали по греческим островам.

Береговая линия вдалеке очень обманчива. Кажется, вот он желанный берег – рукой подать. Ан, нет, до него километра три, а то и более, да еще ветер назад сносит.

Не то, чтобы вскоре, но паруса, выстроенные в ряд на песчаном берегу все же, показались на горизонте.

Изменил немного курс, спрятавшись кормой за соседней остров. При этом маневре встречный ветер изменился на боковой.

— Свистать всех наверх! Команде ставить паруса!

— Уверен? – немного робко спросила Алина.

— Не спорь со шкипером. Смотрю, по вантам давно не бегала! Медузу мне в глотку! Поднять мачты! (на гавайском парусе их две, V-образной формы. Натянуть шкоты! Идем голфлиндом! (боковой ветер 90 градусов относительно курса судна).

Не сразу, но Алина выполнила все мои команды. Пошли к береговому пляжу со скоростью 7-8 узлов (15 км/ч). Аж вода за кормой забурлила.

— Ух, ты! Ну, вообще! Летим!!! – восторгу Алины не было придела.

— То-то, салага! Якорь мне в печень!

Буквально через пару минут наш маленький парусник, шурша килем о песок, плавно остановился.

Даже при боковом ветре на гавайском парусе можно развивать довольно приличную скорость и быстро проходить обширные плесы, экономя силы и получая при этом массу положительных эмоций.

Помог Алине сложить парус и убрать на борт.

-Ну, как впечатления?

— Я не Элочка-Людоедка, но скажу ее словарным запасом: «Блеск»!

Подайте «рублик» на новую яхту

На берегу к нам подошел дяденька лет пятидесяти пяти в синей футболке с логотипом «Парусный остров».

Поздоровались.

— Вы на соревнования? – спросил он.

— Нет. Мимо проходили. Увидели паруса. Остановились. А что за соревнования?

— Московская парусная регата. Можете остановиться. Посмотреть. Заплатите стартовый взнос 500 рублей и еще 700 рублей за проживание на острове. У нас благотворительная регата. Итого 1200 рублей с человека за сутки.

Честно говоря, от такого заявления мы немного растерялись. Но надо же что-то ответить на такой выпад в адрес простых туристов.

— Насколько, я понимаю, 500 рублей — это стартовый взнос за участие в вашей регате. Но мы не собираемся в ней участвовать. У нас судно совсем другого класса. Это во-первых. Во-вторых, за что 700 рублей с человека? Назовите перечень предоставляемых услуг, ну там утренний кофе в мою палатку, официантка в гидрокостюме а ля бикини или ужин из местных мидий с белым вином? Не отказались бы и от запеченного карпа в сметане на углях…

«Синяя майка» — так мысленно окрестил про себя этого нахального дядьку — начал нести полный бред. Например, поведал, что только один «мачтовый блок» (шайба с колесиком) для его парусного катамарана стоит 2500 рублей.

— Да хоть миллион пусть стоит вся ваша посудина, — не выдержала Алина, — мы тут с какого боку? Чтобы оплачивать вашу «развлекуху» на водной глади?

Настроение от первой встречи, вроде как с нашим братом-туристом, испортилось. Через пару минут взяли курс на соседний остров.

Нас встретил приветливый невысокий пожилой мужчина. Мой тезка. Тоже Андрей.

— Пойдемте покажу, где лучше поставить палатку. Место шикарное. Вечером видно, как солнышко в воду падает. Вид потрясный.

— За эту красоту нам платить не нужно? – на полном серьезе спросила Алина, которая, видно, еще не отошла от предыдущей встречи со странным дядькой на соседнем острове.

— Хорошая шутка, — улыбнулся наш новый знакомый, — живите сколько хотите. Единственное условие — не разводить костер и мусор с собой увезти на «большую землю», а также соблюдать тишину после одиннадцати вечера.

Другой разговор. Все по-людски.

На островах Московского моря запрещено разводить костры. За этим следит специальный авиаотряд. Два раза в сутки вертолет облетает всю акваторию. Туристы готовят пищу только на газовых примусах или походных плитках

А закат действительно был прекрасным. Высокий песчаный берег. Сосновый бор. У воды — заросли ивы, в которых поет соловушка, а в воде, у самого берега, в наступающих сумерках плещутся большие рыбины. Видно, судак или щука гоняет на отмели малька.

Какой Египет или Турция! Вот она, наша русская сторонушка. Матушка-Волга.

Вечерней закат на Волге. Не нужен нам берег турецкий, чужая земля не нужна

Птичку жалко

Утром, как только рассвело, на заливе был полный штиль Алина спустила на воду байдарку и загрузила в носовой отсек фотокамеры, термос с кипятком и обычный перекус в походных условиях.

Понял, что уходим надолго.

Алина готовит нашу лодку к путешествию по заповедным протокам Московского моря. Ради птиц и зверей, которых охраняет почти тридцать лет в своих лесных угодьях в Московской области, готова вставать с первыми лучами солнца

— Сегодня я командую. Пока ты спал, как сурок, в бинокль заметила двух самцов серой цапли на противоположном берегу.  Самцы делили территорию. Пошли, посмотрим поближе, чем дело кончится.

Когда мы наблюдаем за жизнью птиц и зверей в заповедных местах, то почти не разговариваем, общаясь между собой только жестами

До протоки, где Алина засекла серых цапель, дошел по тихой воде за несколько минут.

— Вот он, – перешла на шепот Алина, — красавчик! Отверни от него нос лодки. Вроде, как мимо идем, и он нас совершенно не интересует.

Достала фотоаппарат. Прицелилась куда-то вдаль. Как ни вглядывался, ничего не вижу. Какой такой «цапель»?

Ба, да вот же он стоит, «по колено» в воде, на отели, в зарослях еще не высокого молодого тростника. Выцеливает добычу.

Удар длинным клювом — и мелкая рыбешка проглочена.

Цапля вышла из своего укрытия. Увидела — вернее, увидел — нашу лодку.

Алина делает несколько снимков, показывает жестом — мол, уходим назад в залив, чтобы не пугать и не портить охоту птице.

Большая серая цапля. Занесена в Красную книгу. Очень осторожная и пугливая птица. Пока самка сидит на яйцах, самец охотится на мелководье за рыбой и лягушками. Ему сейчас нужно больше корма. Вернувшись на гнездо, он будет кормить самку

Находим еще одну протоку. Идем по ней. Мой «матрос-орнитолог» листает на фотокамере отснятые кадры, а в это время по правому борту плывет ондатра в метре от лодки. Возвращается зверюшка с ночной охоты. Нырнула, без единого всплеска, даже кругов на воде не оставила. Вынырнула в метрах пяти по курсу. Вылезла на прошлогодний сухой камыш и осмотрелась. Увидела нас, снова нырнула. Больше мы ее не видели.

В зарослях стрелолиста и только что распустившегося желтого ириса «запела» лягушка. Солнышко взошло. У самой воды появились стрекозы. У них сейчас самое время для брачного сезона. Желтую деку нашей байдарки они воспринимают, как большой «цветок» ириса. Развлекаются по полной программе.

Околоводное растение ирис. В их зарослях очень любят устраивать свои брачные игры стрекозы. Потом стрекоза отложит тысячи оплодотворенных яичек прямо в воду, из них вылупятся личинки стрекоз. 99 процентов будет съедено рыбами и другими обитателями водоема. Но даже одного процента выживших стрекоз достаточно, чтобы в экосистеме водоема сохранялось биологическое равновесие

Алина считает краснокнижных чаек: черноголовая, сизая…   Делает записи в своем орнитологическом блокноте.

Небольшой перекус на воде, не выходя из лодки. По водной глади пробегает первая дневная рябь. Пора «домой». Ветерок попутный.

Ставим парус. Поехали. Сначала медленно, потом все быстрее и быстрее. А уж когда на плес вышли — полетели стрелой! Только веслом, которое использую как шверт, успевай ворочать, чтобы не потерять попутный ветер.

Парусные катамараны. При попутном ветре наш сравнительно небольшой гавайский парус ничуть не уступает сложному парусному вооружению этих туристских судов

Остаток дня прошел в обычной походной неспешной суете.

Алина наблюдала за птицами, живущими на нашем острове. Нашла гнездо большого пестрого дятла в дупле старой сосны. Близко подходить не стала, чтобы не пугать самочку, сидящую на яйцах.

Очень сожалела, что не взяла с собой фотоловушку, которую можно было бы поставить на движения птицы у гнезда.

Вечером на суше осваивала работу с нашим парусом. Ходить под парусом ей очень понравилось.

Алина Федорова осваивает «азы» хождения под гавайским парусом. А вечером считает певчих соловьев на нашем острове

Ночью, на соседнем острове, отделенном он нашего всего небольшой заросшей протокой, начался «праздничный салют», крики и вопли. Народ приехал на природу отдыхать. Ну как же без шума и выстрелов. Красиво же!

— Птицы на гнездах сидят, а тут грохот на всю округу. Что за люди?! Не могут понять, что в гостях они. — возмущается Алина. — Пришли в чужой лесной дом, где птицы и звери живут, а ведут себя как не знаю кто…

Только под утро стрельба салютов разной мощности утихла. Кончились «боеприпасы».

Еле сдерживая слезы обиды за бестолковых отдыхающих людей, Алина сказала, что гнездо большого пестрого дятла самка покинула. Отложенные и уже насиженные яйца теперь пропадут.

Брошенное гнездо Большого пестрого дятла. Птицы покинули насиженную кладку, испугавшись стрельбы салютов, больше похожей на артиллерийскую канонаду

Сколько погибло только за одну ночь по вине не грамотных людей так и не появившихся на свет птенцов разных птиц, определить невозможно. Десятки, сотни, тысячи… кто подсчитает?

— Много еще предстоит работы по ликвидации экологической безграмотности населения, — рассуждала сама с собой Алина, когда мы возвращались в Москву, — ведь стоят аншлаги на многих островах: «Охота без лицензии запрещена». И никто не палит.  Явных браконьеров сейчас практически нет. Не те времена. А вот режим тишины, особенно в конце весны и начале лета, не соблюдается. А почему? Да потому, что многие люди даже не могут предположить, что в лесу не нужно орать, как потерпевший, а уж тем более запускать салюты и стрелять всякой пиротехникой. Элементарно не знают пагубных последствий для окружающей среды от своих необдуманных действий.

Думаю, если это объяснять постоянно и регулярно, то нормальные люди, а я уверен, таких подавляющее большинство, поймут и будут вести себя в лесу адекватно.

Длиннохвостая синичка. Очень редкая птичка. Занесена в красную книгу

Давно пора отвечать не только за тех, кого приручили, но и за тех, кто живет рядом в дикой природе.

Андрей ФЕДОРОВ.

Фото автора, Алины Федоровой и из открытых источников.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x